Новосибирск
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
28 марта 2021 12:45

«Спутали аппендицит с беременностью»: отец четверых детей требует с новосибирских медиков 15 миллионов рублей за смерть жены

Мужчина вынужден в одиночку растить двух сыновей и двух дочерей: их маму не смогли спасти врачи
Любимую жену новосибирец потерял 1,5 года назад. Фото: личный архив.

Любимую жену новосибирец потерял 1,5 года назад. Фото: личный архив.

Сибиряк Виктор Правосуд из-за трагичного стечения обстоятельств стал отцом-одиночкой. Мужчина был вынужден оставить работу и стать для детей и мамой и папой, переживая одновременно утрату любимой женщины. Вдовец подал иск к больницам: медиков он считает виновными в смерти супруги, поэтому требует выплатить ему 15 миллионов рублей. Как многодетная семья выживала на 20 тысяч месяц и есть ли шанс получить компенсацию — в материале КП-Новосибирск.

«ЕЕ ДВА ДНЯ ВОЗИЛИ С АППЕНДИЦИТОМ»

Трагедия в семье Виктора Правосуда случилась в августе 2019 года. Жительница поселка Льнозавод, мать четверых детей 28-летняя Ольга почувствовала боль в животе и вызвала скорую. Женщину отвезли на УЗИ, а затем — в гинекологическую больницу № 2. Медики подозревали внематочную беременность и стали сбивать температуру капельницами, это ненадолго избавило женщину от болей. Потом ей поставили диагноз «воспаление матки» и положили на операцию. Но уже на операционном столе выяснилось, что у сибирячки перитонит из-за лопнувшего аппендицита.

— Жена еще в скорой твердила, что может быть аппендицит, а медики не слушали ее, решив, что это воспаление матки. Два дня ее возили по больницам, а потом, когда началось заражение крови, было уже поздно. Я со слезами пришел к врачам, они только сказали: «Мы сделали все возможное». Но могли же прислушаться и проверить на аппендицит, — рассказал КП-Новосибирск вдовец Виктор Правосуд.

Женщина скончалась, следователи возбудили уголовное дело, которое затем закрыли. Однако эксперты признали, что при лечении были допущены ошибки. У семьи появился шанс наказать медиков хотя бы рублем.

— Комиссия судмедэкспертов из Москвы отметила, что причиной смерти женщины стал острый гангренозный аппендицит. При оказании медицинской помощи был допущен ряд ошибок: непрофильный перевод в гинекологическую больницу № 2, неполное обследование с острым перитонитом, несвоевременное проведение хирургической операции, — сообщила КП-Новосибирск помощник прокурора Заельцовского района Ольга Педрико.

После смерти Ольги (слева) детей временно отдали бабушке. Но та ушла в запой. Фото: личный архив

«Я СТАЛ ИМ И МАМОЙ И ПАПОЙ»

Первое время после похорон жены Виктор не мог справиться со своим горем и свалившимися на него обязанностями по воспитанию и уходу за четырьмя ребятишками. Раньше задачей мужчины было содержание семьи: он часто пропадал на работе, занимался строительством, чтобы семья ни в чем не нуждалась. Совмещать все это в новых реалиях стало просто невозможно.

На отца полностью легла забота о 13-летнем Диме, 10-летней Полине, 7-летнем Сереже и 4-летней Вике.

— Раньше я сутками работал на стройках, а жена — продавцом в деревенском магазине, плюс сидела с детьми. Всех четверых детей после похорон я отправил к теще на зиму, потому что дети тоже очень переживали из-за всего этого. И я не справлялся… Признаюсь честно, даже начал выпивать поначалу, но соседи стали стыдить, а потом убедили меня, что надо жить ради детей. С тех пор не пью, — говорит Виктор Правосуд.

Сейчас Виктор в одиночку держит хозяйство и воспитывает четверых детей. Фото: личный архив

ОТ КОПЕЙКИ ДО КОПЕЙКИ

В селе Виктор не смог найти подходящую работу. Сперва пытался трудиться грузчиком в Новосибирске, но ездить на электричках туда-обратно стало совсем невыгодно, да и времени уходило много. Потом неожиданно в загул ушла теща, накопила долг за ЖКХ (его пришлось выплачивать Виктору с пенсии по потере кормильца, чтобы женщину не выселили из общежития) и перестала помогать с детьми. Отец забрал детей у пьющей бабушки и семья стала жить на государственные выплаты и за счет подсобного хозяйства.

— За продуктами приходилось ездить в Тогучин на электричке: в местном магазине цены казались неподъемными. Мы экономим на всем, на чем возможно. Сейчас платят пособия (почти 10 тысяч рублей на всех детей) плюс пенсию по потере кормильца. На эти деньги нужно одеть, обуть детей, прокормить и иногда хоть чем-то порадовать. Спасают пособие по опеке над пасынком Димой (около 15 тысяч рублей) и свое хозяйство: поросята, куры и огород. Коровы у нас нет. Машины тоже нет, хотя в администрации Тогучинского района обещали, но потом сказали: «Вот как заведешь пятого ребенка...» А куда мне пятый? — рассуждает сибиряк.

ПРИШЛИ КОЛЛЕКТОРЫ

Виктор вспоминает: до трагедии семья тоже жила небогато, но зато дружно и счастливо. Ютились в двух комнатах новосибирского общежития, работали, поднимали ребятишек. Ольга трудилась тогда в сети мясных магазинов, стол ломился от закусок, а дом — от гостей и родственников. С переездом в поселок Льнозавод многочисленные гости куда-то запропастились и даже после трагедии ничем не помогли. Зато в дом вдовца пришли кредиторы из прошлого.

— В 2008 году мы с женой брали кредит на погашение долгов тещи, которая десятки лет не платила за ЖКХ. Около ста тысяч пришлось отдать, сперва платили по кредиту, а потом банк обанкротился, и платить стало некуда. Я даже и забыл об этом. И вдруг внезапно объявился новый банк, туда перешли наши долги с большими процентами. Почти полмиллиона накапало за 12 лет! Два варианта у меня теперь: банкротство или суд, — уверен многодетный отец.

Соседка Ирина с самого начала поддерживала вдовца и стала для детей второй мамой. Фото: личный архив

Мужчина говорит, именно эта ситуация заставила его попробовать подать гражданский иск о компенсации морального вреда к Городской инфекционной больнице Новосибирска, гинекологической больнице № 2 и станции скорой медицинской помощи, потребовав сразу 15 миллионов рублей за смерть жены. Сумма, конечно, максимальная, но Виктор надеется хотя бы закрыть долги и заняться фермерством или даже экотуризмом. В деревне, по его словам, и места красивые, и люди отзывчивые.

— Планов и идей много. Хорошо бы суд поддержал меня. Кто-то же должен в итоге ответить за эту смертельную ошибку! Мне ведь детей учить еще надо, машину было бы неплохо купить… А так у нас все в порядке, терпимо: дети одеты, обуты, накормлены. Жизнь продолжается, — добавляет сибиряк.

«Комсомольская правда» будет следить за развитием этой истории.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, сообщите об этом в редакцию:

Редакция: (383) 289-91-00

WhatsApp: 8-923-145-11-03

Почта: kp.nsk@phkp.ru

И не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Вконтакте Одноклассники Фейсбук Инстаграм Твиттер

Также наши сообщества есть в Телеграм и Viber.