2019-09-12T16:04:34+03:00

«Мы не виделись девять лет»: сибирячка пытается отсудить дочь у приемной семьи

Суд встал на сторону опекунов, так как биологические родители не появлялись в жизни ребенка несколько лет
Поделиться:
Комментарии: comments25
Вика и Оля на одном из свиданий. Фото: личный архив.Вика и Оля на одном из свиданий. Фото: личный архив.
Изменить размер текста:

Виктория Гвоздарева опубликовала в социальных сетях пост - крик о помощи. Женщине не дают увидеться с девятилетней дочерью, которая находится под опекой в другой семье. Все инстанции отвечают отказом, хотя ребенок тянется к родной матери.

Как вышло, что девятилетняя девочка оказалась у чужих мамы и папы, и почему ее не хотят отдавать обратно? КП-Новосибирск выслушала обе стороны конфликта.

ОСТАВИЛА РЕБЕНКА, КОГДА ЕМУ БЫЛО ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ

Честность Виктории подкупает. Жизнь сибирячки - катастрофа. В 14 лет начала принимать наркотики: сначала - легкие, потом - тяжелее. Говорит, в начале 1990-х эту гадость продавали прямо в школе. Образ жизни - на грани. В 24 года родила первого ребенка - Машу*. Девочку почти сразу отдали родителям Вики. Второго ребенка молодая женщина родила в Купинском районе. Девочку назвали Олей*. Когда младенцу было полгода, отец ребенка побил Вику. Она сбежала из дома в одном халате, села в такси и уехала в родной Новосибирск к родителям, позвонила в опеку: «Заберите малышку из дома, пока я не приеду».

- Я вернулась, а опека не хочет Олю отдавать. Моя же мама дала мне отрицательную характеристику, - признается Виктория. - Дочку почти сразу пристроили в какую-то семью, так я и уехала в Новосибирск ни с чем.

Через год Виктория родила третьего ребенка - мальчика. Говорит, после этого поняла: пора исправляться. Сама пошла в реабилитационный центр, перестала употреблять запрещенные препараты, не пьет, не курит. Сначала жила в доме матери и ребенка, потом нашла приличную работу, начала сама себя обеспечивать. Первый муж вернулся из заключения, Виктория и его на путь праведный наставила. Теперь они вместе пытаются вернуть детей домой.

Старшая дочка воспитывалась дедушкой с бабушкой, поэтому с ней проблем не возникло, суд в отношении этого ребенка вернул матери родительские права. А вот с Олей дело сложнее - девять лет девочка живет в другой семье в маленьком поселке Купинского района. Как говорит сама Вика, все это время она думала, что Олю удочерили, а значит, бороться за дочь было бессмысленно.

Мама говорит, что девочка тянулась к ней. Фото: личный архив.

Мама говорит, что девочка тянулась к ней. Фото: личный архив.

«ЛАСКИ ТАМ НЕТ»

Не так давно Вике пришло требование алиментов. Это все изменило.

- Получается, моя девочка была под опекой, а это значит, что я могу ее вернуть, восстановить родительские права. Понимаю, что много времени прошло, но я не верю, что опекунша Наталья Желендинова любит мою Олю по-настоящему. Я общалась с соседями, все они говорят: ласки там нет. Супруг ее еще заботится о девочке, а вот сама женщина не особо. Сотрудница местного магазина говорила, что Желендинова бутылку водки у нее как-то в долг брала. Там ведь, понимаете, все на поток поставлено. Сельские жители зарплату за этих детей получают, - уверена биологическая мама в неправедности приемной семьи.

Виктория виделась с Олей. Приезжала на день рождения с кучей подарков и двумя другими детьми.

- Я почувствовала, что Оля тянется ко мне, она меня за руку хочет взять, поцеловать. Мы с ней разговаривали, обменялись контактами. Я уже надеялась, что у нас получится ее забрать. Как вдруг ее опекун Наталья изменила свое поведение, удалила все мои данные из телефона дочери, начала настраивать Олю против меня. Видимо, испугалась, что ребенка заберут, а другого вместо этого не дадут, - предполагает Виктория.

