2018-10-22T10:53:54+03:00
3

Набиуллина предложила бороться с банковским "рабством"

Набиуллина предложила бороться с банковским "рабством"Набиуллина предложила бороться с банковским "рабством"

Обсуждаем экономические новости, которые касаются каждого

Набиуллина предложила бороться с банковским "рабством"

00:00
00:00

Потапенко:

- Добрый вечер! Я стараюсь брать новости с экономическим уклоном, но мимо первой новости пройти не смог. Трагическая новость: про керченского стрелка. Мы рассматриваем, откуда у человека появились деньги, для Керчи приличные. Он купил приличное оружие.

Вторая часть – приезд Путина на Валдай. Обсуждение импортозамещения, потому что мы все замещаем, а хотелось бы понять, чем мы заместили.

И Набиуллина. Она предложила бороться в «банковским рабством». Есть такая штука. Вы не можете получить деньги по какой-то причине. Гражданин имеет право потребовать выдать деньги в наличной форме в кассе. И не обязательно пользоваться зарплатным проектом, имейте это в виду. И Набиуллина предложила бороться с банковским рабством, правда, у меня такое ощущение, что она же нас в него и загнала.

И четвертая новость, это эксперты составили список самых прибыльных профессий.

Первая новость. Эта бойня, когда пострадали двадцать человек, а сейчас цифры идут дальше и дальше. У меня много вопросов. Господин Асланян опубликовал множество вопросов по поводу того, как происходила эта бойня и насколько это возможно. Единственный вопрос, который мы не обсудили, меня смущает фотография с места самоубийства. Оружием я владею более двадцати пяти лет. Причем, на разных уровнях. И, так как я работал профессиональным телохранителем, могу сказать, более того, два года отработал в морге, могу сказать, как выглядит огнестрел картечью в голову. Там головы нет. То, что там двадцать человек, профессионально или не профессионально, выстрел из картечи убивает достаточно много.

Мы будем обсуждать эту трагическую историю в другом контексте – мы попытаемся понять, кто виноват и что делать. И основное: откуда у человека появились деньги на эту историю.

У меня на связи мой коллега, который пролазил с пинцетом и собрал основную информацию прямо из первых уст. На связи заместитель главного редактора Евгений Сазонов. Добрый вечер!

Сазонов:

- Добрый вечер!

Потапенко:

- Характеристики сейчас мальчику дают разные. У нас сразу, когда случаются трагедии, говорят, что типа интернет на него повлиял, он был замкнутым. А если отмотать дней на десять назад, задать тот же вопрос, боюсь, что ответы были бы другие. Какой вам материал удалось собрать?

Сазонов:

- Все, кто встречался с этим парнем, говорили, что он был очень тихим. Спокойным. И в обоих магазинах где он покупал боеприпасы, сказали, что он произвел приятное впечатление своей выдержанностью и спокойствием. И ясностью мысли, как они говорили. Купил он оружие в одном из магазинов в Керчи. Он пришел с конкретным желанием купить конкретный помповик. Ему говорили, зачем тебе такой дорогой? Целых двадцать тысяч, возьми оружие для начинающих, двухстволочку. Не, не, нужно это. Объяснил тем, что готовится к армии, хочет прийти подготовленным. Показал все документы. Звонили в Росгвардию, правда ли. Действительно, такая лицензия есть. И ему продали этот помповик.

Единственное, что напрягло продавцов, он, покупая оружие, отказался купить чехол, ремень, хотя если он собирался готовиться, ходить на охоту… Было впечатление, что он просто… Ему просто не хватило денег, сказали они. Но позже он вернулся через несколько дней, когда уже поставил оружие на учет. Вернулся в этот же магазин с просьбой продать ему 150 патронов. Вот здесь напряглись продавцы, тем более, что он просил продать ему картечь. Зачем тебе картечь? У нас нет такого зверя. Он не смог объяснить. И ему продали одну пачку патронов, говорят, будешь тренироваться, вот тебе и тренируйся.

Потом он пошел в другой магазин. И в другом он купил эти 150 патронов. Ему продали, вспоминая, что спокойный нормальный мальчик. Все документы в порядке. Чего не продать? Мы можем продать людям до тысячи патронов по закону.

Потапенко:

- Это законом не запрещено. Да.

Сазонов:

- Где он мог взять деньги? Это один из основных вопросов наряду с тем, где он взял компоненты для взрывчатки.

