Премия Рунета-2020
Новосибирск
-2°
Происшествия2 апреля 2018 10:16

Начитавшись Достоевского, студентка зарубила двух старушек

«Я хотела понять: тварь я дрожащая, или право имею», - сказала юная жительница Новосибирска на допросе

Жуткая примета времени: люди отказываются от реальности и с головой уходят в иллюзии. Создают себе сверхъестественные образы на сайтах знакомств, воображают героями компьютерных игр, с малолетства примеряют костюмы киношных бэтменов и человеко-пауков... Большинство почему-то тяготеют именно к нелюдям, увы, далеко не всегда положительным. Но, помимо творений массовой культуры, молодежь уже подбирается к классикам литературы. Но подчас, пожалуй, лучше бы вчерашние школьники и школьницы шедевров отечественной литературы и вовсе не читали...

Такая уж аналогия, что и сама преступница, и следователи диву даются: как по Достоевскому события развивались. «В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки...» - писал Федор Михайлович. Те же декорации, лишь вместо каморки - однокомнатная квартира в хрущевке на окраине Новосибирска. Две старушки зарублены топором. Только вместо Раскольникова - хрупкая девушка. Впрочем, глядя на 24-летнюю Татьяну Борисову (имя изменено. - Авт.), не подумаешь, что она и ударить-то кого-то сможет, не то что лишить жизни. Окончила среднюю школу с серебряной медалью, поступила в медицинский вуз. Училась на педиатра, но бросила. Жила с гражданским мужем, растила сынишку Максима...

С обеими погибшими пенсионерками Татьяна жила в одном доме не первый год. Общительные старушки и вежливая, примерная барышня - они ладили друг с другом.

Первое убийство Борисова совершает 22 июня. Жительница современной хрущевки, как и литературная старуха-процентщица, не открывает дверь сразу: сначала выясняет, кто пришел. Соседку, впрочем, впускает и поворачивается к ней спиной...

Рассказывая обо всем на месте происшествия во время следственного эксперимента, Татьяна жестом показывает, как достает орудие убийства из-за пазухи. Ну точно как Раскольников!

- Я, уже достав топор, взяла его двумя руками. Сделала шаг, и последовал мой удар.

Далее Татьяна обыденно, словно речь идет об убийстве таракана, и предельно натуралистично описывает, как перешагнула через тело, как поскользнулась в кровавой луже.

На следующее убийство Таня пошла только через неделю (может, просто плохо запомнила со школы, что Раскольников расправился со второй жертвой, сестрой процентщицы, тут же?). Сценарий прежний: доверчивая соседка-пенсионерка, топор за пазухой, внезапный удар.

Следователям призналась, что убивала не из-за денег. Да и опера подтверждают: у старушек были накопления совсем немаленькие и не сильно припрятанные. А студентка взяла буквально мелочь - пару тысяч из кошелька, что лежал на столе. Как в первый раз, так и во второй. Зачем же с топором набрасывалась на несчастных?

На допросе Борисова практически повторила слова литературного «кумира».

- Она сказала: «Хотела проверить, тварь я дрожащая или право имею», - цитирует слова «Раскольникова в юбке» офицер милиции. - Говорит, что никак не могла прочувствовать, что право имеет, и поэтому уже планировала третье убийство.

Теперь с экс-студенткой разбирается Следственный комитет, девушка проходит психиатрическую комиссию.

А в Интернете читатели охотно отвечают на вопрос задержанной: «Тварь ли я дрожащая?» Почти все - утвердительно, с тем лишь отличием, что вместо «дрожащая» добавляют более нелестные эпитеты.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Психолог Светлана ЛУЗАН:

- Раскольников совершил преступление совершенно по другим мотивам! Да, у девушки, судя по всему, высокий уровень интеллекта, но, например, при шизофрении он и бывает выше нормы! Даже трудно судить, где границы между одаренностью и безумием. Не исключаю, что у этой студентки было какое-то психическое заболевание в начальной форме, а книга дала толчок, стала последней каплей. Но автор-то хотел просто дать пищу для размышления! Это же все вымышленное! А если бы Раскольников существовал на самом деле, мы бы его обязательно отправили на психиатрическую экспертизу. А вообще большинство морально-психологических произведений в литературе выходят за рамки нормального. Но если запрещать книги, где пишут о безумных поступках, придется половину школьной программы сократить...