Биологическая мама спустя 9 лет пытается забрать ребенка у опекунов

00:00
00:00

Биологическая мама подала прошение в суд на восстановление родительских прав. Но ей отказали, решив оставить девочку в приемной семье. Основания - «утеря родительской связи, при этом родители не принимают должных мер к восстановлению детско-родительских отношений». Также суд учел и то, что настоящие мама и папа не платят алименты.

- А как мы будем их платить, если опекуны деньги не берут, а счет на ребенка, которому я пока никто, банк не разрешает открыть! - возмущена мама. - Мы будем подавать апелляцию.

После этого Виктория снова попыталась увидеться с Олей. Но, по словам женщины, районные органы опеки ей строго запретили это делать. Прав родительских нет, значит, и встреч не положено. Вот как восстановитесь в правах - тогда, мол, и приходите. Виктория начала бить во все колокола, написала большие посты в социальных сетях, письма в разные инстанции, после чего в опеке пошли навстречу и согласились устроить свидание матери и ребенка.

Наталья Желендинова - новая мама Оли. Фото: личный архив.

Наталья Желендинова - новая мама Оли. Фото: личный архив.

«ДУМАЛА, ОНА УМЕРЛА»

Мы связались с Натальей Желендиновой - опекуном Оли. Женщине 50 лет, она говорит эмоционально, настроена против родных родителей. Называет их алкоголиками и наркоманами, утверждает, что их организм все помнит, поэтому они еще могут вернуться к прошлому образу жизни.

- У них не излечение, а ремиссия - так нарколог говорил на суде. Все еще может повториться, а ребенка они куда денут? - задается вопросом женщина. - Я вообще думала, что мама Оли умерла уже, ее ведь девять лет не слышно, не видно не было. Как сквозь землю провалилась, а сейчас вдруг - вот те на!

Сначала, как говорит Наталья, они с мужем и дочкой даже обрадовались появлению Виктории. Думали, будет в жизни девочки еще один надежный человек, хотели, чтобы вторая мама приезжала к ним в гости, общалась.

- Но потом она вдруг начала поливать нас в интернете нехорошими словами, придумывать про выпивку и что мы с нее алименты трясем! Деньги эти надо на счет складывать, а не нам отдавать, чтобы потом ее же дочь могла этими средствами воспользоваться. Сама Оля мне про Викторию сказала: «Мама, а ведь мы сначала думали, что она хорошая». К Вике дочка не хочет, даже расстраивается после этих разговоров. Перед судом психолог с девочкой разговаривал, спрашивал, где она хочет жить. Оля, конечно, сказала, что с нами.

На вопрос о том, почему не удочерили девочку, ведь тогда бы не было таких рисков, отвечает просто: ребенок, оставленный родителями, имеет в этой жизни больше льгот - и в вуз поступила бы бесплатно, и квартиру после достижения 18 лет ей дали бы, может быть. Бороться в этой ситуации Наталья не собирается. Говорит, будет действовать так, как решит суд, и тут же укоряет Викторию:

- Вот я у нее попросила бы: «Отдай мне ребенка, которого ты девять лет воспитывала». Что она мне на это сказала бы? А ведь от меня требует именно этого.

"Она как танк" - приемная мама отказалась отдавать ребенка биологическим родителям

00:00
00:00

Опекун отмечает, что родная мама не звонит девочке, приезжала к ней лично всего один раз. Второй раз была встреча в Купино. Препятствовать общению Оли и Вики приемная мама не собирается, но по желанию девочки свидания должны проходить на нейтральной территории.

В районном отделе опеки и попечительства корреспондентов КП-Новосибирск заверили, что семью Желендиновых проверяли. Алкоголем они не увлекаются, условия жизни девочки комфортные. Сотрудница магазина, ранее утверждавшая про бутылку водки, уже забрала свои слова обратно. Если биологические родители назначат встречу с ребенком, ее можно будет устроить по предварительной договоренности.

Редакция КП-Новосибирск не встает ни на чью сторону в этом конфликте. В данной ситуации есть только одна сторона: интересы ребенка. Призываем всех родителей в первую очередь думать об эмоциональном состоянии и счастье девятилетней Оли.

Уважаемые читатели, а вы как думаете, с кем должна расти девочка?

* Имена всех детей изменены.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также