Новосибирск
Общество

2001 год: Президентский поезд протерли спиртом

А вести его доверили беспартийным

Двенадцать бригад машинистов и два инструктора, которым выпала честь вести президентский спецпоезд из Томска в Омск, сначала дали строжайший обет молчания.

- Никто не должен знать, кто и когда повезет президента! - строго-настрого приказали на инструктаже.

Бригады менялись на всем пути следования через каждые двести-триста километров. Только два инструктора-машиниста из Новосибирска Василий Доманицкий и Сергей Бобров провели в президентском поезде большую часть пути. Выбирали лучших из лучших на Западно-Сибирской железной дороге. Доманицкий, например, - герой настоящий: в Сухуми, когда грузино-абхазская война началась, пассажирский состав из-под огня выводил.

Кроме обязательного высочайшего профессионализма и безупречной репутации, машинисты проверялись... на партийную принадлежность. Будь, например, Доманицкий и Бобров хоть коммунистами, хоть «медведями» - ни за что бы не попали в команду. К управлению локомотивом были допущены только беспартийные.

Готовились к ответственной поездке тщательно - в кабине локомотива каждую ручку, каждую гайку отдраили спиртом. Коврик красивый из депо принесли, постелили. Вдруг президент в кабину пожалует!

- Мы пока поезд вели, все ждали, что Владимир Владимирович к нам в кабину зайдет, - говорит Василий Доманицкий. - Он же истребитель водил? На подлодке был? Вдруг поезд захочет повести.

- И что, пустили бы президента на свое место локомотивом управлять?

- Мы бы его научили! Думаю, он быстро бы освоил нашу науку. - Василий Иванович улыбается просто-таки гагаринской улыбкой. Для машинистов большое счастье - возить важных персон. Особенно если все прошло без накладок и ЧП, как сейчас.

В таких поездках дело чести - вести состав плавно, чтобы ложечка в стакане не звякнула. А между тем шел спецпоезд с предельной скоростью - 120 километров в час.

- На работу сегодня пришел, слышу, говорят, что все-таки один раз вагон тряхнуло и что-то упало, - говорит второй инструктор-машинист Сергей Бобров, - но этого не может быть. Я ручаюсь, все было плавненько. Да нас уже давно бы вызвали «на ковер»!

Другая «страшилка» для машиниста, ведущего президентский состав, - выбиться из графика и опоздать.

- Мне начальник дороги сказал: «Только попробуй опоздай!» - смеется Василий Иванович. - Да тут захочешь - не опоздаешь. Президентскому поезду давали «зеленую улицу», в вагоне ехал начальник Западно-Сибирской железной дороги Владимир Старостенко и постоянно вязывался со мной по прямой связи - с какой скоростью идем?

- Спецслужбы были с вами в кабине?

- А как же! Нам сразу сказали: «Сегодня на железной дороге командуем мы». Следили строго. Но не так сурово, как в прежние времена. Когда Брежнева возили, машинистам голову повернуть не давали.

- Чего вы опасались?

- Было волнение, но лишь чуть-чуть сильнее обычного. С президентским поездом ничего не произошло бы, даже если бы вдруг хулиган рельсы разобрал. Впереди нас на расстоянии трех километров шел еще один электровоз - если что, он принял бы удар на себя.

- Ждете ли вы каких-то наград?

- Вроде принято после таких важных поездок подарки вручать. У коллег, которые Брежнева возили, есть именные часы от Министерства путей сообщения. Но вообще-то мы не за награды президента везли. Нам хотелось, чтобы у него после поездки хорошие впечатления остались.

...Как велико на самом деле было напряжение, машинисты поняли, когда проспали сутки кряду, выполнив ответственное задание.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Царский поступок

17 октября 1888 г. потерпел крушение царский поезд, в котором ехал со всем семейством Александр III.Сошли с рельсов паровоз и несколько первых вагонов, в том числе и царский салон-вагон. В вагоне-столовой провалилась крыша. Чтобы спасти домочадцев и слуг из этого вагона, Александр, будучи человеком недюжинной силы, подпер рушившуюся крышу и держал ее, пока все люди не покинули вагон.