Новосибирск
Звезды4 апреля 2015 12:18

Андрей Звягинцев: «Запрет «Тангейзера» – это бойкот Конституции»

Автор «Левиафана» заочно примет участие в новосибирском митинге за свободу творчества
Андрей Звягинцев заступился за "Тангейзер".

Андрей Звягинцев заступился за "Тангейзер".

Фото: Вадим АЛЕКСЕЕВ

Опера «Тангейзер» уже – вне репертуара. После громкого скандала новый директор новосибирского оперного театра Владимир Кехман снял постановку.

Но эхо последних событий по-прежнему разносится по городу. 5 апреля в сибирской столице будут держать ответное слово те, кто не согласен с запретом оперы. Пройдет митинг «За свободу творчества». В нем примет участие и режиссер с мировым именем – Андрей Звягинцев. Создатель «Изгнания», «Елены» и «Левиафана» не приедет лично, но записал свое видеообращение. А также ответил на несколько вопросов от радио «Комсомольская правда».

– Андрей Петрович, почему Вы решили пусть заочно, но присоединиться к акции?

– К сожалению, я не видел спектакля, и потому не имею морального права защищать его. Но я защищаю право художника на высказывание. Моя позиция проста: художник высказался, и это его право. Ваше право – не соглашаться с его высказыванием, для этого и существует общественная дискуссия. Государство не может регламентировать высказывание автора. Свобода прессы, свобода слова, отсутствие цензуры – это те незыблемые основы, которые пропечатаны черным по белому в главном документе Российской Федерации – в Конституции. И никто не вправе подвергать их ревизии.

– Как полагаете, чем руководствовались люди, выступившие против оперы?

– Сложный вопрос. Полагаю, там были и люди, искренне поверившие, что их святыни были оскорблены. Вот только я думаю, что убедили их в этом – другие. Те, для кого важным в этом противостоянии является совсем иное. Не стоит слишком доверять рассказам других. Нужно жить своим умом, верить только своим глазам, а не чужим. Насколько я знаю, большинство митингующих, начиная с тех, кто дал этому делу ход, подав заявление в прокуратуру, не видели спектакля. Они пользовались слухами, вырванными из контекста видео, записанными на телефон, и какими-то рассказами очевидцев. Это очень странная позиция – не будучи свидетелем, свидетельствовать что бы то ни было в суде. Мне кажется, тут дело-то совсем не в «оскорбленных чувствах верующих», тут в другой плоскости лежит вопрос. Это какая-то политическая канитель. Кому-то просто необходимо сделать контролируемыми высказывания в сфере искусства. Кому-то нужно, чтобы в страну пришли страх и несвобода. Скажите, как можно оскорбиться чем-то, чего ты не видел? Пользуясь религиозной риторикой, могу сказать, что есть и другие пути к диалогу – можно «увещевать», например. А не сразу, минуя пути примирения, идти в суд… Как-то это не по-христиански.

Мало того, угрозами повторения «Шарли Эбдо» в Новосибирске православные активисты только и делают, что обнаруживают в себе не «оскорбленные чувства верующих», а животную агрессию. «Оскорбленные чувства» большинства из них – это чувства отступившихся от слов и заповедей Христовых, невежественных, злобных язычников. И как же это церковь покровительствует таким настроениям? Их забота должна быть в том, чтобы внушить этой толпе или жалобщикам-прихожанам, что смотреть следует не в оскорбленные темные углы своей души, а в свет просвещения Христова учения. Их забота в том, чтобы призвать их читать Евангелие. Невежественный ум с легкостью может соединять в себе православную веру с верой в переселение душ или в гороскопы. Поэтому его так легко использовать. Хорошо сказал об этом Лев Толстой: «Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это». Поразительный факт, но об этом свидетельствует упрямая статистика, – огромное число людей, считающих себя сегодня православными, никогда (!) не читали Евангелие. Вот чем следовало бы озаботиться священнослужителям – научением паствы читать слова Христа, просвещением ее, а не организацией митингов и оскорблением зрителей.

Православные активисты выходили на пикеты и митинги против "Тангейзера". Теперь на улицу выйдут защитники постановки.

