2019-10-31T07:30:57+03:00

«Моя бабушка видела Горького - как человек он был не очень»

Не каждая семья может похвастаться такими воспоминаниями. Постоянный читатель «Комсомолки» 82-летний Юрий Валентинович Феоктистов прислал в редакцию письмо, где рассказал, как копнул свою родословную и удивился
Ева ЛЮТОВА
Поделиться:
Комментарии: comments3
Семья Феоктистовых, 1915 год. Фото: личный архив.Семья Феоктистовых, 1915 год. Фото: личный архив.
Изменить размер текста:

Кого только не знали его бабушки и дедушки! Даже Колчака. Вся история страны отражается в этом «семейном фотоальбоме». Так давайте же вместе почитаем письмо Юрия Валентиновича Феоктистова.

ЗДРАВСТВУЙТЕ, УВАЖАЕМАЯ РЕДАКЦИЯ!

Прошла Декада пожилого человека. И я хочу поведать о своих предках, которые тоже в свое время были пожилыми. Да я их только такими и помню. Поздно мы, конечно, начинаем восстанавливать свою родословную. В свое время не успел да и поленился расспросить о своих предках дедов, пока они были живы, а спохватился, когда мне самому уже было за 60, а матери за 90. Она и помогла восстановить мне кое-какие корешки нашего родословного дерева. Но сколько я ее ни пытал, ни голубой крови, ни белой кости в нашем роду мы так и не обнаружили.

Подлинниковы в Новониколаевске, 1915 год. Фото: личный архив.

Подлинниковы в Новониколаевске, 1915 год. Фото: личный архив.

«ПЕШКОВ С БУРЛАКАМИ НА БЕРЕГУ КОСТРЫ ЖГУТ»

Мой дед Феоктистов Василий Герасимович (1885 - 1949) и бабка Елизавета Васильевна по отцовской линии были из мещанско-купеческого сословия. Жили они в городе Сенгелее Самарской губернии в своем доме прямо на берегу Волги. Бабка видела живого Максима Горького, и если как писателя она его еще воспринимала, то как человека не очень.

- Вечно этот Пешков с бурлаками на берегу костры жгут да водку пьянствуют. И Сашка Куприн туда же, а еще из татарских князей, говорят, врут поди, - запомнилось мне из ее бесед со своими приятельницами.

Дед занимался мануфактурой и ездил с ней аж до Маньчжурии. И вот в 1915 году каким-то торговым ветром занесло моих бабку с дедом в Новониколаевск. Видать, не плохо у них шли дела, коль по приезде они купили один дом в Закаменке и два - на окраине города, около кладбища (ныне Центральный парк и стадион «Спартак»). Один из домов еще сохранился - № 17 на улице Потанинской. Там, к слову, я появился на свет божий. И было у моих бабки с дедом три сына и приемная дочь. Когда дети выросли и вся семья собиралась по праздникам, разумеется, православным - Рождество, Пасха, то за столом собиралось душ 20. Испив вина и «отполировав» его домашней брагой, они под гитару пели народные песни. И когда уставали, в «антракте» слушали по патефону Русланову и Юрьеву, Шаляпина и Козина. Мы, их внуки, уже сами устраивали подобные посиделки, но это уже в светские праздники - 1 Мая, 7 Ноября, Новый год и дни рождения. Пели уже под Утесова, Шульженко и Бернеса.

ЦИРЮЛЬНИК НА ФРОНТЕ

Дед успел повоевать в Гражданскую войну с Колчаком. Но вот неясно, что означает «с Колчаком». То ли с ним вместе, то ли против него. Но судя по фотографии, мундирчик-то у него был не рабоче-крестьянского происхождения. Впрочем, и то и другое при Советах было чревато. Была у деда с бабкой еще шорная мастерская и парикмахерская у Федоровских бань. Мой отец и его старший брат так и остались сибирскими цирюльниками до конца дней своих.

В 1943 году у бати кончилась бронь, и он ушел на фронт. Где-то с месяц он был парикмахером при штабе маршала Рокоссовского 1-го Белорусского фронта, затем - передовая артиллерия, и окончил войну отец под Берлином, в городе Бреслау. Вернулся домой с тремя медалями аккурат 19 ноября, в День артиллерии.

Семья Феоктистовых сто лет спустя, в наше время. Фото: личный архив.

Семья Феоктистовых сто лет спустя, в наше время. Фото: личный архив.

СНАЧАЛА ПРЯТАЛАСЬ ОТ КУЛАКОВ, ПОТОМ - ОТ КРАСНОАРМЕЙЦЕВ

А по материнской линии корешок-то был на два поколения поглубже. Прапрадед Кузьма Подлинников - коренной сибиряк, чалдон, прибыл из города Решёт Красноярского края в село Колывань где-то в конце позапрошлого XIX века. У его сына Аверьяна было 15 детей, семеро из которых умерли во младенчестве, а восемь дожили до преклонных лет. Дед Павел Аверьянович (1890 - 1964) имел уже потомков поменьше - семерых, старшая дочь его, Ольга Павловна (1913 - 2004), и есть моя матушка. Были они потомственные жестянщики, имели свои мастерские ну и всякую живность - лошаденки, коровенки, овечки и пр. В общем, типичные середняки в богатой купеческой Колывани того времени.

Во время кулацкого восстания 1920 года они прятались в подполье - сначала от кулаков, потом от прибывших на подавление мятежа красногвардейцев. В общем, все как в кинофильме «Чапаев»: «Белые придут - грабят, красные придут - тоже, понимаешь, начинают». Но уцелели. Сравнительно недавно, лет этак 50 тому назад, узнал, что дед Паша захватил даже Японскую войну 1904 года, а в первую германскую был то ли подпоручиком, то ли подпрапорщиком и, «глотнув газов» на сей войне, вернулся с Георгиевским крестом. Но так как при Советах царские награды не очень-то жаловали, то это в семье шибко не афишировали.

А вот моя тетка Галина Павловна училась в одном классе с известной для новосибирцев Ольгой Жилиной - и позже на медкурсах тоже.

В годы войны мать отправляла меня на вольные хлеба к деду в Колывань, где я насмотрелся на проводы мужичков на фронт. Провожали их всем селом - во дворах накрывались столы с самогоном, бражкой, обязательно была гармошка. Затем молодежь уезжала на лодках по реке Чаус «на луга» или шла к закрытой тогда церкви на танцы-посиделки, которые потом, к финалу, плавно перетекали в драку. Между колыванскими и оёшинскими или подгорными. Дрались отчаянно, но без лишней жестокости, до первой крови. Затем зализывали раны, девчата перевязывали своих «миленочков» и расходились по домам. А утром призывники, слегка протрезвев, уезжали на полуторках в город на сборный пункт, затем - эшелоном на фронт. Больше половины из них домой уже не вернулись - остались одни портреты, что висят в центре села...

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также