2018-01-15T23:42:22+03:00

Швеи обвиняют известного дизайнера и владелицу бутика в обмане и невыплате зарплаты

По документам, у Веры Шашериной нет портных, продавцов и дохода. Однако магазин продолжает работать в самом центре Новосибирска [фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments27
Дизайнер Вера Шашерина (в белой блузке) рядом со швеей Натальей Дмитриевой. Последняя уверяет, что дизайнер задолжала ей зарплату. Фото предоставлено Натальей ДмитриевойДизайнер Вера Шашерина (в белой блузке) рядом со швеей Натальей Дмитриевой. Последняя уверяет, что дизайнер задолжала ей зарплату. Фото предоставлено Натальей Дмитриевой
Изменить размер текста:

Бутик дизайнера Веры Шашериной находится в самом центре Новосибирска - на Красном проспекте. Место - лакомый кусочек для бизнеса. Платья и блузки стоят прилично, но если нарваться на распродажу, то можно купить вещи за скромные 5 тысяч рублей. Только те, кто эти вещи шил, - воюют с владелицей бренда уже второй год. Швеи ходят на пикеты и в суды, обвиняя Веру в невыплате зарплаты и уходе от налогов. Дизайнер в ответ называет возмущающихся - вымогателями, а свой бизнес - волонтерским. В скандале разбирались корреспонденты «Комсомолки».

«НЕ ВЕРЬТЕ ВЕРЕ!»

Об истории успеха Веры Шашериной в интернете можно найти парочку рекламных статей. Биография нашей героини - как фильм про Золушку, только без принца. Девушка рано потеряла отца, начинала карьеру с кассирши в New York Pizza, а потом попала в банковскую сферу. Накопила, работая там, на «Мерседес», в 2015-м его продала и вложила свой первый миллион в швейный бизнес. В ее бутике можно не только купить готовое платье, но и подогнать понравившуюся модель по фигуре. Ранее в интервью Вера сама любила рассказывать, как «закупила оборудование» и «наняла швей». Теперь же в судах отказывается, что у нее есть цех. Послушаешь дизайнера - и ощущение, что платья шьются сами.

- Я пришла к Шашериной год назад перед новогодними праздниками. Увидела объявление, которое до сих пор можно найти на сайтах по поиску работы: большой цех, дружный коллектив, зарплата хорошая, удобный график - два через два дня, - рассказывает портная Ольга Самоборская. - Трудовой договор мы сразу не подписали: у нее была такая отговорка, что она сейчас закрывает год и ей это не сподручно, так как «отчетность перед налоговой». Мол, удобнее трудоустроить меня в новом году. Так она водила меня за нос четыре месяца! То у нее новогодние праздники, то годовые отчеты, то новая коллекция.

Люди требуют зарплаты, выходя на пикеты. Фото предоставлено Натальей Дмитриевой

Люди требуют зарплаты, выходя на пикеты. Фото предоставлено Натальей Дмитриевой

Все это время, как уверяет Ольга, она работала в цехе по адресу: улица Кропоткина, 505. За первый месяц дизайнер с подчиненной рассчиталась. А потом перестала оплачивать труд.

- Лишь изредка делала мелкие подачки - из серии 3 - 5 тысяч рублей в месяц, самое большое 10 - 15 тысяч, - описывает Ольга, добавляя, что в объявлении была указана конкретная зарплата - 35 - 40 тысяч рублей. Эту же сумму дизайнер оговаривала со швеями и в личной беседе.

- Да, давала нам по мелочи - несколько тысяч рублей, причем никогда мы не знали, когда эти деньги будут. Часто приходилось выпрашивать, - подтверждает другая швея Наталья Дмитриева, которая ушла от дизайнера летом 2017 года, проработав на нее 2,5 года. - Она нам обещала, я ей верила...