Фото: Влад КОМЯКОВ

– Вам, как автору, тоже досталось, когда сыпалась критика в адрес фильма «Левиафан». Это было тяжело воспринимать?

– Все, в чем пытались обвинить картину, рассыпалось в прах, потому что нельзя сказать о «Левиафане», что эта картина антиправославная и уж тем более – антихристианская. Все, о чем можно говорить применительно к «Левиафану», это антиклерикальный контекст. Но клерикализм запрещен Конституцией РФ. Россия – светское государство, а значит, не может быть какого-то преимущества у той, или иной группы людей. Опять мы попадаем, как видите, все в то же поле конфликта. Конституцией определены ключевые положения нашего с вами общего уклада жизни, а кто-то, пренебрегая этим, действует, нарушая главный закон. Почему молчит Конституционный суд, ведь уже так часто нарушаются основы нашего общежития? Кто препятствует осуществлению основного закона?.. Как я реагировал на критику? Старался не принимать близко к сердцу, но скоро понял, что оголтелая злоба, чувство неприятия друг друга – это плоды разобщения общества, которые мы только начинаем пожинать… И тем более, в этой связи дело церкви – не потворствовать идеям разделения, а напротив, служить примирению сторон, всепрощению и объединяющему началу.

Один из плакатов православных активистов, его протестующие растянули у входа в театр оперы и балета.

Фото: Виктория МИНАЕВА

Министр культуры Владимир Мединский критикует произведения, которые его же ведомством и финансировались. Он высказывался и в адрес «Левиафана», и в адрес «Тангейзера»…

– Похоже, сейчас направление мысли у властных структур, в частности Министерства культуры, лежит в области контроля над творческими процессами. Им запрещена основным законом РФ цензура, а они ее вводят, действуют наперекор общим договоренностям, в рамках которых живет общество. Это, на самом деле, просто какой-то бойкот основному закону. Настоящее бесчинство – уволить директора новосибирского театра. Суд его оправдал, не найдя состава преступления, а через несколько дней Минкульт его уволил. На основании чего?! На чей алтарь принесена эта жертва? Зачем это нужно было делать?

Я не помню, когда еще судили художника в нашей стране. Первое, что всплывает в памяти – это Иосиф Бродский, 1964 год, то есть полвека назад последний раз в суде сидел поэт. Мы что, хотим вернуться в Советский Союз? Все эти приметы нового времени свидетельствуют об этом. Мы с такой радостью и надеждой открывали для себя пределы, новые границы свободы человека, действующего на территории искусства. Это было на моих глазах: 90-е годы и позже, когда наше общество вздохнуло, наконец, сбросив с себя бремя советского кошмара. И вдруг мы чувствуем снова эти приметы, приметы темного царства, которое возвращается в наши пределы. Вот-вот эта ползучая невежественная серость начнет торжествовать над свободой, просвещением, над вольным языком. Сознавать это страшно и крайне неприятно.

Молитвенное стояние против "Тангейзера" в Новосибирске.

Фото: Влад КОМЯКОВ

– Можете ли поделиться мнением о кадровой замене в новосибирском оперном театре?

– К сожалению, я не знаком с Мездричем. Я читал стенограмму знакомства Кехмана с труппой новосибирского театра. И одна только риторика Кехмана, а следом выступление Мездрича, дали мне ясное представление о ценностных категориях одного человека и другого. Мне ближе позиция Мездрича.

– Будь вы 5 апреля в Новосибирске, пошли бы на митинг?

– Признаюсь честно, никогда не ходил на митинги, это не моя стихия. Не знаю, как бы я поступил, но я разделяю позицию тех, кто 5 апреля выйдет на площадь Ленина, потому что свобода творчества – это право, дарованное человеку самим Богом. И никто не вправе его отнять. Иначе ты – не художник, а наймит той или иной идеологии. Иначе ты – маляр или бумагомарака, но не художник.

