Премия Рунета-2020
Новосибирск
-15°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
19 октября 2021 16:42

«Это пацан, а не мимоза!»: мать третьеклассника встала на защиту мужа, которого обвиняют в истязании мальчика

Однако в школе считают, что отца надо посадить
Отец воспитывал сына в строгости из-за склонности к кражам

Отец воспитывал сына в строгости из-за склонности к кражам

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Мать избитого отчимом девятилетнего ребенка рассказала свою версию событий. Напомним, в Новосибирске 44-летнего мужчину арестовали после того, как его пасынок пришел в школу с синяками. Учителя уверены, что спасли мальчика от отчима-изверга и домашнего насилия. Сейчас его изъяла из семьи опека. Но в квартире с мамой продолжают жить еще двое детей. К тому же женщина беременна четвертым малышом. Она написала большое письмо в КП-Новосибирск, где изложила свою версию событий. Женщина уверена, что арест ее супруга — месть школы. Приводим полностью текст ее письма и мнение по поводу этой ситуации.

«ТЕБЯ БУДУТ БИТЬ, НЕ ПОЖАЛЕЮТ»

— У нас официальный брак, дети с мужем общие. Никаким отчимом он не является (хотя именно так сказано в пресс-релизе СК. — Ред.), фамилия одна. Никто не думает о здоровье ребенка, которого изъяли: в приюте не знают о наличии у него врожденных заболеваний. Мальчик родился с перинатальным поражением ЦНС, ишемией сердца, недоношенностью 3-й степени и другими заболеваниями. Последствием является то, что сын постоянно падает, ему тяжело сохранять равновесие. Все попытки научиться кататься на двухколесном самокате, велосипеде, роликах приводят к падениям, ссадинам и синякам.

Далеко не раз сын попадался на лживости и воровстве. Эти два качества стали проявляться с четырех-, пятилетнего возраста, когда приносил из садика чужие игрушки. Вдвоем с мужем мы разъясняли сыну, что воровство в итоге приведет к тюрьме, а вранье — к тому, что постоянно будут бить. А бьют за провинности жестоко. Мы до всех детей доносим, что за хорошее поведение следует поощрение, а за ошибки и провинности — наказание.

Старшая дочь учится в девятом классе этой же школы, ее начали травить со второго класса. Классный руководитель обсуждала жизнь нашей семьи с родителями, дети переносили все это по-своему на нашу дочь. Они создали группу в ВКонтакте, назвали ее «Кто против Б… — присоединяйтесь». Муж не оставил это без внимания и подходил с этим вопросом к классному руководителю, директору школы. И все в унисон утверждали: «Мы ничего не видели, ничего не знаем». Ребенку марали и драли верхнюю одежду в гардеробе, лили в портфель воду. И опять никто ничего не видел. А классный руководитель сказала: «Школа вообще не обязана учить добру и злу. Школа должна дать знания». Муж тогда просто сказал: «Тогда нам вообще более не о чем вести диалог с подобным мышлением». Учитывая все пакости, муж встречал и провожал дочь в школу до пятого класса. И директор, увидев его в фойе школы, однажды спросила: «Долго ты еще будешь ее пасти? Она уже взрослая, а ты все провожаешь ее до школы». На что получила достойный ответ: «Раз школа не может обеспечить психическое и физическое спокойствие моего ребенка, я буду это делать столько, сколько посчитаю нужным, пока она не сможет постоять за себя». Одно могу сказать: сейчас дочь уже может постоять за себя. В мае 2021 года дочь пришла в школу, а одноклассники ей заявили: «О, а мы уже думали, что ты сдохла давно». Хорошая подача? Вопрос к школе: а что вы сделали за 7 лет, чтобы это пресечь? Поговорили, пальчиком погрозили? Помогло? Или от безнаказанности все «хорошее» окрепло и развилось в беспредел?

И вот в школу пошел средний сын. Безусловно, и здесь не все было гладко, да это и нормально, когда ты живешь жизнью детей, когда ты озабочен тем, чтобы никто не посмел их обидеть, унизить. В первом классе учитель заметил, что сын что-то нервно прячет в карман. Выяснилось, что это 50 рублей и он их украл. Муж настаивал, чтобы ребенок при всем классе извинился перед одноклассником, вернул деньги и пообещал более никогда это не делать. Но завуч сказала, что это жестоко, и деньги вернули в кабинете завуча тет-а-тет. Одноклассники стали травить сына, называть мелкой крысой, лишний раз норовили толкнуть, отодвинуть в сторону. Порой он бегал с мальчишками, падал, ударялся. Судя по рассказам сына, я поняла, что над ним подсмеивались исподтишка. Дома это выливалось в то, что он нервничал, психовал, не хотел делать уроки. Мы с мужем приходили к директору, просили обратить внимание на эти моменты и на поведение учителя, понаблюдать за сыном, чтобы успеть вовремя все пресечь и не дать развиться большим проблемам. Тогда директор заявила: «Ой, ваш сын очень проблемный мальчик. Все, о чем он говорит, надо подвергать большим сомнениям. У вас очень хороший и внимательный педагог, а вот сын такой, за которым нужен глаз да глаз». И обращаясь к мужу: «Если бы он тебя хоть маленько побаивался, он ничего подобного не делал бы».