Потапенко:

- Женя, меня не столько компоненты… Разговор о том, что парень знает химию – это разговор ни о чем. Да, в интернете можно что угодно найти. Основной вопрос: взрыватель. Многие, если не знают, думают, что если вы стреляете в газовый баллон из оружия, что обязательно произойдет взрыв. Вот разрушаю вам легенду. Взрыв может произойти, а может не произойти. Баллон в 90% случаев сделает пшик и на этом все закончится.

Сазонов:

- Он проходил практику на судостроительном заводе. Есть версия, что он мог найти там какие-то компоненты для того, чтобы создать взрыватель. Мог или не мог, вопрос открытый, потому что на заводе все говорят, естественно, что не может этого быть, у нас строгий проход.

Так же как и с деньгами, где он мог их взять. Жили они на одну материну зарплату, она тысяч четырнадцать – зарплата санитарки. Даже периодически они не могли оплатить коммуналку. Да, у него был ноутбук и смартфон. Но это купила бабушка, с пенсии ему накопила. Но для того, чтобы купить помповик, 150 патронов, получить лицензию, пройти курсы, говорят, он должен был еще приобрести сейф, ему нужно было от 30 до 50 тысяч рублей.

Потапенко:

- И я вижу, что остается множество вопросов, которые нуждаются во внимательном исследовании. Потому что здесь все неспроста.

Итак, экономика простых вещей. У нас сегодня был форум на Валдае. Приезжал туда президент Путин. И обсуждение было по поводу санкционки, точнее, санкции, которые помогают или не помогают нашему производителю. Президент сказал, что мы с вами должны быть готовы к конкуренции, нельзя постоянно исходить из того, что мы будем кого-то зажимать, хватать и не пущать, создавать эксклюзивные условия на внутреннем рынке. Потому что если мы это сделаем, то, в конце концов, качество будет падать. Это касается не только сыров. Это касается всей номенклатуры сельхозпроизводства.

На прошлой неделе у меня был Василий Мельниченко, с которым мы обсуждали импортозамещение. И восьмого числа была выставка «Агропродмаш», на которой я был участником, была конференция. И на этой выставке я вместе с Павлом Николаевичем Грудининым вел круглый стол по результатам выставки.

Что я вам могу сказать? Первое, что отмечают организаторы выставки, что количество стендов сократилось. И я это могу сказать. Сюда не приезжают импортные производители, в том числе, машин и материалов. Потому что рынок очень маленький. И рынок бедный. Неприятно меня цепляет как инженера, что многое оборудование, которое стоит на российских стендах – это оборудование квази импортное. Даже болтики фрицевские или голландские. А программное обеспечение, которое стоит в высокотехнологичных комплексах, даже не обсуждается.

По поводу импортозамещения у меня с каждым годом все больше вопросов. Заместили мы 4%, а вместо сыра мы получаем сырную замазку.

Многие цитируют, что теперь Владимир Владимирович дал нам дорогу в светлое будущее, у нас есть возможности дойти до рая. Правда, после того, как на нас нападут, а потом мы ответим, но после этого мы окажемся в раю, а они будут мучиться. Честно, помирать мне одинаково: что мучится, что в раю. Я не очень уверен, что что-то существует после того, как нас истребят. Это мое мнение. Я там не был.

У меня на связи Георгий Бовт.

Бовт:

- Здравствуйте!

Потапенко:

- Как инженер хочу вас спросить. Вот вы были и могли лицезреть. Разные каналы по-разному освещают. Если отойти в сторону, на ваш взгляд, какой основной был лейтмотив? И меня волнует, если постараться сконцентрироваться на экономических итогах мероприятия, они были? Или это было проходное мероприятие, где надо было встретиться со своими, потом разбежались, создав картинку?

Бовт:

- Там немножко обсуждали экономику. На одной из сессий был Максим Орешкин, который ушел после того, как зачитал свой довольно скучный доклад. После этого ему возражал Борис Титов. И мне выступление Титова показалось несколько ярче. Титову пытались оппонировать из зала, говорили, что хочет нагнать денег в экономику. Но это не так.

