Новосибирск
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru

Красотка на вертушке: сибирячка с модельной внешностью стала первой девушкой-пилотом на Крайнем Севере

Хрупкая красотка, влюбленная в небо, кружит головы поклонникам и мастерски управляет мощными машинами.
Злата пошла по стопам дедушек — оба были пилотами вертолетов Ми-8. Фото: Предоставлено Златой Чевердынской

Злата пошла по стопам дедушек — оба были пилотами вертолетов Ми-8. Фото: Предоставлено Златой Чевердынской

Злата Чевердынская в 24 года стала звездой северного неба и доказала родным, что страсть к полетам — это генетическая зависимость. Мама видела в дочке будущую топ-модель, но девушка пошла по стопам своих дедушек — пилотов вертолетов Ми-8. Большинство авиакомпаний боялись сажать красотку за штурвал, но Злата доказала, что может летать в самых тяжелых условиях Заполярья и выполнять миссии ООН в неспокойной Африке. Как Новосибирск помог воплотить в реальность мечту о полетах и чем разрушить стереотипы о мужской профессии — в материале КП-Новосибирск.

Небо. Вертолет. Девушка. Фото: Предоставлено Златой Чевердынской

Небо. Вертолет. Девушка. Фото: Предоставлено Златой Чевердынской

СТАЛА ПИЛОТОМ В 16 ЛЕТ

24-летняя Злата Чевердынская уже стала одной из самых известных женщин-пилотов в России. Быть в центре внимания для девушки не в новинку. Еще в школе красотку одолевали толпы поклонников, мама пророчила обучение в одном из популярных модельных агентств. Только Злату не волновали дизайнерские вещи, фотосессии и побрякушки. Ее сердце было отдано небу и космосу.

— Я с детства мечтала попасть в космонавты. Смотрела передачи о космосе, изучала историю российских космонавтов, следила за программой Space Shuttle от NASA. Сперва боялась признаться в этом окружающим, считала свою мечту недостижимой. А в девятом классе посмотрела в небо и решила: мое место там, ведь я росла на рассказах дедушки о его полетах, приключениях на Крайнем Севере и в тайге, — рассказала КП-Новосибирск Злата Чевердынская.

Девушка думала сначала все-таки получить стандартную профессию — архитектора. Но уже в художественной школе поняла, что не хочет сидеть в офисе всю свою жизнь. За год до окончания школы Злата решила посвятить себя авиации и поступила в Новосибирский авиационный центр имени А. И. Покрышкина. Девушка стала одной из лучших студенток на курсе. После первых экзаменов выиграла грант Фонда возрождения авиации, налетала более 70 часов на легкомоторном самолете и в 16 лет получила свою первую лицензию пилота. Бывшие одноклассники рты разинули — родители их еще за руль не пускают, а Злата уже бороздит небо.

У девушки яркая внешность, она могла бы стать моделью. Фото: Предоставлено Златой Чевердынской

У девушки яркая внешность, она могла бы стать моделью. Фото: Предоставлено Златой Чевердынской

— Я с самого начала считала, что мне нигде не дадут зеленый свет и отправят в стюардессы, хотя это тоже тяжелый труд. Так что я окончила еще и Омский колледж гражданской авиации с красным дипломом, получила специальность «пилот вертолета Ми-8». Три года назад начала обзванивать авиакомпании. Вакансий для вертолетчиков сейчас много, но всех смущал мой пол. Я была готова идти напролом и выбрала Нарьян-Марский авиаотряд в Заполярье. Там самые суровые условия для полетов во всей стране. Мне хотелось доказать всем, что девушка может быть пилотом, и прыгала от счастья, когда меня взяли, — призналась Злата.

СПАСАЛИ УМКУ И ПЛАКАЛИ ВСЕМ ЭКИПАЖЕМ

Молодому пилоту пришлось бороться за место под заполярным солнцем. Сперва даже суровые вахтовики шутили, что боятся заходить в вертолет, за штурвалом которого сидит хрупкая девушка. Злате приходилось своими руками разгружать сотни килограммов посылок в отдаленных селениях ненцев и поселках вахтовиков. Девушка часто летала по заданиям санитарной авиации — забрать рожениц или тяжелобольных из тундры. Полеты в Заполярье — как работа хирурга: промахнешься в условиях плохой видимости — может случиться беда. Необходимо соблюдать ювелирную точность, учитывая, что погрешность координат между картой и реальностью — 50 — 60 километров.

