Новосибирск
Общество

«Она душит их ремнем и кормит чипсами»: родная дочь просит отнять у матери восьмерых младших братьев и сестер

Девушке уже двадцать лет, и она считает, что жить с такой родительницей, как у нее – хуже, чем в детдоме
Старшая сестра этих ребятишек просит опеку забрать их у родной матери. Фото: Анна ТАЖЕЕВА

Старшая сестра этих ребятишек просит опеку забрать их у родной матери. Фото: Анна ТАЖЕЕВА

В Новосибирске 20-летняя девушка просит опеку лишить мать родительских прав на младших братьев и сестер. У женщины – 10 детей (включая три пары двоен). Ребятишки от разных отцов. Пособий приходит достаточно, но дети живут не в лучших условиях. Их самая старшая сестра говорит, что малыши голодают, а мамаша занимается не их воспитанием, а личной жизнью. «Уж лучше в детдоме», - считает девушка. Вместе с бабушкой она намерена лишить мать родительских прав. В ситуации разбирались корреспонденты КП-Новосибирск.

«МАТЕРИНСТВО В НЕЙ НЕ ПРОСНУЛОСЬ»

Всего в этой семье 10 детей. Старшей – Наде - 20 лет, ее сестрам – 14 и 17, брату – 9. А еще есть три пары двойняшек: им – по годику, по три и по пять лет. Надя говорит, что из целой вереницы отцов известен только один – ее. Семья живет в двухкомнатной квартире.

- Живет за счет пособий и благотворительных фондов, от которых достаются одежда, еда и бытовая химия. Но холодильник на кухне стоит пустым, а малыши голодают, - рассказала КП-Новосибирск Надежда. – Я проживаю не с ними, а в другой квартире, с бабушкой.

Своих бабушку и дедушку по материнской линии Надя называет «мои настоящие родители». С пеленок воспитывали ее именно они, а не родная мама.

В двухкомнатной квартире давно не было ремонта. Фото: Анна ТАЖЕЕВА

В двухкомнатной квартире давно не было ремонта. Фото: Анна ТАЖЕЕВА

Вообще, сначала все говорило, что у Нади будет нормальное детство. Когда мать приехала с ней из роддома, ее ждал ремонт в комнате квартиры родителей.

- Мы поддерживали дочь, как могли. Но материнство в Люде* так и не проснулось. Малышка постоянно плакала, а она ее швыряла, однажды чуть не уморила голодом. Девочка могла разрываться в криках, а она лежала. Говорила, что не выспалась, - призналась КП-Новосибирск Наталья Викторовна, бабушка детей. Та самая, с которой старшая из девочек – Надя - живет.

Отец у Нади – уркаган. К рождению дочки успел накопить шесть «ходок» за грабежи и разбои. Так что не мудрено – он тоже девочкой не занимался.

- Когда мне было полтора года, мать собрала вещи и куда-то ушла. Со мной в тот день дома осталась моя тетя Света, ей тогда было 10 лет. Я плакала, потому что хотела кушать, а Света, потому что не смогла меня накормить. Она пыталась приготовить мне кашу, но у нее не получилось. Собственно обратно мама в квартиру не вернулась, - рассказала КП-Новосибирск Надя.

Девчушку из того кошмара вытащили дед с бабкой: накормили, отмыли. Но тогда они еще верили: вот дочь возьмется за ум, встанет на ноги, придет за малышкой, займется ее воспитанием. Но нет…

«ДО СИХ ПОР ХОДИМ ПО ПСИХОТЕРАПЕВТАМ…»

Люда оказалась любвеобильной. Один ухажер сменялся другим, а у Нади снова и снова появлялись братишки и сестренки. Поначалу мамаша записывала их все на того же отца-уркагана. Но родство не сходится: и начало очередной беременности совпадает с новым сроком брутального папы, и этнические признаки детей – слишком разные.

Вера в то, что мать образумится, пропала, и когда Наде исполнилось 12, бабушка и дедушка тогда официально оформили над ней опеку. А потом забрали и ее младшую сестренку. Сейчас той 17.

- С детства было все не очень хорошо. Она меня постоянно била, потом перешла на младших, - рассказала КП-Новосибирск 17-летняя девочка. - Помню, как она душила сестру, которой сейчас 14. Она сказала, что ненавидит мать и покончит с собо