Премия Рунета-2020
Новосибирск
Здоровье10 декабря 2015 17:25

Сибирячка, у которой мама больна онкологией, разработала лекарство от рака

Деньги на испытание вакцины биологи ищут, организуя конкурсы в интернете
Ирина пытается сделать так, чтобы противоопухолевый препарат применялся в больницах, - для этого выступает на конференциях и устраивает конкурсы стартапов.
Фото: Кирилл ЛОГИНОВ

Ирина пытается сделать так, чтобы противоопухолевый препарат применялся в больницах, - для этого выступает на конференциях и устраивает конкурсы стартапов. Фото: Кирилл ЛОГИНОВ

Ирина Алексеенко, девушка в белом халате, - молодой биолог. Она окончила Новосибирский госуниверситет, потом уехала заниматься наукой в столицу. Сейчас Ирина работает над самым важным в ее жизни проектом - продвигает изобретенный ею и ее командой противораковый препарат «АнтионкоРАН-М». Лекарство уже прошло доклинические исследования и показало успешные результаты в борьбе с раком головы и шеи, раком шейки матки и прямой кишки. Это не волшебная таблетка: выпил - и здоров. И все-таки это вполне реальное средство, которое в сложных случаях может продлить жизнь на несколько лет, а на ранних стадиях заболевания - помочь организму победить болезнь полностью.

МЕТОД ИЗВЕСТНЫЙ, НО С ИЗЮМИНКОЙ

Сам принцип лекарства не новый: препарат призван убивать раковые клетки и активировать иммунную систему организма. Но частично эта разработка - чистое ноу-хау.

- «АнтионкоРАН-М» состоит из плазмидной ДНК, которая содержит два гена. Первый - ген-убийца. Попадая в опухоль, он синтезирует вещество, убивающее ее клетки. Второй - ген-иммуностимулятор. Он привлекает к опухоли клетки иммунной системы, в результате чего развивается противоопухолевый иммунный ответ, - объясняет биолог.

По этой схеме работают уже многие ученые в разных станах мира. В США существует препарат, помогающий в борьбе с меланомой, - он содержит тот же ген-иммуностимулятор и стоит 4 миллиона рублей - одна доза.

- Для российской медицины это нереальные деньги. Цена американского препарата связана с видом доставки ДНК в опухоль - для этого используют вирусы. Производство их очень опасное и дорогое, так как требуется высокая степень биологической защиты. У нас же доставка генов осуществляется с помощью специально разработанной полимерной оболочки. В итоге конечная рассчитанная стоимость препарата будет в 300 раз меньше, чем у аналогичных зарубежных средств, - рассказала Ирина.

Если все сложится удачно, препарат появится в клиниках через пять лет.

Если все сложится удачно, препарат появится в клиниках через пять лет.

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

ЛИЧНОЕ ДЕЛО БИОЛОГА

Насмешка или, скорее, подлая гримаса судьбы: после того как Ирина начала заниматься разработкой вакцины, ее маме поставили диагноз «рак головы и шеи». Женщина уже два года проходит химиотерапию. Потихоньку ее состояние ухудшается - сейчас как раз та стадия, когда врачи не могут придумать, чем и как лечить пациентку. На мой неловкий вопрос: «Вас подстегнула болезнь мамы?» - Ирина тихо ответила:

- Я начала разработку препарата до того, как мама заболела... Единственное, что мы поняли в процессе ее лечения, что противоопухолевые препараты слишком дороги. Мы совершенно не представляли, что для того, чтобы лечиться, нужно продать все, что есть. Маме сейчас проводится химеотерапия, и это для меня огромные расходы. Теперь мы четко уяснили, сколько должен стоить препарат, чтобы он мог помочь людям в нашей стране.

ИНВЕСТОР ИЗ ИНТЕРНЕТА, ПРИДИ

Препарат уже прошел доклинические испытания. То есть его проверили на мышах, кроликах, морских свинках. Эффективность - разная в зависимости от вида рака и степени заболевания.

