Новосибирск
Общество22 апреля 2021 9:00

«Каждую смену я соревнуюсь с самим собой вчерашним»

«Комсомольская правда» продолжает серию статей о профессиях угледобывающей отрасли
Фото предоставлено пресс-службой «Сибантрацита».

Фото предоставлено пресс-службой «Сибантрацита».

Сегодня мы рассказываем о работе машиниста экскаватора АО «Сибирский Антрацит» (входит в Группу «Сибантрацит») и знакомим вас с Владимиром Волковым, работающим на Крутихинском участке Колыванского угольного разреза.

ЧТО ТАКОЕ СУДЬБА

Владимир Волков родом из небольшого алтайского села Тогул, где всего несколько сотен домов. Окончил девять классов, затем в училище получил профессию тракториста-машиниста сельскохозяйственного производства. Служил в армии на Дальнем Востоке, затем остался в погранвойсках по контракту: понимал, что в алтайском селе работы ему не найти.

С будущей женой Ниной познакомился в интернете, больше месяца молодые люди переписывались, прежде чем узнали: у них на двоих одна фамилия - оба Волковы!

- Это судьба, - улыбается Владимир. Демобилизовался, приехал в Линево, на родину супруги. Но и здесь с ходу найти работу Владимиру Волкову не удалось. Пришлось встать на учет на бирже труда. И тут - удача: позвонили из Центра занятости и предложили пройти обучение на помощника машиниста экскаватора в «Сибантраците».

- Ну конечно я согласился. Я с техникой с детства дружу. Интересно было попробовать себя в горной отрасли, тем более что я с детства ездил с отцом на большегрузах в Кузбасс за углем. Абстрактно я представлял, что такое разрез, что такое уголь, - рассказывает Владимир.

Фото предоставлено пресс-службой «Сибантрацита».

ЗАЧЕМ МАШИНИСТУ ПОМОЩНИК

Три месяца заняла учеба, еще два месяца - практика. Владимир успешно сдал экзамены и был принят на работу помощником машиниста экскаватора ЭКГ-5:

- Маленький, с объемом ковша всего 5 кубометров, и самый старенький из всех, - с улыбкой вспоминает Владимир Волков. - Им даже маленький 130-тонный БелАЗ сложно было нагрузить, не говоря уже о большегрузах, рассчитанных на 220 тонн. Сейчас в разрезе такие крошки и не работают, все давно отправлены на консервацию. Мы трудимся на экскаваторах ЭКГ-10 и ЭКГ-12 (ковши объемом 10 и 12 кубометров соответственно. - Ред.). «Сибантрацит» держит курс на большегрузную, высокопроизводительную технику. В прошлом году к нам пришли 24 новых БелАЗа. Знаю, что в этом году на соседнем Восточном разрезе начнут работать три экскаватора с объемом ковша 22 кубометра. Интересно будет посмотреть.

Помощник машиниста на экскаваторе размером с двухэтажный дом - работник крайне нужный. Одному машинисту с этой махиной не справиться.

- Экскаватор состоит из множества узлов и агрегатов, за которыми нужно следить: если вдруг перегрелся двигатель или что-то застучало, затрещало - надо идти в кузов и проверять. Это работа помощника, - перечисляет Владимир Волков.

Карьерные экскаваторы работают на электричестве, проведенном прямо в забой. Трансформаторы преобразуют переменный ток напряжением 6000 вольт в 380 - 220 Вт.

- Электрический кабель, которым запитан экскаватор, медный и очень тяжелый: его диаметр примерно 50 миллиметров, а длина - 250 - 300 метров. Когда экскаватор маневрирует по забою, задача помощника машиниста - выложить его безопасно. Смазывать узлы и агрегаты экскаватора - тоже работа помощника, - объясняет Владимир.

Фото предоставлено пресс-службой «Сибантрацита».

В МАШИНИСТЫ ОН ПОШЕЛ

Подсаживать Владимира за рычаги управления экскаватора начал его последний наставник - машинист Юрий Владимирович Садовников. Ему, как считает Владимир, он обязан своим стратегическим мышлением и гиперответственным отношением к работе.

- Он тоже в передовиках ходил, сейчас уже давно на пенсии, - говорит Владимир Волков. - Он меня научил: пришел в забой на смену - прежде оцени обстановку. Хватит ли тебе работы до обеда? Не придется ли в разгар смены перегонять экскаватор на новое место?

Допустим, в начале смены экскаватор стоит у самого края забоя. Радиус копания у ЭКГ-12 - 18 метров, высота черпания - 12,5 метра. Породы хватит на два часа работы, после чего она закончится и машину придется переставлять. Это ведь только кажется - что тут такого сложного: перегнать экскаватор с места на место. Однако его скорость всего 300 - 400 метров в час! Чтобы в рамках одного забоя переставить его на другое место, требуется 20 - 30 драгоценных минут. Все это время автосамосвалы, работающие в связке с этим экскаватором, будут стоять.

- Для меня простои недопустимы. Поэтому еще во время пересменки, до начала работы, я ставлю экскаватор поудобнее, чтобы минимизировать простои БелАЗов. Отработал до обеда - поел, смазал экскаватор, переехал на новую заходку - отработал до вечера. В конце смены отъехал, зачистил забой, снова смазал машину и передал ее сменщику, - описывает процесс Владимир Волков.