- Самое обидное, что вся продукция реализовывалась. Мы видим успех дизайнера и не видим свои деньги. Когда в феврале - я еще работала у Шашериной - я поняла, что не получу обещанного, пошла с жалобой в Инспекцию по труду - попросила чиновников зафиксировать меня на рабочем месте и заставить работодателя заключить со мной трудовой договор. Но меня просто откровенно послали. Говорят: «Нет у нас таких полномочий. Мол, мы придем, увидим вас там, но, может, вы в гости чаю пришли попить?» Красивая отмазка! Я понять не могу, что случилось с нашими чиновниками... При этом о нашем разговоре с трудовой инспекцией тут же стало известно Шашериной. Возможно, он ее напугал, потому что она начала меня уговаривать: «Вот ты еще месяц на меня поработаешь неофициально, а потом мы переедем в другой цех, на улице Журинской, и там уже я с тобой полностью рассчитаюсь. За месяц она мне действительно заплатила, но потом опять начались отговорки, и официального трудоустройства я так и не дождалась. Сейчас она мне должна 66 тысяч рублей.

Швеи в редакции "Комсомольской правды": все они проиграли суды первой инстанции, но все еще надеются на справедливость. Фото: Виктория МИНАЕВА

Швеи в редакции "Комсомольской правды": все они проиграли суды первой инстанции, но все еще надеются на справедливость.Фото: Виктория МИНАЕВА

Самборская тогда обратилась в Дзержинский районный суд, чтобы взыскать эти деньги с Шашериной. Вместе с ней в суды пошли еще несколько швей.

- Я предоставила переписку в соцсетях, где она признает, что должна мне деньги, скриншоты с телефона. Привела свидетелей, таких же швей. Показала фотографии с производства. Но все это суд доказательством не признал. Аргумент такой: свидетели свидетелями не являются, так как сами не были официально трудоустроены у Шашериной. Моих свидетелей просто вышвырнули из процесса. Но суть в том, что у Шашериной никто официально не трудоустроен, - недоумевает Самборская.

Районный суд швеи проиграли. И сейчас обжалуют решения, а еще выходят на пикеты - возле бутика, где продаются платья, и Роструда, где отказываются помочь...

- Ситуация идиотская. Мы даже в прокуратуру обращались. Оттуда пришли в цех с проверкой - увидели 15 машинок, уже новые люди сидят-шьют. Но при этом новенькие говорят: «Мы пришли сюда для себя пошить». Ну просто благотворительная организация! А откуда тогда в магазине одежда берется? К Шашериной должны возникнуть вопросы не только у нас, но и у налоговой. Когда начали разбираться в ситуации, оказалось, она никого не трудоустраивает официально и налогов вообще не платит...

Корпоратив в бутике Веры Шашериной. На фотографии - Ольга Самборская и Наталья Дмитриева (крайние справа). Фото предоставлено Натальей Дмитриевой.

Корпоратив в бутике Веры Шашериной. На фотографии - Ольга Самборская и Наталья Дмитриева (крайние справа). Фото предоставлено Натальей Дмитриевой.

ПРОДАВЦЫ-ВОЛОНТЕРЫ И ШВЕИ-ПОМОЩНИЦЫ

Вера Шашерина, видимо устав от того, что от нее требует деньги, просто заблокировала в телефоне все неизвестные номера. Однако «Комсомолке» не сразу, но все-таки удалось до нее дозвониться.

- Они суды проиграли, - сразу парирует Шашерина, узнав, о чем идет речь. - Да, действительно, с некоторыми из этих людей мы пробовали сотрудничать, но не в условиях цеха. Это были разовые услуги, выполнявшиеся данными гражданками. Но качеством я осталась недовольна, поэтому тема была закрыта. А вообще поизучайте информацию об этих людях. Дмитриева, например, общественница, любитель ходить по акциям - это человек, который не работает, а зарабатывает тем, что вымогает деньги. Сейчас жертва - я, а до этого были другие... У нее действительно есть швейное образование, мы попытались с ней поработать, она нам оказывала разовые услуги - назовем это так.

- Но претензии не только от нее. Недовольных много. У вас есть цех со швеями?

- Это не цех, а моя личная творческая мастерская, место, где я работаю.

- То есть вы сами шьете платья?

- Я могу шить сама, а могу приглашать людей со стороны - все по-разному. Но у меня нет швей, которые работают по трудовым договорам и получают зарплату. Зарплату мы не платим никому. Однако если люди на условиях устного договора выполняют какие-то услуги, то, естественно, они получают за это вознаграждение. А цеха с работниками у меня нет!