- Часть животных вылечивались, в других случаях опухоль резко уменьшалась, состояние некоторых особей стабилизировалось. В общем можно сказать, что эффект подавления роста опухоли составляет от 70 до 80%. Применение препарата совместно с лучевой терапией значительно улучшает результат, - говорит Ирина Алексеенко.

В лаборатории ученые проверили: препарат эффективен для нескольких типов рака. Есть нюанс: лечить можно только те виды рака, которые позволяют делать внутриопухолевое введение, - это рак носоглотки, ротоглотки и прочие опухоли, которые врачу просто увидеть. А вот, к примеру, рак легкого вылечить этим препаратом невозможно.

Для того чтобы провести клинические испытания препарата на людях, требуется 120 миллионов рублей. Этих денег хватит на первую и вторую фазы исследований. Уже нашлись онкологический институт и медицинские работники, готовые участвовать в программе, но денег пока нет. Ученые могли бы получить их с помощью грантового финансирования, но государство теперь не оказывает такую форму поддержки клинических испытаний. Вот и пошли биологи в интернет. Сейчас разработчики пытаются победить в конкурсе технологических стартапов. Каждый из читающих эту статью может помочь разработчикам начать клинические испытания. Для этого нужно проголосовать за проект на сайте generation-startup.ru, выбрав в разделе BiotechMed препарат «АнтионкоРАН-М».

- Потратив пару минут на голосование, вы, возможно, поможете продлить чью-то жизнь на несколько месяцев или лет, - обращается к неравнодушным людям Ирина.

Если все пойдет хорошо и люди откликнутся и проголосуют или какой-нибудь олигарх проспонсирует ученых, то «АнтионкоРАН-М» может появиться в больницах через пять лет. Это слишком долгий срок для Ириной мамы. Но это не повод опускать руки! Подумайте, сколько в стране таких мам…

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Универсальное лекарство от рака изобрести невозможно, но разработка новосибирцев может стать очень важной для России

Андрей Гаража, ученый, эксперт по прикладным биомедицинским технологиям, ведущий научный сотрудник Первого онкологического научно-консультационного центра:

- Разработка Ирины Алексеенко и ее команды относится к новому перспективному классу химиотерапевтических средств для лечения рака. Известно, что ученые проводили доклинические исследования на базе Московского научно-исследовательского онкологического института имени Герцена, это ведущий и очень авторитетный медицинский центр.

Было бы здорово, если бы в нашей стране появился отечественный препарат такого рода. Особенно, учитывая нынешнюю ситуацию, когда взят курс на импортозамещение, а любые перебои с поставками лекарств для онкобольных могут оказаться на самом деле смертельными.

Однако в любом случае новый препарат не может попасть к пациентам, пока не пройдет полноценных клинических испытаний. Это необходимое условие, потому что, увы, известно немало примеров, когда новые вещества относительно неплохо работали на лабораторных животных, но для людей оказывались либо слишком низкоэффективными, либо давали несоизмеримо опасный токсический эффект.

В то же время важно иметь в виду: даже в случае успешных клинических испытаний не стоит обольщаться, что лекарство окажется универсальным спасительным средством от онкозаболеваний. Практика показала, что даже при одном и том же виде рака организм разных людей реагирует на химиотерапию по-разному. Именно поэтому сейчас ученые и врачи сосредотачиваются на индивидуальной молекулярной диагностике и персональном подборе наиболее подходящих лекарств для каждого больного. Для этого, в том числе, уже используется еще одна передовая разработка российских ученых - компьютерный алгоритм Онкофайндер, позволяющий путем компьютерного моделирования находить наиболее эффективные из доступных лекарственных средств.

Будем надеяться, что научной группе Ирины Алексеенко удастся найти финансирование. Если на эту и аналогичные разработки обратит внимание государство, то учёным не придется заниматься унизительным сбором денег в Интернете. И появится возможность для разработки отечественных лекарственных средств собственного производства, а не дженериков низкого качества.