Фото предоставлено пресс-службой «Сибантрацита».

Сейчас у Владимира Волкова свой помощник - Евгений Афанасенко, они работают в паре около двух лет и, как уверяет машинист, уже без слов понимают друг друга. То, что их экипаж самый производительный в компании, заслуга обоих. Евгений из династии угольщиков, его отец работает в «Сибирском Антраците» горным мастером.

На новых машинах работать гораздо проще, чем еще 10 лет назад. Условия труда более комфортные. Экскаватор оснащен электроникой.

- Раньше, чтобы проверить температуру двигателя или подшипника, уровень масла в редукторах, приходилось бегать в кузов, где стоят силовые агрегаты, проверять все визуально и тактильно. Сейчас этого делать не нужно - везде установлены камеры и датчики. Даже на улице есть четыре камеры, обзор вокруг экскаватора 360 градусов, - продолжает Владимир Волков.

СИДЯЧАЯ РАБОТА НА 17 ТЫСЯЧ ШАГОВ

Вопреки распространенному мнению, БелАЗы перевозят не уголь, а тяжелую горную породу - камни и глину, они работают исключительно в карьере, курсируя между забоем и отвалом. В «маленький» 130-тонный БелАЗ входит шесть ковшей породы, отгруженных ЭКГ-12, в большой 220-тонный БелАЗ - 10 - 12 ковшей.

- Важно поднять чистую породу и исключить из нее попадание угля. Допустим, идет угольный пласт. Сверху - метра три породы, а снизу - метра четыре угля, вот мы оббираем верх, до антрацита, - комментирует экскаваторщик.

Фото предоставлено пресс-службой «Сибантрацита».

Но это в идеале. На самом деле угольные пласты на Колыванском месторождении не располагаются строго горизонтально или строго вертикально. Они могут залегать в недрах под разными углами, прерываться и даже разворачиваться. Их называют крутопадающими. В таких сложных геологических условиях выдать на-гора уголь очень проблематично. Нужно быть настоящим профессионалом своего дела.

- Много сложных угольных прожилок. Допустим, она идет-идет, ты прошел горизонт, забрал уголь, спускаешься ниже, а ее нет. Не дородился, значит, уголь. Забрать антрацит просто так не получится, приходится аккуратно выбирать уголь, иногда под углом 35 - 45 градусов. Было бы гораздо легче, если бы пласты залегали ровно, - рассуждает Владимир Волков.

За каждым вскрышным экскаватором в начале смены диспетчер закрепляет, как правило, шесть БелАЗов. Однако, зная высокую производительность экипажа Владимира Волкова, ему стараются дать семь или восемь машин на смену. И он старается работать без перерывов, чтобы не было времени ни чаю попить, ни подумать, устал ли ты. Ему так легче, уверяет машинист.

- Вот, к примеру, в ночную смену мы работаем с 8 часов вечера до 8 часов утра. Где-то после часа-двух ночи начинает клонить в сон. Допустим, ты отгрузил пять машин - стоишь и ждешь 7 - 8 минут. И все, уже начинаешь «залипать». А если машины идут одна за одной, без перерыва, то такого нет. Каждый день я снова и снова соревнуюсь с самим собой вчерашним, - признается Владимир.

Фото предоставлено пресс-службой «Сибантрацита».

Но и сидячей работой свой труд он бы не назвал. Однажды после трудной смены, когда Владимиру с помощником пришлось весь день перегонять экскаватор в другой забой, а это чуть более 1 километра, его фитнес-браслет показал, что за смену машинист сделал около 17 тысяч шагов.

За последние четыре года Владимир Волков трижды становился рабочим месяца за стабильное перевыполнение производственных планов и номинировался на премию «Рабочий года». Награда мотивирующих профсоревнований - автомобиль.

ЧТО ГЛАВНОЕ?

Большой удачей Владимир считает возможность работать в большом, но дружном и отзывчивом коллективе «Сибирского Антрацита».

- Смена у нас дружная. Вместе и зимой на хоккей, и летом с семьями на море. Дети наши уже дружат между собой. Соответственно, и работается потом легче, когда на отдыхе в неформальной обстановке ты спокойно можешь обсудить рабочие вопросы. К примеру, белазист спрашивает: «Ты можешь высоко ковш не задирать, не кидать породу?» Конечно могу, ты просто скажи, что тебе доставляет неудобство. Так и достигается взаимопонимание, - считает Владимир Волков.

Супруга Владимира Волкова Нина также работает в «Сибирском Антраците» ведущим специалистом по медицинскому обеспечению. Правда, сейчас она в декретном отпуске. Полгода назад у четы Волковых родилась долгожданная дочка Полина. Семья живет в Листвянке в благоустроенной квартире, но мечтает о собственном доме в этом шахтерском поселке:

- Там красиво и свежий воздух.

Нина уверена, что ее муж очень любит свою работу. Сам машинист такими словами не разбрасывается.

- Главное - стабильность! Я уверен в завтрашнем дне. Знаю, что приду завтра, и у меня будет работа. «Сибантрацит» - крепкая организация, зарплата у меня стабильная. Я могу планировать свою жизнь и знаю, что могу заработать на реализацию этих планов. Остальное зависит только от меня, - добавляет Владимир Волков.

БИЗНЕС-ПРЕССНовости компаний