Новосибирск
Происшествия

Женщина избила младшую дочь сибиряка, убившего ее сына-наркомана при самообороне

Девятилетняя дочка Виктора Ганчара лежит в больнице, а полиция проводит проверку
На девятилетнюю Настю могла напасть мама убитого наркомана Артема Галкина.

На девятилетнюю Настю могла напасть мама убитого наркомана Артема Галкина.

Фото: Вадим АЛЕКСЕЕВ

Перед Новым годом Центральный районный суд Новосибирска закрыл уголовное дело против Виктора Ганчара. Отец двоих детей остался на свободе. Тысячи людей по всей стране, которые подписывали петицию в его защиту, обрадовались этой новости. Но были и те, кому она была неприятна. Мать погибшего наркомана Людмила Галкина после оглашения судебного решения не могла сдержать эмоций и выкрикнула в сердцах:

- Это какая-то комедия, а не суд!

Именно Людмилу Галкину сейчас подозревают в нападении на девятилетнюю дочку бывшего подсудимого. Женщина подкараулила Настю после школы.

- Подружка Насти пошла в музыкалку, а дочка - домой. За зданием школы на нее напали. Настя говорит, что это Галкина. Так и говорит: «Та тетя, с которой мы судились и которую по телевизору показывали», - рассказала «Комсомольской правде» - Новосибирск» Юлия Ганчар.

По словам девочки, женщина кричала: «Я убью тебя и твою семью».

- Она ее изваляла в сугробе, ударила по голове и груди. Дочка пришла домой вся мокрая от снега, в слезах, - описывает произошедшее Юля. - Я вызвала полицию, потом повезла дочь к медикам. Пока ехали в больницу, Настю все время тошнило. Сейчас дочка в больнице, диагноз пока звучит так: «сотрясение головного мозга и ушибы мягких тканей грудной клетки».

В ГУ МВД по Новосибирской области «Комсомольской правде» заявили, что знают о данном случае.

- Проводится проверка, после которой будет принято решение о возбуждении уголовного дела, - говорят там.

Виктора Ганчара выпустили на волю после серии акций протеста, а также петиции, которую подписали тысячи человек со всей России.

Виктора Ганчара выпустили на волю после серии акций протеста, а также петиции, которую подписали тысячи человек со всей России.

Фото: Вадим АЛЕКСЕЕВ

Напомним, размеренную жизнь помощника машиниста Виктора Ганчара остановил, будто стоп-краном, звонок в дверь. Было это в сентябре 2014 года. Открывать побежала старшая, 12-летняя дочка Карина. Она как раз ждала подругу. Но вместо школьницы увидела на пороге пьяного мужика. Потом девочка будет давать показания: «Больно схватил меня за руку, стал заталкивать внутрь». Дочка вскрикнула, отец проснулся (дремал перед сменой), выскочил в коридор. Незнакомец заплетающимся языком представился «новым участковым» и полез в драку. Ганчар вытолкал гостя на лестничную клетку и пнул. От крепкого удара в живот тот отлетел на ступеньки. А Виктор захлопнул дверь и пошел умываться - во время потасовки «участковый» разбил ему нос. Через какое-то время девочки посмотрели в глазок, увидели, что налетчик лежит на ступеньках. А их папа набрал номер «Скорой». Хотя надо было звонить в полицию. Незваным гостем оказался, конечно, никакой не участковый, а отпетый наркоман и уголовник - 30-летний Артем Галкин, уже трижды сидевший в тюрьме. Наверняка и в этот раз он ломился в чужую квартиру, чтобы заработать четвертую судимость. Галкин умер, а Ганчара отдали под суд. Статья - одна из самых суровых - «Умышленное причинения тяжких телесных повреждений, повлекших смерть», по которой грозит до 15 лет колонии. И через год железнодорожнику зачитали в Центральном районном суде Новосибирска приговор - дали, считай, вдвое меньше, 7 лет строгого режима, но где справедливость?

«Комсомолка» тогда написала статью, и история Ганчара прогремела на всю Россию. Народ с жаром начал спорить о том, что это было: самооборона или нападение. В защиту Виктора писали петиции и выходили на улицы с плакатами. Видя, как за окнами стоят митингующие, в Новосибирском областном суде приговор смягчили. Но всего на полгода. Из следственного изолятора Ганчара повезли в колонию строгого режима - казалось, бесповоротно. На свободе остались жена, две дочки, ипотека… Кроме того, суд за смерть Галкина взыскал с подсудимого 500 тысяч рублей - компенсация матери погибшего, у которой в этой истории - своя правда.

- Я так устала доказывать, что мой сын достоин жизни! Все соседи перешептываются, перетирают мое горе, ополчились против нас. А он такой парень был... В жизни никого не обидит! Умный, коммуникабельный. Просто Тема в тот день пьяный был и квартирой ошибся. И что, за это убивать? Он так хотел жить! Да, употреблял наркотики, но он был добрый, умный наркоман, - вот так, дословно, отзывается о погибшем сыне Людмила Галкина.

Виктор Ганчар уже сидел в колонии строгого режима, когда в его дело вмешалась Генеральная прокуратура (туда написал обращение один из депутатов Госдумы), а следом Верховый суд (в высшую инстанцию пришла жалоба от адвоката Ганчара). Приговор Виктору Ганчару отменили, а следом зачитали новый: прекратить уголовное делопроизводство.

- Мать Галкина не первый раз нападает на моих детей, - говорит Юлия Ганчар. - Это уже четвертый случай. До этого она не пускала Настю домой, была пьяная, стояла перед ребенком прямо с бутылкой. А к Карине приходила в школу и выкрикивала в ее сторону: «Дочь убийцы!» Каждый раз мы пишем заявления в полицию - каждый раз нам приходит отписка, что жизням моих дочерей ничто не угрожает. Я уже не знаю, кому жаловаться, - буду писать в прокуратуру и уполномоченному по правам ребенка.