Вольтер как-то сказал: «Мне ненавистны ваши убеждения, но я готов отдать жизнь за ваше право высказывать их». Это максима просвещенного человека, свидетельствующая о том, что только в демократическом миропонимании возможно, чтобы каждый мог свободно высказывать свои мысли, спорить с другим, соглашаться с ним или нет. И только в темном царстве невежества жаждут одного – единообразия и дремучего коллективизма. Такие царства только и могут похвастать своими языческими камланиями, злобой, жаждой наказать, проучить и отхлестать инакомыслящих, только этим они и славны. В связи с этим нашим разговором вспоминается очень критичное высказывание о вере Людвига Фейербаха: «Вера знает только врагов или друзей». Ясное дело, что истинная вера знает только любовь и созидание. Но то, чему мы являемся сегодня свидетелями, выдает с головой что-то совсем другое, то самое – темное, злобное, жаждущее крови и разделения, требующее наказания «виновных» во что бы то ни стало. И, глядя на всю эту мракобесную истерию, невольно задумаешься, а не правду ли сказал Фейербах?

В стране идет война: между невежеством и просвещением, между предательством, а значит подлостью, и человеческим достоинством, между варварством и цивилизованным укладом. Другими словами – между рабством и свободой. И это нужно отчетливо понимать всем, кому важно, что с нами будет в скором будущем.

Интервью с Андреем Звягинцевым прозвучит на радио «Комсомольская правда»-Новосибирск» 6 апреля. Послушать аргументы можно будет во время утреннего эфира в 9.32 по местному времени (6.32 мск). Слушать эфир вы можете на волне 98,3 FM в Новосибирске, либо на странице nsk.kp.ru/radio в любой точке мира.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Борис Мездрич: «Я предупредил Кехмана, что за смену вывески на театре ему грозит суд!»

Новый директор Новосибирского оперного театра Владимир Кехман и его предшественник - Борис Мездрич познакомились всего пару дней назад. О чем общались коллеги и с каким настроем Мездрич ушел из театра, попыталась узнать «Комсомолка». Борис Михайлович с журналистами неразговорчив, особенно после громкого своего увольнения, но на пару вопросов он все-таки ответил.

- В понедельник собирал все бумаги в кабинете, до 11 вечера собрал, - рассказывает Мездрич и вспоминает, как узнал о своем увольнении. - Две недели назад мы встречались с министром культуры Мединским, нормальный разговор был. Просто его оценки и мои не везде сошлись, но такое бывает, обычное дело. А потом приехал в Новосибирск заместитель министра, вручил приказ, там просто написано, что прекращено действие контракта со мной, причина не была указана. Уже позже ее я узнал, когда на сайте Минкульта опубликовали разъяснение... (подробности)

Новосибирцы против смены названия оперного театра

Новый директор оперного Владимир Кехман пока не нашел поддержки у сибиряков по поводу своего первого заявления. Владимир Абрамович сказал, что перво-наперво покусится на название Новосибирского театра оперы и балета.

- Первое, с чего я планирую начать работу, - это вернуть театру его историческое имя: Большой театр Сибири, - пообещал новый руководитель.

В соцсетях ведущих пабликов Новосибирска тут же началось голосование. И народ оказался... против. Так, к обеду вторника в опросе в группе «Типичный Новосибирск» приняли участие более 7200 человек. Из них 4354 высказались против переименования и всего 854 - за, остальные воздержались от категоричных ответов. Такой же расклад сил случился и в паблике новосибирской «Комсомольской правды» (подробности)

Сайт «Тангейзер» больше не работает

Еще вчера по ссылке tannhauser.ru можно было увидеть фотографии со спектакля и репетиций, а также видео с зарубежными исполнителями различных оперных партий. Но с сегодняшнего дня сайт прекратил свою работу.

Губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий ответил защитникам «Тангейзера»...

