Новосибирск
Политика

Новосибирские общественники сказали нет законопроекту о профилактике бытового насилия

Редкое единство мнений наблюдалось во время круглого стола, где обсуждался нашумевший на всю страну законопроект

Напомним суть вопроса. Проект закона впервые появился еще в 2016 году, но его отправили на доработку. Спустя три года, в конце 2019-го, он стал предметом широкого обсуждения из-за того, что Госдума вновь приняла его к рассмотрению. Вопрос, который возникает сразу и у достаточно большого количества людей: «А что, тема неактуальна для нашей страны? На семейно-бытовом фронте все идеально?» Проблему не замалчивают, она существует. И об этом достаточно убедительно рассказали участники круглого стола, который провела Общественная палата Новосибирской области с участием большого количества приглашенных спикеров - от депутата Государственной думы Александра Карелина до представителей национальных организаций, религиозных конфессий, юристов, полицейских… Открывая встречу, председатель Общественной палаты Новосибирской области Галина Гриднева отметила, что проект закона очень чувствителен для всего общества. И важно четко представлять, какими могут быть последствия, если этот закон будет принят. Кстати, позиция по редакциям этого закона обсуждалась в общественных организациях региона еще задолго до круглого стола. Уполномоченный по правам человека в Новосибирской области Нина Шалабаева отметила, что в случае принятия этого закона будут ущемлены конституционные права граждан Российской Федерации и нанесен ущерб институту семьи в целом. Пожалуй, она выразила общее мнение всех участников.

- Данный законопроект является неприемлемым с юридической точки зрения. Он не направлен на профилактику преступлений и правонарушений насильственного характера, а создает механизм, позволяющий вмешиваться в семейную жизнь граждан, фактически нарушать их права, создает условия для разлучения несовершеннолетних детей с их родителями, - пояснила Нина Николаевна. - На практике законопроект создает систему правовых норм, параллельную действующим нормам уголовного права и законодательства об административных правонарушениях. Эта система позволит под видом профилактических мероприятий произвольно применять практически к любому совершеннолетнему гражданину России меры репрессивного характера, безосновательно объявляя граждан виновными в семейно-бытовом насилии.

Присутствующие юристы отметили, что понятие «насилие» определено в законодательстве еще с советских времен. При этом оценить тяжесть содеянного может только суд, а в предлагаемом законе уже не будет действовать конституционная презумпция невиновности, то есть граждан могут объявить виновными без каких-либо процессуальных гарантий и доказательств.

Во время дискуссии общественники пришли к неутешительному выводу: применение норм закона на практике нанесет семье существенный ущерб. Это противоречит конституционным ценностям семьи, материнства и отцовства. При этом предлагаемые в законопроекте меры не способны привести к снижению уровня реального насилия в обществе. Участники круглого стола приводили и другие негативные факты. В том случае, если закон будет принят, нерадивые папы и мамы могут остаться без квартир, а дети окажутся в государственном учреждении. Само понятие «насилие» у разработчиков закона носит расплывчатый характер. К примеру, если один из родителей не выполняет желание своего ребенка, его уже можно привлечь к ответственности. А сделать это можно путем доноса в правоохранительные органы. Подвел черту под обсуждением депутат Государственной думы Александр Карелин:

- Я считаю, что общественные организации высказали вполне обоснованную позицию: принимая данный закон, мы наносим катастрофический удар по институту семьи и брака. По сути произойдет подмена действующих понятий и норм, закрепленных законами. Более того, произойдет деформация мировоззрения относительно семейных и общечеловеческих ценностей. Я считаю, что ответ на такие посягательства должен быть один: мы говорим нет и пресекаем любые попытки разрушить наши семьи.

В резолюции по итогам круглого стола нашли отражение все опасения новосибирских общественников. И они оказались вполне предсказуемыми.