Орешкин продемонстрировал отсутствие стратегии экономического развития у правительства. Он говорил о частностях. Но это не произвело впечатление яркой речи, за которой стояла бы экономическая стратегия. Гораздо более интересен был вице-премьер Акимов, который по телекоммуникациям компьютерным и так далее. Он, действительно, рисовал картины цифровизации нашей жизни и экономики. И это было интересно слушать. Я ему задал вопрос, как это все соотносится с пакетом Яровой, который ни в какую цифровизацию не лезет, он ответил так, как и должен был ответить чиновник, что мы смотрим на практическое применение законодательства, и будем делать выводы в зависимости от того, какие результаты мы получим.

Потапенко:

- Хорошая фраза!

Бовт:

- Я получил ответ на свой вопрос. На мой взгляд, пакет Яровой выполнен быть не может. И умные люди это понимают.

Потапенко:

- А из выступления президента? Было ли там что-то затронуто в экономике?

Бовт:

- Про экономику он не говорил. Обычно он на этом форме говорит о геополитике, иногда о внутренней политике. А когда ему задали вопрос про опрос, где люди хотят перемен, они ссылаются на комитет гражданских инициатив, что якобы люди хотят перемен. Он сказал, и я с ним в данной части согласен, что люди всех стран хотят перемен. После он сказал, что хотел бы успеть на хоккей до того, как попадет в Ташкент. И через некоторое время свернул дискуссию.

Потапенко:

- Надеюсь, потом зал не опустел окончательно?

Бовт:

- Нет, он ответил еще на несколько вопросов. Потом завершил свое выступление и все разошлись.

Потапенко:

- Понятно.

Бовт:

- Он был последним. Это всегда так. И после выступления президента все заканчивается. И уже глупо что-то говорить, после того, как нас всех пригласили в рай.

Потапенко:

- На фуршет. Это был предбанник рая, судя по всему.

Бовт:

- Кому как предписано. У кого-то будет рай с диетой, у кого-то с обильным питанием. Я не специалист по этим вопросам.

Потапенко:

- Я тоже.

Бовт:

- Это к митрополиту Тихону Шевкунову. Он был там, кстати.

Потапенко:

- Он специалист в этой части. Георгий Георгиевич, операция «преемник» началась? Как вы думаете?

Бовт:

- Нет.

Потапенко:

- Дурацкий вопрос.

Бовт:

- Я все время читаю в телеграмм-каналах о том, что будет какой-то транзит власти. Вот он за углом, транзит. Нет, мне кажется, нет понимания конфигурации власти после 24-го года. Хотя, мне кажется, есть понимание проблемы. Это не нужно быть семи пядей во лбу, что это проблема осознана. Наверху, мне кажется, люди до конца не понимают, как будет выглядеть Россия после 24-го года. Это однозначно не будет тупое продление, как в Средней Азии и в Казахстане. Нет. Придумают что-то более изящное. Но во что я ни секунды не верю, что Владимир Путин, если будет жив и здоров, дай ему бог здоровья, в 24-м году уйдет, развернется и уедет в небытие политическое. В это я не верю ни секунды. Он каким-то образом останется на политическом ландшафте. И будет за нами присматривать.

Потапенко:

- С не меньших высот.

Бовт:

- Никогда в политике нельзя говорить, что ничего невозможно. Но вот на сегодня я такого варианта не вижу.

Потапенко:

- Он не просматривается. Спасибо!

Мы продолжаем. Вот новость, которую выбрал и долго с ней мучился. Глава ЦБ призвала бороться с «банковским рабством». Она подразумевает, что если у гражданина открыт счет в каком-то банке, то он получает деньги на карточку в каком-то другом банке. Меня терзают смутные сомнения, что за последние 30 лет как работодатель я не припомню ни разу случаев, когда это было нужно нам, эти зарплатные проекты. Потому что они навязывались всегда банком и двумя конкретными зарубежными корпорациями. Сейчас третья приросла – российская. Так, может, вы не то решаете? Может, с этим надо подумать? Дополню, с карточки, кстати, не любят принимать предприятия, которые вас обслуживают, чтобы вы для себя понимали, суммарная комиссия, которую снимает банк и система, она может достигать, если вы особенно мелкий предприниматель, почти 2,8%. Только в том случае, если у вас крупная компания, вы можете попасть до 2%.

