Премия Рунета-2020
Новосибирск
+32°
Boom metrics
Общество24 апреля 2019 10:15

Отменили сотни операций! Клиника имени Мешалкина заявила, что из-за «дела Покушалова» не может спасать детей

Глава медицинского центра Александр Караськов считает, что после уголовного скандала с госзакупками от больницы отвернулись поставщики. Но так ли это?
Заместитель руководителя клиники Евгений Покушалов сейчас находится под домашним арестом. Фото: https://meshalkin.ru/

Заместитель руководителя клиники Евгений Покушалов сейчас находится под домашним арестом. Фото: https://meshalkin.ru/

В новосибирской клинике имени Мешалкина, где лечат людей с сердечными патологиями, переносят операцию за операцией. В редакцию «КП» - Новосибирск» попал официальный отчет директора медицинского центра Александра Караськова о крайне сложной ситуации в больнице. Доктор пишет, что по состоянию только на конец марта была перенесена госпитализация более 700 человек, в том числе 110 детей с врожденными пороками сердца.

КЛИНИКА ПРЕДУПРЕДИЛА ОБ «УВЕЛИЧЕНИИ ЛЕТАЛЬНОСТИ»

«В Центре прогнозируется дефицит в объеме 2 - 3-месячной потребности в медицинских расходных материалах. Отмена госпитализации на 2 - 3 месяца неизбежно приведет к резкому увеличению летальности среди пациентов с тяжелой патологией».

В документе говорится, что во всем виноваты госзакупки. Поставщики отвернулись от клиники.

«Усугубили ситуацию с поставками медицинского расходного материала сообщения в прессе, - пишет Караськов, - вследствие которых поставщики отказались предоставлять Центру коммерческие предложения».

После скандала вокруг госзакупок были перенесены сотни операций.

После скандала вокруг госзакупок были перенесены сотни операций.

Речь идет о громком деле, которое освещают и местные, и федеральные СМИ: зама Караськова - Евгения Покушалова задержали по подозрению в махинациях на госзакупках. Цена вопроса - больше миллиарда рублей. По версии следователей, сумму, которая кажется просто астрономической, увели из бюджета за три года (2015 - 2018). Топ-менеджера сначала арестовали, но 15 апреля отпустили из СИЗО под домашний арест. И кто бы мог подумать, что шумиха вокруг «дела Покушалова» сказалась на ни в чем не повинных пациентах?

Тем более что, по информации «КП», после ареста Покушалова цена контрактов резко снизилась, как минимум на 15 процентов. А на официальный запрос «Комсомольской правды» клиника имени Мешалкина сообщала следующее: «Арест Покушалова не отразился на лечебной деятельности Центра, учреждение продолжает работать в штатном режиме». Так виноваты ли в сорванных контрактах СМИ и следствие?

БОЛЬШИЕ АУКЦИОНЫ НЕ ДЛЯ МАЛЕНЬКИХ КОМПАНИЙ

«Комсомолка» нашла одного из бывших сотрудников Центра, который на анонимных условиях рассказал, как проходили поставки в клинику.

- В конце года собирались заявки от лечебных отделов, из серии «чтобы пролечить такое-то количество больных, нам нужны такие-то и такие-то материалы». Все заявки суммировались, после чего формировалась техническая документация для конкурсов. И тут появляется пространство для манипуляций. Как можно сформировать лоты? Можно выставить 154 лота - нужны условные хирургические перчатки (лот № 1), бинты (лот № 2), скальпели (лот № 3) и так далее. Это все продукция разных производителей, и у каждого из них большое количество официальных дистрибьюторов. А можно разные товары объединить в один лот. При таких условиях фирма - поставщик скальпелей никак не сможет участвовать в конкурсе, ведь у нее нет бинтов и перчаток, - приводит пример наш собеседник.

Получается, участвовать в крупном аукционе может позволить себе не каждый.

- Если бы они проводили не один большой аукцион, а сформировали бы много процедур, как делают все медицинские учреждения, то в конкурсах было бы больше одного-двух участников. Была бы честная конкуренция, цена была бы снижена, в чем и заключается суть госзакупок. Но почему-то клиника не хочет этого делать. Вероятно, боятся, что поставлять будет не знакомая компания, а кто-то неизвестный, - предполагает наш эксперт. - Сейчас медицинский рынок перенасыщен, нет уже какого-то уникального расходного материала, уникальных медикаментов. Есть множество фирм с продукцией аналогичного качества - бери и выбирай. Конечно, есть исключения, единичные биопротезы, которые покупаются только у одного поставщика, но это редкость, и речь сейчас идет не о них. То, что клиника не может найти поставщиков, разделить лоты, говорит о том, какую задачу решает отдел закупок, который так формирует техническое задание. Почему-то проблем с поставщиками не возникает у таких же или более крупных национальных медицинских центров, таких как Национальный центр сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева или Национальный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова. На самом-то деле таких федеральных медицинских центров, как клиника имени Мешалкина, много. Рядом с Новосибирском, например, есть подобные учреждения в Томске и Красноярске. Много операций делают на базе региональных учреждений. В Новосибирской областной больнице и Первой городской, например, проводят стентирование. На базе кардиодиспансера выполняют операции на открытом сердце и по поводу нарушений ритма сердца. И там перебоев с поставками нет, - обращает внимание наш собеседник.

Памятник Евгению Мешалкину у здания клиники.

Памятник Евгению Мешалкину у здания клиники.

КАК ФОРМИРУЮТСЯ «ПРИДВОРНЫЕ» ФИРМЫ

Директор одной из новосибирских медицинских компаний Татьяна Франк подтвердила «Комсомолке», что клиника имени Мешалкина не доступна мелким поставщикам из-за очень крупных лотов. Есть и другая проблема - по словам предпринимательницы, часто технические задания составлены так, что им соответствует продукция конкретной фирмы.

- Свежий пример: если бы заказчик написал в заявке так: «Коронарный стент с антипролиферативным покрытием Promus Element или эквивалент», то поставщик аналогичных изделий мог бы предложить не только Promus Element, а какой-то другой стент, возможно гораздо дешевле оригинального, но соответствующий по функциональным характеристикам оригиналу, - говорит Татьяна Франк. - В этом случае потенциальных предложений было бы гораздо больше. Но клиника указывает четкие технические параметры, не указывая наименование изделия. И несоответствие хотя бы одного из параметров позволяет заказчику отклонять предложения, сужая тем самым круг участников аукциона. При этом параметры явно прописаны под конкретную фирму. Моя организация лет пять-шесть назад активно занималась участием в закупке стентов и сопутствующих инструментов. Имела достаточно широкий круг контрактов по всей России. И могу сказать, что среди учреждений здравоохранения очень много добросовестных заказчиков, которые действительно заботятся о своем бюджете, позволяя широкому кругу участников делать им предложения. Но, к сожалению, в большинстве своем заказчики идут по пути, описанному выше. И, прикрываясь законом, очень умело создают условия, при которых формируются свои, «придворные» компании. Абсолютно убеждена, что академик Евгений Николаевич Мешалкин, чьим именем названо учреждение, никогда бы не допустил подобного в своем центре. Я не была знакома с ним лично, но мои друзья, которые были его учениками, уверены, что целью этого легендарного врача и руководителя была помощь больным людям, а не набивание карманов сотрудников за счет государства.