Новосибирск
Политика19 ноября 2010 19:00

Срочник выстрелил в себя из пулемета во время учений на Шиловском полигоне

Оружие на БТРе оказалось неисправным и неразряженным

19-летнего новосибирца Алексея Погодского забрали в армию прямо в день города. Пока его друзья наслаждались праздником, парень примерял на себя военную форму и мечтал о предстоящей армейской службе:

- И в мыслях у него не было откосить или еще что-то там. Он был абсолютно здоровым мальчиком, в армию пошел с охотой, - рассказывает мама срочника Любовь Погодская. - Какое-то время их перебрасывали из части в часть. Наконец, за 10 дней до трагедии он попал в учебную роту на Шиловский полигон. Его поставили водителем на БТР. Но за это время он ни разу на нем и не прокатился. В день ЧП в Шилово были обычные учения. Леша в них, как новичок, не участвовал. Когда БТР вернулись из полей в часть, офицеры попросили новобранцев снять с машин пулеметы. Солдаты, которые в руках еще даже не держали такого оружия, начали выполнять приказ. Среди них был и Алексей.

- С первым БТРом все прошло гладко, - продолжает Любовь Александровна. - А на второй машине крепление оказалось неисправным, пулемет заклинило. И, самое страшное, он был неразряженным... Оружие выстрелило... Пуля раздробила ногу и прошла на вылет через пах. Окровавленного срочника немедленно увезли в больницу, до госпиталя могли не довезти. Сутки военные молчали и ждали. И только на следующий день решились позвонить матери солдата: - Не знали - выживет или нет, поэтому и не звонили, - предполагает женщина. - Через три дня сына перевезли в госпиталь. Оставалось только молиться... Почти две недели реанимации. Врачи боролись за жизнь Алексея сутки напролет. Солдата выходили. Но из здорового парня Леша превратился в инвалида. Впереди годы реабилитации, мытарств по больничным палатам и лекарства. На днях солдата было решено перевести в Москву, в госпиталь Бурденко. Пока Алексей числится как срочник - его лечение будет оплачивать Минобороны, а вот потом?.. - Виновного в том, что мой сын стал калекой, так и не нашли, а значит, Министерство не понесет никакой, в том числе материальной, ответственности за это ЧП, - говорит сибирячка. - Три месяца прокуратура грозилась завести уголовное дело. А теперь говорят, что это невозможно. Армия намного лучше защищает офицеров, чем работают следователи. Тот человек, который должен был следить за тем, чтобы были разряжены пулеметы, якобы за два дня до трагедии ушел на повышение. На его место назначали какого-то постороннего лейтенанта, который вообще с медчасти, и некомпетентен в этом деле. И спросить с него нечего, так как письменного приказа о его назначении не было. Все эти перестановки, которые, может быть, были сделаны даже задним числом, и выставили крайним моего сына. По версии следователей, солдат сам виноват в том, что стал калекой. Мол, нарушил технику безопасности, аккуратнее надо быть... Правда, ответ этот, возможно, не окончательный, в военной прокуратуре пообещали еще раз вникнуть во все детали происшествия, а значит, у Любови Погодской есть еще шанс быть услышанной, а у ее сына - шанс встать на ноги за счет Минестерства обороны.

А в это время: