2016-08-24T02:27:04+03:00

Командир батальона разведки ДНР «Рязань»: «На нашей стороне немцы, французы, сербы и даже американцы!»

Пока политики Европы поддерживают войска Украины, обычные жители спонсируют ополчение [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments188
Эдуард Гилазов (в шарфе посередине) вместе со своими сослуживцами, некоторых уже нет в живых...Эдуард Гилазов (в шарфе посередине) вместе со своими сослуживцами, некоторых уже нет в живых...Фото: СОЦСЕТИ
Изменить размер текста:

Известный командир ополченцев с позывным «Рязань» Эдуард Гилазов (на фото в шарфе посередине) сейчас находится на лечении в Новосибирске.

- Как только врачи «отремонтируют», снова уеду на войну, - обещает парень.

В больнице ему не лежится. И в то время как сибирские доктора думают над рецептами выздоровления ополченца, он пришел к нам на радио. В прямом эфире «Комсомольской правды» рассказал о своих бойцах, помощи Европы, языковом барьере и дружбе с врагами в «Одноклассниках». Начали разговор с того, что его лично привело на Донбасс.

«ЕСТЬ ВСЁ, КРОМЕ... СИГАРЕТ!»

- Это был конец мая, я смотрел телевизор и увидел, как в Славянске расстреливают раненых в госпитале, - вспоминает Гилазов. - Это была точка кипения. Я собрал пакет с вещами и просто туда поехал. Я защищаю не русских - я защищаю людей, мне нет разницы, монгол это или украинец. В том числе тех, кто участвовали во Второй мировой... Там же стариков много! Я считаю, что прав на 100, даже на 200 процентов. Не мы первые напали - это я про людей, которые стали набивать себе свастику на руках, выкидывать руку вверх и убивать людей.

- Как относятся к вам местные жители?

- Процентов 90 встречают со слезами на глазах. Изначально в ополчении было примерно 70 процентов добровольцев, а меньшая часть - местные жители. Сейчас ситуация изменилась: 60 процентов ополчения - это местное население, остальные добровольцы. Сначала, помню, нам всего не хватало, даже соли. Не было ни еды, ни питья, ни патронов. Был один автомат на пятерых! Сейчас ситуация выровнялась, многие нам помогают. Плюс техника досталась от украинских силовиков: кто-то просто оставлял вооружение, не желая воевать с мирным населением, кто-то позорно бежал во время боя. Так что техника есть. Всего хватает, кроме сигарет. Вот с ними проблема.

- Вы говорите, что вам помогают. Что это за помощь и от кого?

- В первую очередь большая благодарность Рязани - оттуда приходит очень много помощи: осенью мы были полностью экипированы именно за счет рязанцев, которые собирали нам гуманитарку. Также спасибо Новосибирску - тут тоже люди откликнулись: помимо того что купили нам зимнюю форму, еще и снабдили нас приборами ночного видения, тепловизорами, станциями связи. Еще здесь принимают раненых и оплачивают лечение бойцов, сейчас в том числе и мое. Помимо российских городов, есть поддержка от Германии и Франции. Понятно, что это не государственная помощь. Власти Европы, к сожалению, поддерживают войска Украины, а вот жители Европы - нас, присылают нам вещи. Отчасти это происходит благодаря некоторым журналистам. Например, были здесь журналисты из Германии, сделали правдивый сюжет, без ретуши, и народ увидел события на Украине по-другому. Сейчас многие в Европе говорят: «Оставьте в покое Россию со своими санкциями», - понимая, что правда на нашей стороне.

Известный командир ополченцев с позывным «Рязань» Эдуард Гилазов сейчас находится на лечении в Новосибирске., но нашел время посетить радио «Комсомольская правда». Фото: Вадим АЛЕКСЕЕВ

Известный командир ополченцев с позывным «Рязань» Эдуард Гилазов сейчас находится на лечении в Новосибирске., но нашел время посетить радио «Комсомольская правда».Фото: Вадим АЛЕКСЕЕВ

- Помните первый обстрел, под который попали?

- Это было под станицей Луганской, там находился блокпост. Возле нас не стреляли - мина упала метров за 300 от нас, разбила четыре дома... Получается, украинские военные целились только в дома и заправки, а не в ополченцев. То есть или их плохо обучают - так что они мажут, или, что вероятнее, они специально стреляли в мирное население, чтобы настроить его против нас, ополченцев. Но не получилось - нас поддерживают до сих пор.

«ДРУЖУ С УКРАИНСКИМ СНАЙПЕРОМ. НО ТОЛЬКО В СОЦСЕТЯХ»

- Много говорят про наемников в ДНР. Кто воюет с вами? Расскажите.

- Там нет наемников. По крайней мере все, кого я встречал со стороны ДНР, ЛНР и представителей Новороссии, - это добровольцы. Это люди не только из России - есть и из Европы, США, есть из Латинской Америки. У нас полный интернационал. Наемники - это те, кто преследует определенную материальную выгоду. А у нас какая выгода? Мы идем погибать, чтобы других не обижали. Процентов 60 - 70 среди добровольцев - это, конечно, россияне, остальные - французы, испанцы, сербы и т. д.

- А языкового барьера нет?

- Есть, конечно. Например, в нашем батальоне воюют три замечательных серба. Один более-менее знает русский. Хотя я вообще не понимаю, что он говорит. Поэтому всегда прошу его написать по-русски - так и общаемся.

- А по ту сторону кто воюет?

- Я заметил, что с той стороны, поляков много. Я уж не знаю, чем им Новороссия не угодила, но их реально много. Яркий пример приведу, он яркий и трагичный для меня. Населенный пункт Новопавловка, там были очень большие потери - моих семь человек погибло. Со стороны противника сражался целый батальон - 270 человек, среди них было очень много поляков. Я хотел уйти, потому что нас всего был 31 человек, но ребята сказали: «Давай останемся, поляков нельзя дальше пускать». Потому что некоторые поляки такие изуверства творили: ребенка к танку привязывали, женщин насиловали... Бой шел девять дней, подоспела помощь - помог нам, кстати, известный командир ополчения Моторолла. Мы сожгли 16 танков противника и уничтожили 80% вражеского батальона. Но у нас тоже были колоссальные потери...

- А приходилось как-то общаться со своим противником? Что говорят по ту сторону баррикад?

- Я не буду отрицать: «ВКонтакте» или в «Одноклассниках» в друзьях у меня есть украинский снайпер, который неоднократно в меня стрелял. Он добавился ко мне сам. Сначала мы переписывались в такой манере, что он меня оскорблял. Сейчас уже пишет, что и он не прав, и мы не правы. Во многом он мне помог - например, помог забрать наших пленных. Также был обмен «двухсотыми». Он нормальный, адекватный мужик, и я не знаю, как так можно было ему промыть мозг, что он говорит, что мы оккупанты. Единственная мысль, в которой мы с ним сходимся, - чтобы скорее закончилась война, чтобы он меня не разглядывал в оптику, а я не пытался зайти к нему со спины. Чтобы собраться и просто попить водки, поесть шашлык. Чтобы все это быстрее закончилось...

Эдуард Гилазов, командир батальона разведки ДНР "Рязань" в гостях у радио "Комсомольская правда".Вадим АЛЕКСЕЕВ

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также