Премия Рунета-2020
Новосибирск
+1°
Boom metrics
Происшествия27 апреля 2018 2:21

Марку Конькову, убившему новосибирскую школьницу, простили изготовление оружия в колонии

18-летний уголовник смастерил устройство, с помощью которого чуть не покончил с собой. Его спасли и наказывать не стали
Из колонии строгого режима Коньков перекочевал в больницу

Из колонии строгого режима Коньков перекочевал в больницу

Фото: Вадим АЛЕКСЕЕВ

Марк Коньков, получивший срок за убийство 16-летней Карины Залесовой, смог покинуть колонию. Он не вышел на свободу, но оказался в более мягких условиях. Его отправили в лечебно-исправительное учреждение. Иначе говоря, в больницу для заключенных. Условия там - куда комфортнее, чем в колонии.

«Найдено устройство для выстрела»

Коньков, напомним, убил свою знакомую Карину, уговорив прийти к нему на день рождения. В день своего 16-летия он расправился с девочкой с шокирующей жестокостью. Дело сразу стало резонансным из-за исключительной мягкости судьи: на время следствия преступника оставили дома.

Общественные акции, которые прошли в Новосибирске, заставили пересмотреть неправосудное решение, и Конькова отправили в СИЗО. Затем преступнику вынесли приговор - 9 лет лишения свободы. В его возрасте больше 10 лет дать не могут, еще один год суд скинул «от потолка».

Преступник сначала находился в колонии для несовершеннолетних, но затем отправился во взрослую колонию. А вскоре - 20 декабря прошлого года - устроил ЧП.

«20.12.2017 на территории колонии отбывающий наказание за умышленное убийство молодой человек обнаружен с телесными повреждениями грудной клетки. Рядом с ним найдено самодельное устройство, приспособленное для совершения выстрела», - сообщил тогда Следственный комитет, объявив, что проводит проверку.

Преступник убил девочку в день своего рождения

Преступник убил девочку в день своего рождения

Фото: Андрей КОПАЛОВ, Архив «КП»

Наказывать не стали

Как удалось выяснить «Комсомольской правде», Коньков изготовил нечто наподобие пистолета. Сделал из подручных предметов. Сотрудники правоохранительных органов неофициально сравнивают самоделку с тем, что показано в фильме «Брат» - кустарное оружие.

По закону могли возбудить дело по факту изготовления Коньковым оружия, но этого не произошло. Следствие сочло, что устройство, чуть не убившее осужденного, оружием не является.

За свою выходку подросток не получил даже взысканий. На запрос Радио «Комсомольская правда» замначальника областного управления ФСИН Олег Тишечко ответил:

- К дисциплинарной ответственности не привлекался.

Родители преступника скрыли имущество, чтобы не платить по иску

Родители преступника скрыли имущество, чтобы не платить по иску

Фото: Андрей КОПАЛОВ, Архив «КП»

Пролечили на 183 тысячи рублей

Сергей Залесов, отец погибшей от рук Конькова девочки, обескуражен тем, как везет преступнику. Ему, выходит, спустили с рук то, за что, казалось, точно светит еще один срок.

- Если он в тюрьме смог смастерить некий огнестрельный предмет - значит, произошла какая-то ситуация, которая не должна там происходить. И соответственно, он должен понести наказание. Он ведь в любом случае нарушил режим лагеря, - считает Залесов.

Правда, материальные убытки, связанные с лечением Конькова, в ГУФСИН прощать не стали. На сайте Госзакупок вывешен счет на лечение осужденного.

По заказу медсачасти, входящей в систему ФСИН, Конькова пролечила Областная клиническая больница. Цена лечения - 183 700 рублей.

Эти деньги ведомство намерено взыскать с пациента.

- По закону медико-санитарная часть обязана сделать все, чтобы восстановить человека. А вот расходы, которые понесло государство на его лечение, будут взысканы с самого пациента, - объяснил в эфире Радио «Комсомольская правда» Равиль Исрафилов, возглавляющий в областной прокуратуре отдел по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний.

Впрочем, платить по искам Коньков, скорее всего, не намерен. По данным службы судебных приставов, он должен более 1 миллиона 700 тысяч рублей. Это сумма по иску родителей Карины.

Но преступник неплатежеспособен. Он мог бы устроиться в колонии на работу, чтобы очень мелкими частями, но платить. Однако уголовник этого не делает. Сначала обязанность платы по иску была наложена на состоятельных родителей Конькова, но те сумели укрыть имущество и затем переложили бремя на сына, зная, что с него взять нечего.