Одна из самых удаленных точек Ямала — почти на краю земли. Фото: предоставлено Златой Чевердынской

Одна из самых удаленных точек Ямала — почти на краю земли. Фото: предоставлено Златой Чевердынской

— Однажды нас подняли для полета в тундру. Там попал в беду очень маленький медвежонок — почти как в мультике про Умку, только бурый. Его брата и маму застрелили браконьеры, он остался один, но чудом выжил. Голодный, замерзающий ребенок. Мы плакали всем экипажем, даже у мишки глаза были красные от слез. Обратно мы летели с огромной скоростью, чтобы быстрее доставить его в новый дом, к ветеринарам. Наверное, он уже подрос и его выпустили обратно в природу, — рассуждает Злата.

Несколько лет полетов в Заполярье оказались лучшей школой для пилота вертолета. А потом девушка решила, что пора бы уже перебраться в теплые края и попробовать себя в Северной Африке. Злату взяли пилотом при миссии ООН в Южном Судане. Местные вооруженные племена годами борются за власть в регионе, и девушке часто приходилось возить переговорщиков на встречу с вождями племен, дежурить в санавиации.

Сибирячка стала одной из первых русских девушек-пилотов в Африке и первой — в Заполярье. Фото: Предоставлено Златой Чевердынской

Сибирячка стала одной из первых русских девушек-пилотов в Африке и первой — в Заполярье. Фото: Предоставлено Златой Чевердынской

«ПИЛОТ — НЕ ТА ПРОФЕССИЯ, ГДЕ МОЖНО ОБИЖАТЬСЯ»

Полеты в Африке оказались настоящим аттракционом как для тех, кто за штурвалом, так и для пассажиров. Местные пилоты игнорируют правила полетов и провоцируют воздушно-транспортные происшествия. Даже африканские птицы настолько наглые, что летят по прямой, и пилоту приходится резко маневрировать, уходя от столкновения. Погода — вообще отдельная история: грозы спрогнозировать невозможно, буквально за 15 минут горизонт превращается в сплошную стену с молниями.

— К российским летчикам в Африке относятся с огромным уважением. Если говоришь, что ты из России, то все начинают восторженно охать и петь хвалу нашим пилотам. Наша техника пилотирования намного лучше, а еще в русских летных школах прививают любовь и бережливость к вертушкам. Иностранцы, например, вообще не переживают: «как взлетели, так и сядем», — говорит Злата.

В Африке российские пилоты — самые уважаемые даже среди неспокойных племен. Фото: предоставлено Златой Чевердынской

В Африке российские пилоты — самые уважаемые даже среди неспокойных племен. Фото: предоставлено Златой Чевердынской

Спустя полгода сибирячка решила опять поменять тропическое сафари на российское Заполярье. Причина — сплоченная команда Нарьян-Марского авиационного отряда, не имеющая предрассудков в отношении женщин за штурвалом.

Летать на Крайнем Севере тяжелее всего, и здесь все равны за штурвалом. Фото: Предоставлено Златой Чевердынской

Летать на Крайнем Севере тяжелее всего, и здесь все равны за штурвалом. Фото: Предоставлено Златой Чевердынской

— Я мало сталкивалась с гендерным неравенством среди пилотов Крайнего Севера. Но в других авиакомпаниях могут за спиной говорить неприятные вещи, подшучивать на тему «блондинка и вертолет». Я не особо переживаю и была к этому готова, ведь любая девушка в якобы мужской профессии сперва столкнется с чем-то подобным, — добавляет Злата. — Пилот — это не та профессия, где можно позволить себе обижаться. Здесь нужно доказывать свой профессионализм. И прежде всего — себе.

Оба дедушки сибирячки были пилотами — теперь они могли бы гордиться внучкой. Фото: предоставлено Златой Чевердынской

Оба дедушки сибирячки были пилотами — теперь они могли бы гордиться внучкой. Фото: предоставлено Златой Чевердынской

К ЧИТАТЕЛЯМ

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, сообщите об этом в редакцию:

Редакция: (383) 289-91-00

Viber/WhatsApp: 8-923-145-11-03

Почта: kp.nsk@phkp.ru

Рекомендуемые