Премия Рунета-2020
Новосибирск
+1°
Boom metrics
Общество18 октября 2012 19:20

Новосибирские бизнесмены скинулись на квартиру учительнице, которую восемь лет «футболили» чиновники

Узнав, что преподаватель русского языка ютится с дочкой в комнате площадью 5 квадратных метров, они дали ей 900 тысяч рублей – на нормальное жилье [фото]
Источник:kp.ru
Это фото Ирины в ее новой квартире, где сейчас идет ремонт...

Это фото Ирины в ее новой квартире, где сейчас идет ремонт...

- Может быть, чаю? – предлагает Ирина Яковенко и берется за угол крошечного столика. Его надо отодвинуть влево на 10 сантиметров, чтобы гостю было куда поставить ноги, сев на диван. Больше некуда – с одной стороны стул, с другой – шкаф.

Благодаря изворотливости чиновников учитель русского языка из Новосибирска Ирина Яковенка научилась таким чудесам экономии пространства, что голландские дизайнеры интерьера должны удавиться от зависти. Вот уже восемь лет она ютится с дочкой-школьницей в каморке коммунальной квартиры площадью 5 квадратных метров.

- Пять целых и восемь десятых метра! – протестующее хохочет, поправляя меня, Ирина. Удивительно жизнерадостный человек: рассказывая свою невероятную историю, она ни разу не пожаловалась на свое положение.

Это вам десятые метра кажутся неважными. А женщине, у которой весь дом размером как кухня в обычной хрущевке, и сантиметр – не лишний. Умывальники, кухня, жуткий душ в сыром подвале – все общее.

- Вы как сюда попали-то? Как вообще по доброй воле можно согласиться на такие условия?– оглядываю уходящий под потолок шкаф и полки с книгами.

- Когда заселялись, нам обещали: это ненадолго, максимум на год – а потом дом снесут, а вас расселят в нормальные квартиры. Восемь лет прошло, до сих пор жду. Из льготной программы «Жилье для бюджетников» меня исключили без объяснения причин, а ипотеку на учительскую зарплату не возьмешь. И каждый год обещали: вот-вот ваш дом снесут, - качает головой хозяйка.

На самом деле, это я сильно сократил рассказ – хождений по мукам бюрократии было столько, что описывать можно томами. К чести Ирины, она не опустила руки. Люди, долгие годы бьющиеся за нормальное существование, обычно рано или поздно перестают верить во что-либо. Даже в собственные силы… Но Ирина не сдавалась – раз за разом ходила к чиновникам и просила если не дать нормальное жилье, то хотя бы выделить ей еще одну комнатку. Чтобы хотя бы небольшой, но личный уголок был и у нее, и у дочки Ани.

А ведь говорили родственнике Ирине, когда та поехала из родного села в Новосибирск: иди в швеи – всегда на кусок хлеба заработаешь! Та даже год проучилась в техникуме, но все равно сбежала в педагогический институт. Впрочем, «хлебная профессия» все равно дотянулась до нее – учительницу, которой нужна была крыша над головой, поселили в бывшее общежитие швейной фабрики. Было бы трагично написать: навсегда. Но тут случилось чудо…

Однажды на мобильный телефон Ирины позвонили и спокойным тоном сказали: «Мы хотим вам помочь». Так в жизни простой учительницы появились три бизнесмена, которые скинулись и дали ей 900 тысяч рублей, чтобы та смогла купить квартиру.

Хуже уже некуда

Ничего этого никогда не случилось, если бы год назад осенним днем фотограф Александр Бендюков не наткнулся в центре Новосибирска, посреди тянущихся к облакам новостроек, на деревянный барак цвета отчаяния и гнилой древесины. Оказалось – двухэтажное муниципальное общежитие на 17 семей. Зашел, попросил разрешения поснимать…

- Жильцы рассказали: «А у нас учительница с дочкой живет в крохотной комнате». Так и познакомился с Ириной, - рассказал «КП» Александр, которому «КП» дозвонилась на мобильный где-то в бескрайней Хакассии – Бендюков часто с учеными забирается куда Макар телят не гонял.

Посмотрев дома отснятое, фотограф понял: нужна история конкретного человека, а Ирина с ее дочкой подходят как нельзя лучше. Потому что куда уж хуже-то? На звонок «Можно я у вас день поживу?» учительница бойко махнула рукой «А заселяйтесь!».

- На самом деле, я там даже два дня прожил. В первый сделал от силы пару кадров – просто не понимал, как можно снимать в таких условиях! Не знал, в какой угол забиться… Большую часть фото сделал уже на второй день, - вспоминает фотограф.

- Он даже меня в душе (он у нас в подвале) пытался снимать! – смеется, вспоминая, Ирина. – Но я не пустила.

- Ну, я же без всякой эротики, просто какой-то жанровый снимок хотел сделать – рука за полотенцем тянется, например… Но нельзя так нельзя, - немного смущается в ответ Бендюков.

Спустя какое-то время фотоисторию семьи Яковенко опубликовали на небольшом новосибирском сайте. И среди трех тысяч его читателей оказался тот, у кого были и возможность, и желание спасти простую учительницу от коммунальной тесноты.