В начале недели творческая интеллигенция написала открытое письмо губернатору с просьбой не допустить агрессии к деятелям искусства. Главным поводом взяться за перо стал опальный «Тангейзер». Сегодня Владимир Городецкий озвучил свое мнение:

- Я получал несколько обращений, и первый сигнал был от Владыки митрополита Тихона. На мой взгляд, в постановке перейдена граница нравственности (подробности)

...А мэр Новосибирска готов выступить посредником в переговорах о скандальной постановке

- Я предлагаю себя в посредники в переговорном процессе. Считаю, что должен состояться диалог. Сегодня трудно сесть представителям нашей епархии за стол переговоров с руководством театра. Далеко зашло, видимо, это противостояние. Я готов выступить на этих переговорах с тем, чтобы выйти на уровень какого-то согласия. Мне кажется, что можно достигнуть договоренности. А вот приезд на митинг политиков федерального уровня на мой взгляд ситуацию только подогревает. Наша же задача понижать градус, поэтому я и делаю это заявление (подробности)

КСТАТИ В Петербурге предложили назначить Бориса Мездрича директором Михайловского театра вместо Владимира Кехмана Шутка или всерьез? Разобраться нелегко. Ведь 1 апреля - никому не верю, а петербургские депутаты Марина Шишкина и Максим Резник утверждают, что не шутят. Парламентарии направили открытое письмо вице-губернатору Владимиру Кириллову. И предложили: а давайте пригласим уволенного из Новосибирского оперного театра за постановку «Тангейзер» Бориса Мездрича – в Михайловский! Ведь его нынешнему директору Владимиру Кехману будет непросто постоянно летать по маршруту "Петербург-Новосибирск," коллега его и подменит. А иначе как усидеть на двух стульях? (подробности)

КСТАТИ

В Петербурге предложили назначить Бориса Мездрича директором Михайловского театра вместо Владимира Кехмана

«Как бы Вагнер», или споры о «Тангейзере» продолжаются

О «Тангейзере» до сих пор продолжают спорить. Постановку новосибирского режиссера Тимофея Кулябина даже обсудили на слушаниях в Министерстве культуры РФ, о чем в своем Твиттере написал министр Владимир Мединский. Он пообещал публично высказать свое мнение на этой неделе, а пока его опередили представители РПЦ. Так, председатель Синодального информационного отдела Владимир Легойда, который участвовал в слушаниях по «Тангейзеру», заявил: - Искусство живет по своим законам, и церковь не пытается навязывать свои законы художнику. Но ни один разумный человек не будет говорить, что искусство абсолютно автономно. Автономия искусства заканчивается, когда художник выносит свое произведение на суд общества. В Новосибирской митрополии тоже устроили свое совещание по «Тангейзеру», на которое пригласили представителей других конфессий. В результате митрополит Тихон, Шнеур Залман и глава мусульман Салим Шакирзянов приняли документ, в котором, например, такой есть пункт: - Мы призываем представителей органов власти не допускать событий, таких как новосибирская постановка оперы «Тангейзер», оскверняющая образ Иисуса Христа (подробности)

О «Тангейзере» до сих пор продолжают спорить. Постановку новосибирского режиссера Тимофея Кулябина даже обсудили на слушаниях в Министерстве культуры РФ, о чем в своем Твиттере написал министр Владимир Мединский. Он пообещал публично высказать свое мнение на этой неделе, а пока его опередили представители РПЦ. Так, председатель Синодального информационного отдела Владимир Легойда, который участвовал в слушаниях по «Тангейзеру», заявил:

- Искусство живет по своим законам, и церковь не пытается навязывать свои законы художнику. Но ни один разумный человек не будет говорить, что искусство абсолютно автономно. Автономия искусства заканчивается, когда художник выносит свое произведение на суд общества.

В Новосибирской митрополии тоже устроили свое совещание по «Тангейзеру», на которое пригласили представителей других конфессий. В результате митрополит Тихон, Шнеур Залман и глава мусульман Салим Шакирзянов приняли документ, в котором, например, такой есть пункт: - Мы призываем представителей органов власти не допускать событий, таких как новосибирская постановка оперы «Тангейзер», оскверняющая образ Иисуса Христа (подробности)

В Новосибирской митрополии тоже устроили свое совещание по «Тангейзеру», на которое пригласили представителей других конфессий. В результате митрополит Тихон, Шнеур Залман и глава мусульман Салим Шакирзянов приняли документ, в котором, например, такой есть пункт:

- Мы призываем представителей органов власти не допускать событий, таких как новосибирская постановка оперы «Тангейзер», оскверняющая образ Иисуса Христа (подробности)