Новосибирск
Общество

«На ногах у него уже язвы, а родные его лечат водкой»: парализованный инвалид гниет заживо в собственной квартире

Соседи пытаются спасти пенсионера, который живет в невыносимых условиях в одном из аварийных домов Новосибирска. Люди просят забрать его у пьющей жены
Валерий Кожедуб не выходил на улицу семь лет.

Валерий Кожедуб не выходил на улицу семь лет.

Фото: Никита МАНЬКО

Инсульт превратил жизнь новосибирского пенсионера Валерия Кожедуба в кошмар: мужчина оказался прикован к кровати в аварийном бараке. Ухаживает за ним только жена, но она — пьющая.

— Ей не до него. А он гниет заживо! Спасите его! — просят соседи, которые иногда подкармливают мужчину. Можно ли ему еще помочь — в материале КП-Новосибирск.

Незнакомцев приводит жена инвалида, соседи жалуются на пьянство и дебоши. Фото: предоставлено местными жителями

Незнакомцев приводит жена инвалида, соседи жалуются на пьянство и дебоши. Фото: предоставлено местными жителями

«ЗАДОЛБАЛА НАС ЭТА КОМНАТА»

Пару лет назад аварийный барак в районе Телецентра был неприятным местом, но молодые семьи навели здесь порядок. Сообща с соцслужбами выселили алкоголиков и бомжей, сделали ремонт и укрепили падающие стены. Осталась одна проблемная комната — в ней живет парализованный инвалид Валерий Кожедуб с пьющей женой Любовью.Привычные ко всему соседи в шоке: парализованный мужчина лежит и гниет заживо из-за пролежней, в ранах даже видели червей.

— Она водит к себе бомжей, таскает с помойки мусор. Ей не до него. Неделю назад приезжала фельдшер — сказала, что у Валерия на ногах опарыши, то есть черви уже съедают человека заживо. В таком положении он уже давно. Семь лет назад его разбил инсульт, отнялись ноги — с тех пор он даже не выходил из комнаты. Из лекарств — одна водка, а вместо душа — ведро воды прямо на кровать. Лежит тощий, голодный — Любка, жена, не кормит его, таскает ему гнилье с помойки. Тараканы, клопы ползут из их комнаты толпами. А у жильцов дети — от грудных до семи лет, — рассказала КП-Новосибирск местная активистка Александра Томини. Помолчав, она произносит: — Задолбала нас эта комната. И человека жалко, и нас всех жалко.

У парализованного мужчины начались пролежни, но родственники не хотят его лечить.

У парализованного мужчины начались пролежни, но родственники не хотят его лечить.

Фото: Никита МАНЬКО

ИСТОРИЯ ДЕДА ВАЛЕРЫ

Корреспондент КП-Новосибирск побывал в гостях у инвалида и его жены. Зрелище оказалось не для слабонервных. Почти вся комната завалена мешками с вещами и мусором, над которым вьются мухи. Сам Валерий Алексеевич Кожедуб лежит и стонет, едва может ответить на вопросы. Жена вспоминает: в молодости он был другим — ведущим рабочим цеха Новосибирского завода низковольтной аппаратуры. Только в начальники не пробился — болел эпилепсией. Больше из ее рассказа ничего не поймешь. Говорит сбивчиво, будто в бреду — видимо, водка давно стерла память и способность логически мыслить.

А что же родственники? У парализованного мужчины есть дочь. Пять лет назад пенсионеры делили крошечную комнату с ней и ее ухажером, который регулярно избивал и вышвыривал девушку на улицу. Теперь у нее другой муж, другая жизнь по новому адресу, а родителей она забыла как страшный сон. Соседи считают, что женщину интересует только перспектива получить жилплощадь при расселении аварийного дома. Мы нашли ее, позвонили:

— Знаете, что у отца совсем плохо со здоровьем?

— Про пролежни я не знала, мама со мной не общается. Мы хотели купить им диван, чтобы отцу было удобнее. Дело в том, что у мамы довольно обеспеченная родня — можно сказать, богатенькая. Родной брат в должности директора завода. Он периодически приезжает, но почему-то сделать ничего не может. А я сама снимаю жилье, работаю, лишних денег у меня нет. Можно определить отца в больницу, чтобы он лежал там. А кто за ним будет ухаживать? Это денег стоит, — рассуждает Алена Кожедуб.

Родственники не готовы забрать инвалида, они ждут расселения барака и квартиры.

Родственники не готовы забрать инвалида, они ждут расселения барака и квартиры.

Фото: Никита МАНЬКО

«ЭТО НАДО ВЫСЕЛЯТЬ»

Несмотря на прошлые обиды, дочь заверила КП-Новосибирск, что готова помочь родителям. Она уже привозила вещи: одеяло, покрывало, мультиварку и сотовый телефон с сим-картой для связи. Мама взяла телефон, но так ни разу и не позвонила. Алена говорит, что не может взять скандальных родственников к себе или сделать им ремонт — у нее самой ипотека и маленький ребенок.

Свояк, директор новосибирского завода, все-таки помогает пьющим родственникам. Как только чета Кожедуб накапливает долги за «коммуналку» — приезжает «серьезный мужчина» и все оплачивает, говорят соседи. Но теперь снова появился веский повод навестить родственников — на месте побывала комиссия, которую вызвали местные жители, закидав городскую администрацию жалобами.

— Сотрудница мэрии была в шоке, увидев жилищные условия. А потом добавила: «Это надо выселять». Комната муниципальная, они нарушают все правила СЭС, топят кухню и не дай бог пожар устроят, — говорит активистка дома Александра Томини. — Мы надеемся, что близкие заберут их на лечение и приведут жилье в порядок. Или какие-то социальные службы обратят внимание на этого несчастного, который просто заживо гниет в своей кровати.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, сообщите об этом в редакцию:

Редакция: (383) 289-91-00

Viber/WhatsApp: 8-923-145-11-03

Почта: kp.nsk@phkp.ru