За рубежом за обслуживание карточки платится не более 0,17%. Вот в чем основная проблема с этими карточками. Поэтому их стараются не принимать. Экономическая подоснова, а не все остальное. И когда госпожа Набиуллина говорит о том, что давайте поборемся с «банковским рабством», чтобы вы знали, вы можете получать зарплату в кассе вашего предприятия всегда. Только есть маленькое «но». А кто борется у нас с обналичкой? Сейчас банкам навязали такие условия, что банкам проще закрыть расчетные счета предприятия, потому что если вы выводите деньги на карточки физического лица, то банк по отмыванию может посчитать, что это обналичка. Я уже не говорю, сколько это стоит. Какие комиссии платятся за это.

Глава ЦБ подчеркивает, что нужно «бороться с банковским рабством», я дико извиняюсь, вы лучший финансовый менеджер мира. Может, это вы навязали банкам, а они дальше вниз спустили какие-то условия, которые приводят к тому, что появляется это « банковское рабство»?

Это мое мнение. А сейчас мы спросим человека, который в этом варится. У меня на связи начальник аналитического управления банка ВКФ Максим Станиславович Осадчий.

Осадчий:

- Добрый вечер!

Потапенко:

- Перечислить деньги или выдать наличкой не составляет труда. Вот у меня все кредиты привязаны к так называемому зарплатному проекту. Обычно при выдаче кредитов предприятию этот зарплатный проект, потому что там есть комиссия от 2 контор, которая «Виза» и «Мастер», они сидят и им нужно распространять эти карточки, то меня сажают как на иглу. А есть ли «банковское рабство»? Может, стоит ЦБ отвязаться от банков и снять с них очередные бумажки?

Осадчий:

- Классическое «банковское рабство» - это когда предприятие имеет какой-то зарплатный проект. И выдает карточки своим работникам. И на них перечисляется зарплата. И шаг влево, шаг вправо…

Потапенко:

- Прыжок на месте – провокация.

Осадчий:

- И сильно не приветствуется то, что работник просит перевести зарплату на карту в другом банке.

Потапенко:

- Или на расчетный счет. Карта – это следующее звено. Многие считают, что расчетный счет и карта – это одно и то же. Хотя это не так.

Осадчий:

- Тонкости расчетных счетов у физических лиц не бывают. Это уже нюансы. Счет привязан к определенному банку.

Потапенко:

- Не надумана ли эта проблема? Вот пришел гражданин в бухгалтерию, написал, что вот не хочу получать ни на карту, ни на свой счет сберегательный, а хочу наличными. Имеет на это законное право.

Осадчий:

- Тут самому предприятию не очень выгодно. Они борются с этим изящно и просто. Недавно был отличный пример, когда сотруднику, врачу, которая эту позицию высказала, что вот не хочу на карту, а хочу наличными, ей выдали наличными. Мелочью. Несколько мешков. Хочешь наличными, получи. Все честно.

Тут позиция предприятия понятна. Не хотят связываться. А момент, связанный, почему «банковское рабство» существует? Экономическая причина простая. Потому что переводы внутри банка, как правило, они могут быть бесплатны. А переводы из банка в банк – это 1-2%. И на кого ляжет этот груз? Это уже на предприятие. Корень зол в экономических причинах.

Потапенко:

- А как их убрать? Тут наш активный слушатель пишет: «мой банк ужесточил условия, больше трех снятий и попадаешь под классификацию как лицо, систематический снимающее наличность. И автоматом становится комиссия 20% за снятие. Банк за две недели уведомляет об этом статусе».

Осадчий:

- Есть термин «мобильное рабство», да? Это привязка номера. Это приблизительно то же самое, но в данном случае… Банку выгодно, чтобы в рамках зарплатного проекта не было таких перебежчиков. Мы вам делаем зарплатный проект. И все ваши люди наши крепостные. Такая позиция.

Способ привязки через комиссионные перевода. Мы территорию ограждаем с помощью комиссионных. Это способ монополизации рынка. Для крупных банков это способ удерживать клиентов.

Вот мы небольшой банк. Мы можем предоставить качественные услуги клиентам. Хорошее отношение. Вы представляете отношение к клиенту в Сбербанке?

Потапенко:

- Увы, за счет того, что вы маленький. И, надеюсь, вы останетесь таким хорошеньким.

Осадчий:

- Мы можем предоставить, но выгодно ли это Сбербанку? Отпускать к нам… И создаются защитные меры. Эти самые 1-2% и все. И человек превращается в раба. Все просто.

Потапенко:

- Спасибо, что были с нами.

И тема последняя. Эксперты составили список самых прибыльных профессий. Честно говоря, я в легком удивлении. Я, когда читал, похихикивал. Итак, список по итогам первого квартала текущего года, хотя уже третий квартал.