...а так они с дочкой еще совсем недавно жили в общаге.

...а так они с дочкой еще совсем недавно жили в общаге.

«Мы хотим вам помочь»

Назвать имя, название фирмы или даже описать внешность автора этой фразы, местного новосибирского бизнесмена, Ирина отказывается наотрез. Анонимность – единственное условие, которое поставили ей три предпринимателя в обмен на 900 тысяч рублей.

- Позвонил мужчина (Ирина каждый раз запинается – боится, что случайно в разговоре назовет настоящее имя – Прим. авт.), сказал, что Он и два его друга готовы дать мне денег на квартиру. Я им: «А условия?» - «Никаких условий, только никому не называйте наших имен». Согласилась, а сама тут же звоню другу и спрашиваю: что делать-то? Странно все-таки: незнакомому человеку, просто так – и такие деньги… - вспоминает Яковенко. – До последнего не верила, что все это правда. Но в день сделки, как и обещал, Он привез 900 тысяч рублей, отдал продавцам. Ни расписок, ни обязательств – ничего, как и говорил. Я очень жалею, что не могу назвать их имен, чтобы публично отблагодарить. Слов нет, как я им признательна.

На самом деле, квартиру она покупала сама: добавила собственные накопления, залезла по уши в кредиты… Набралось 1,6 миллиона рублей. Этих денег хватило на «убитую» двухкомнатную хрущевку на самой окраине города.

- Зашла и сразу хозяйкой себя почувствовала, сразу начала планировать: это надо снести, это выломать, тут новые косяки сделать, - каждый раз, когда Яковенко рассказывает об идущем в новой квартире ремонте, в глазах проскакивает искорка.

У нее сумасшедшая выдержка: купив квартиру в мае, Ирина затеяла грандиозный капитальный ремонт, а сама по-прежнему живет в коммуналке.

- Я бы не выдержал и переехал, пусть даже состояние там было ужасное, - честно признаюсь собеседнице.

- Знаете, я уже нажилась как попало. Теперь хочется нормально пожить, - моментально, как умеют только учителя, меняет улыбку на серьезный тон Ирина.

«Один раз поможешь – потом на тебя же грязь лить будут»

Вот уже несколько месяцев бизнес-элита не хуже любопытных журналистов пытается вычислить: кто ж этот таинственный благодетель, вырвавший учительницу из цепких лап коммуналки? Поговаривают, что парни молодые, миллионы лопатами не гребут, но на ногах стоят крепко. И все равно - даже в кругу «своих» имена предпринимателей – тайна.

- И правильно делают, что скрываются, - хмыкают местные бизнесмены. – У нас ведь народ такой: один раз сделаешь доброе дело по силам, и к тебе в очередь выстроятся. А всем ведь помогать – никаких денег не хватит. И начнут на тебя потоки грязи лить – нам всем помощь нужна, а ты им оказываешь… Были такие случаи, и не раз.

Не скрывается только владелец нескольких строительно-ремонтных фирм Новосибирска Константин Мухман: он, прочитав историю Ирины, взялся помогать ей с ремонтом – ищет стройматериалы подешевле, подыскал бригаду, которая едва ли не за полцены взялась сделать ремонт «от и до».

Но ладно предприниматели – им добро наверняка сторицей вернется. А чиновники-то куда смотрели, неужели им не стыдно?

- Я не могу вам дать никакой информации, работаю тут всего три месяца, - тут же открестилась от всех вопросов начальница жилищного отдела администрации Центрального района Ольга Митковская.

- А ваши подчиненные?

- У нас весь отдел сменился, мы никакой информацией не владеем, - Ольга Викторовна была непреклонна.

- Ну хорошо: а как вы думаете, можно вообще жить в комнате площадью 5 квадратных метров? – не отстаю от чиновницы.

- Сейчас мы в такие комнаты людей не селим, - увернулась собеседница.

- А тех, кто сейчас живет в таких условиях, как Яковенко – с ними как быть?

- У меня прием идет, я не могу с вами разговаривать… – свернула беседу Митковская.

- Когда Ирина Яковенко съедет, в ее комнату кого-то поселят?

- Нет.

- Потому что там невозможно жить?

- Потому что дом снесут.

- Решение о сносе все-таки приняли?

- Нет, но все может измениться! Извините, у меня прием, - и на этот раз чиновница все-таки положила трубку.

У властей очень удобная позиция: все вопросы они лихо отфутболивают, ссылаясь на неуступчивых инвесторов. Мол, не мэрия ж сама будет на месте барака строить нормальный дом – должна найтись компания-застройщик. И вроде как нет вины властей в том, что никто не интересуется клочком земли, на котором ютятся в каморках два десятка семей, потерявшие надежду на нормальное жилье.

- Мне кажется, кого-то в ту комнату все равно попытаются поселить. В любом случае, я загляну в этот барак, когда Ирина с Аней переедут, - пообещал фотограф Александр Бендюков.

ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ НОВОСИБИРСКА!