Дети всегда берут с собой легкий перекус с чаем, и у сына его неоднократно забирали. А он просто не может постоять за себя, как и старшая сестра в младших классах. Школа опять ничего не видела. А сын приходил и говорил: «У меня опять все забрали. Они просто толпой налетели и начали — «дай, дай». Просто когда я им говорю, что не дам, они меня еще и жадиной называют». К чему это все? Педагогический коллектив не устраивает постановка вопросов, с которыми приходит муж. Нам говорят: «Не нравится — поменяйте школу». Муж говорил: «Проблемы надо решать, а не бегать от них».

И последней каплей стало то, что из дома пропали ценные вещи. Об их месторасположении знал только средний сын. Муж сказал об этом в школе: возможно, сын в школу принес, хотел откупиться, чтобы не дразнили, не унижали. Безусловно, в ответ «никто ничего не знает, никто ничего не видел». После этого сразу же последовало «отчисление из школы» (речь о том, что опека поместила ребенка в специальный центр. — Ред.).

Проблемный ребенок, не дай бог что-то всплывет в стенах школы, что недосмотрела. Тем более если выйдет за ее пределы. Гораздо проще сделать изверга из папы, который со своей справедливостью и требованием того, чтобы к его детям относились с уважением и достоинством, уже наскучил учителям и директору. Как высказались завучи, «от проблемы проще избавиться».

ПОЖАЛЕЛ РОЗГИ — ПОТЕРЯЛ РЕБЕНКА

— И теперь о самом главном: о синяках и ссадинах. Отец мог поставить щелбан, подзатыльник, несколько раз сын получил оплеуху — что в этом критичного и криминального? Как уберечь от более тяжелых ошибок в будущем, которые ведут к малолетке, а потом к тюрьме, если разъяснение, объяснение, наказание в углу не помогает? Это пацан, а не мимоза на окне, которой нужны тепличные условия. Это будущий мужик, который обязан в будущем защитить свою семью и своих детей.

Вспомните, на Руси всегда говорили: «пожалел розги — потерял ребенка». А как староверы воспитывали своих чад? Я говорю о жесткости, о справедливости, о том, чтобы ребенку привить, что такое хорошо, а что такое плохо.

У детей есть ролики, самокат, велосипед. Они втроем падают, ударяются, порой дерутся между собой — и остаются следы. Мы их учим: встали, отряхнулись — до свадьбы заживет. Что в этом критичного?

Сейчас старшему (сыну. — Ред.) провели судмедэкспертизу, насчитали 17 различных травм за последние 1 год и 8 месяцев, которые были получены в школе, на прогулке, в драке с сестрой. Один раз муж поставил сыну оплеуху за кражу золота — появился синяк. А потом провел воспитательную беседу с сыном.

— Нравится?

— Нет.

— Обидно?

— Да.

— Больно?

— Да.

— Так вот пойми, сын, что мне тоже очень больно и обидно за то, что мне приходится наказывать тебя и таким образом показывать, что с тобой может быть. Когда ты окажешься один на один с толпой, которая захочет тебя проучить, бить они будут не глядя, как получится. Родители должны радоваться поступками своего ребенка, гордиться его достижениями. Подумай об этом. Мы тебя любим и желаем тебе только добра.

На самом деле это не пустые слова — это ценности нашей семьи. И за что осуждать мужа? За то, что готов был переступить через себя и порой жестко ответить или поставить синяк умышленно? Чтобы ребенок подконтрольно, с последующим разъяснением, почувствовал, каково это?

Наших детей задирали в школе, муж пытался защитить их и указывал учителям на их невнимательность. Теперь с подачи школы и СМИ нас поливают грязью в соцсетях. Муж находится под арестом, ребенка забрали в реабилитационный центр «Виктория». Мы принесли ему игрушки, сладости, он спросил: «А где папа?» А папа в тюрьме. Сын сразу в слезы, его быстро увели, а нас почти выставили за порог.

Сейчас мы ищем адвоката, чтобы изменили меру пресечения для мужа, чтобы ребенка вернули в семью. Я считаю уголовное преследование за подзатыльник незаконным и готова отстаивать это в суде.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Родные защищают отчима-тирана, избившего 9-летнего ребенка в Новосибирске

По словам матери, третьеклассник постоянно воровал и ломал вещи (подробнее)

В Новосибирске отчим истязал девятилетнего мальчика, бросая об пол и стены

Школьные учителя спасли ребенка от домашнего тирана (подробнее)

«В квартире у них висят иконы, живут по правилам домостроя»: учителя новосибирской школы рассказали, как спасали девятилетнего мальчика от отчима-тирана

Мужчину арестовали за то, что тот истязал пасынка, но семья встала на его защиту, а педагогам посыпались угрозы. Корреспондент КП-Новосибирск выслушал все стороны конфликта (подробнее)