Список возглавили финансисты – средний заработок 88 тысяч рублей, что в два раза больше средней зарплаты по стране. Я недавно был в Томске, встречался с коллегами с Краснодаре. Но чтобы 42 тысячи с половиной зарплата?! В поселках городского типа, даже где мы работаем, зарплата хорошо, если 15, 17 тысяч. И это хорошая зарплата, если есть работа. Даже в крупных мегаполисах такой зарплаты зачастую нет. Напомню, у нас их немного. Мегаполис – это, по сути, Москва, может, Питер. В лучшем случае Новосибирск. Миллионников 16 насчитали? На всю страну. В них проживает вся страна. Вся остальная страна пустая. Просто пустая.

И как вы считаете зарплату среднюю? Понимаю. Но посчитайте ее по-честному. Думаю, в лучшем случае она упрется в 19-20 тысяч.

Вторая строчка. Профессии, связанные с полезными ископаемыми. Что это такое? Там написано, что порядка 87 тысяч. Третья – работники сферы информации и связи – 70,8 тысяч. Самую низкую зарплату получают россияне, работающие в гостиницах и предприятиях общепита – 25,8 тысяч рублей.

Что это за рейтинг? У нас на связи директор Института профессионального кадровика, практикующий консультант в области кадрового делопроизводства и трудового законодательства Валентина Васильевна Митрофанова.

Митрофанова:

- Добрый вечер, коллеги!

Потапенко:

- Прибыльные профессии. Насколько совпал бы ваш внутренний рейтинг с этой историей?

Митрофанова:

- Я полностью согласна с тем, что слово «прибыльные» не сильно уместно по отношению к зарплате, потому что речь идет не о прибыли, а о доходах. У нас очень большая проблема – это отсутствие объективного рейтинга, который давал бы цифры, в которые можно было бы поверить. Такого рода опросы проводят коммерческие организации. К сожалению, органы статистики, которые должны были бы давать нам информацию в объективном виде, достоверность, подаваемая в эти органы, оставляет желать лучшего.

Наверное, вряд ли кто-то знает на сегодня, какие профессии у нас являются доходными. Согласна с тем, что есть очень сильная региональная статистика. В регионе тот же рейтинг айтишников, который на третьем месте, тех же финансистов, они могут получать на уровне заработных план секретарей города Москва. И это будет прибыльно для конкретного региона. Оценивать нужно по региональному принципу. Невозможно в нашей стране по определенной специфике вывести какую-то профессию и сказать, что это реально сработает. Даже между Москвой и Питером разница в зарплатах очень большая. Или, например, на Дальнем Востоке или где-то в более удаленном от крупных городов.

Среднюю температуру по больнице вывести, к сожалению, нельзя. Можно говорить про отраслевые динамики. Они происходят. Это наглядно. С финансистами, если их ставить не на первое место, а на второе после руководителей, наверное, согласиться можно. На сегодня это второй человек в любой организации, включая госкорпорацию и коммерческую организацию. Это те, кто у нас управляет финансами. И уровень зарплат их на процентов 30-40 отличается от позиции генерального директора.

Финансисты в рейтинге оправданно находятся, высоко. Я бы не сказала, что прямо первые, потому что на первые надо ставить руководителей организаций. Но на втором, да.

Люди, которые занимаются в добывающих отраслях – это интересная история. Это не профессия. Внутри тех же добывающих нефть, газ, золото и других полезных ископаемых, есть профессиональное деление, где цифры будут отличаться в разы. Это зависит от должности, чем он отрасли.

Потапенко:

- Спасибо! И меня звонок от Игоря!

- Добрый вечер! У меня есть представление о прибыльности профессий. Это представление строится на таком предмете, как микроэкономика предприятия. Эксперт совершенно справедливо сказал, что это не прибыль, а доход. Я бы дополнил, что это валовый. А чтобы получить прибыль, надо из валового дохода отнять себестоимость. И вот тут начинаются нюансы. Может оказаться, что почтальон, который получает 8 тысяч, но на работу тратит полчаса в день, живет рядом с работой, прибыльность может быть выше, чем у финансиста, который весь день горбатится и под статьей ходит.

Потапенко:

- Спасибо, что дозвонились. И добавлю фразу Конфуция: зарабатывает тот, кто мало тратит.

3

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 383-289-99-33
+7-923-145-11-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