Судьи посчитали фотографии из мастерской недостаточным доказательством, что Наталья Дмитриева работала на Веру Шашерину. Фото: Виктория МИНАЕВА

Судьи посчитали фотографии из мастерской недостаточным доказательством, что Наталья Дмитриева работала на Веру Шашерину.Фото: Виктория МИНАЕВА

- Я видела фотографии, где швеи сидят за машинками в вашей мастерской...

- Они сами приходили ко мне, просились, потому что у меня есть свое оборудование. Повторяю, это были разовые услуги, которые они выполняли внутри моей личной мастерской.

- Продавцов у вас тоже нет?

- Нет! Бутик на Красном - это больше выставочный зал, чем магазин. У нас нет продавцов, нет швей. Одежду людям продаю лично я.

- Получается странная ситуация: в центре городе есть магазин, где нет продавцов. В соцсетях есть группа вашего бутика - там числятся и менеджеры, и управляющие...

- Я могу указывать в соцсетях все что угодно. Мне нужно это для статуса. Те люди, которых вы называете, - не продавцы, а мои помощницы, помогают на волонтерских началах. Вы почитайте отзывы на мою продукцию - там нарекания только к тем, кто ее шьет. Ни у кого нет вопросов к дизайну - только по качеству. Вот теперь и подумайте, почему с некоторыми швеями мы не захотели продолжать сотрудничество.

Ответ из пенсионного фонда удивляет: работников в ООО "Шедевр" - это юридическое название бутика - не числится.

Ответ из пенсионного фонда удивляет: работников в ООО "Шедевр" - это юридическое название бутика - не числится.

- В отзывах я прочитала: покупатели рассказывают, что скидывают деньги на личные карточки продавцов. Вот, например, девушка пишет: «Вечные проблемы с терминалом - как-то не солидно для такого а-ля бутика лакшери-локации. Соответственно нет чека и возможности законно предъявить претензию» (цитата с «Флампа»). Почему у вас терминал не работает и выбиваете ли вы чек при продаже одежды? Тут уже возникает вопрос о налогах.

- Мы что, единственные, у кого терминал не работает? Что касается налогов, у нас нет прибыли, у нас убыточное предприятие.

- Почему, несмотря на то что платья имеют цену выше среднерыночной и коллекции расходятся, вы называете магазин убыточным?

- Я не хочу отвечать на этот вопрос, - положила трубку Вера.

Трудовая инспекция советует решать свои проблемы в суде.

Трудовая инспекция советует решать свои проблемы в суде.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

«Налоговая должна прийти с проверкой!»

Константин Зиновьев, юрист:

- Отношения между работником и работодателем возникают не только с того момента, когда заключен договор, но и с момента фактического допуска к работе. Как показывает судебная практика, чтобы доказать, что вы работали, используются свидетельские показания и какие-то косвенные документы. Если люди говорят, что вы приходили по определенному графику, получали и выполняли задания, то это доказательство... У нас были подобные дела, когда работники без официального трудоустройства подавали иск на работодателя, и суд абсолютно нормально воспринимал свидетельские показания. Честно говоря, я не понимаю, почему швеи проиграли суд первой инстанции. То, что вы описываете, - вообще фантастика. Такое еще можно представить себе в рознице, когда дело касается индивидуальных предпринимателей, но не в оптовой торговле! Чтобы кто-то сбрасывал деньги на личные карточки продавцов - это просто удивительно. В данном случае речь может идти об уходе от налогообложения, плюс нарушается Закон о защите прав потребителей, потому что потребителям должны выдавать чеки. Тут должна прийти с проверкой налоговая!

А вас обманывали на работе? Если да - расскажите в прямом эфире Радио «Комсомольская правда»-Новосибирск». Обсудим историю 16 января в 18.05 по местному времени. Слушать можно на волне 98,3 FM, либо онлайн на странице www.nsk.kp.ru/radio. Телефон прямого эфира: (383) 289-99-33. WhatsApp: 8-923-145-11-02.

Швеи обвиняют известного дизайнера Веру Шашерину в невыплате зарплаты.Виктория МИНАЕВА

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также