2018-10-14T16:02:14+03:00
1

Вам и не снилось! Сколько зарабатывают футболисты?

Вам и не снилось! Сколько зарабатывают футболисты?Вам и не снилось! Сколько зарабатывают футболисты?

Известный экономист предприниматель обсуждает экономические новости, которые касаются каждого

Вам и не снилось! Сколько зарабатывают футболисты?

00:00
00:00

Потапенко:

- Это программа «По сути дела». Как обычно, мы разбираем экономику простых вещей.

Компания «Форбс» составила список лучших предприятий, которые заботятся о сотрудниках. Вторая новость. Помимо того, что «Форбс» отбирает компании, которые заботятся о своих сотрудниках, есть еще компании, которые тоже заботятся о людях. Саратовский министр, которая считает, что можно питаться на 3,5 тысяч рублей, зарабатывала всего 191 тыс. Третья часть. Алексей Кудрин, который возглавляет Счетную палату, учит предпринимателей и граждан бороться с бедностью и не поддаваться санкциям. Он говорит о том, что мы начнем ликвидировать бедность, когда наш ВВП будет расти на 3,5% (сейчас ВВП в лучшем случае колеблется в районе 1,7). То есть прирост целой страны, условно говоря, с 1,7 до 1,9 я могу себе представить. А если Алексей Кудрин как экономист и глава Счетной палаты говорит, что нам нужно 3,5, то это означает, что бедность будет не уменьшаться, а увеличиваться. В четвертой части мы обсудим то, как наши доблестные футболисты сели на нары.

Возвращаемся к новости номер один. Лучшими работодателями из России признаны пять компаний (список «Форбс» среди 500 лучших работодателей мира). Это Московская биржа (117-е место), «Сургутнефтегаз» (167-е), Объединенная авиастроительная корпорация (278-е), «Аэрофлот» (341-е) и «Лукойл» (450-е).

Давайте поговорим с экспертом, который понимаем существенно больше, что же такое забота. У меня на связи карьерный консультант и рекрутер, основатель Galima HR Галима Ахмадуллина.

Галима, такой термин «забота о сотруднике» - это что? Как «Форбс» составлял список, что такое забота? Потребители в «Аэрофлоте» должны думать о том, как их обслужат, в «Лукойле», на Московской бирже. Что такое может быть «забота о сотруднике»?

Ахмадуллина:

- Забота в переводе на обычный язык, наверное, будет звучать как слово «бонус», «привилегия». Все то, что каким-то образом снимает головную боль с сотрудника. Где он лечится, как он повышает свою квалификацию, как он заботится о своем здоровье, где он паркует свою машину, как будет передвигаться до работы и обратно, как организует свое питание. Если компания решает эти вопросы, сотрудник ощущает заботу со стороны работодателя. А это значит, что сотрудник более лояльно настроен по отношению к компании, его производительность повышает, он в лучшем расположении духа находится, а это влияет и на клиентов компании, и на результаты работы, и на деятельность крупной корпорации, на взаимодействие людей внутри групп. Это не может не сказываться на общих результатах. Поэтому компании так много внимания уделяют тому, чтобы их сотрудники не чувствовали лишений, нужды, и всячески поддерживают их по разным направлениям.

Потапенко:

- Если бы я был потенциальным сотрудником, сказал бы: а можно деньгами? Когда вы все это рассказывали, у меня возникло такое двоякое ощущение. А почему не доплачивают? Получается, что вы меня кормите, поите, заботитесь о моей машине и т.д. Получается, вы это делаете из моего кармана. Вы организовали столовую, у меня обед за 100 рублей стал или бесплатный. Вы вложили несколько миллионов долларов в эту столовую вместо того, чтобы отдать это мне. Или я не прав?

Ахмадуллина:

- Здесь все чуть проще, чем вы думаете. Если вы мотивированы деньгами, если работаете, допустим, в «Сургутнефтегазе», а я представляю компанию «Лукойл», и узнаю, сколько вы получаете, предложу вам чуть более высокую зарплату, я думаю, вы не сможете мне отказать.

Потапенко:

- Конечно. Дадите на 30% больше – я весь ваш, что называется.

Ахмадуллина:

- Деньги сами по себе не имеют ценности. Ценность имеют те вещи, которые на эти деньги сотрудники могут купить. Поэтому компаниям не так интересно мотивировать людей деньгами, потому что конкурирующая организация может предложить зарплату выше, и такого сотрудника сразу же переманят. Поэтому компании предлагают привилегии. Скажем, если мы возьмем компанию «Аэрофлот», то сотрудникам и членам семей сотрудников предоставляются льготные условия по перелетам. Таким образом, человек, который работает в компании «Аэрофлот», раз в год, если я не ошибаюсь, может воспользоваться услугами авиакомпании и всей семьей отправиться по тем направлениям, по которым авиакомпания летает.

Потапенко:

- Кстати, некоторые по поводу «Аэрофлота» удивляются, пишут: «Аэрофлот» заботится? Вот это открытие. Может быть, о высших работниках и заботятся?»

Следующая новость. Бывший саратовский министр поспорила и высказалась по поводу того, чтобы прожить на 3,5 тыс. рублей. Ее быстренько уволили. Видимо, это сделано для того, чтобы она смогла реализовать то пожелание, как жить на 3,5 тыс. рублей, составить ту самую диету. Основное, на что она упирала, это диета, которая позволит похудеть.

Народные избранники и представители исполнительной власти обсуждали прожиточный минимум для пенсионеров на 19-й год. Было предложено установить его в Саратовской области в размере 8278 рублей, что ниже, чем в среднем по России (8846 руб.).

У нас есть синхрон депутата Саратовской областной Думы Николая Семенца, почему же нельзя повысить прожиточные минимум.

Семенец:

- Для чего он нужен и необходим? От него исходят все доплаты и пр. Конечно, над этим целые институты в государстве работают, подсчитывают. Есть средний минимум в целом по России, у нас он несколько ниже. Давайте о последствиях подумаем. Установив прожиточный минимум выше российского, тогда мы все доплаты - а у нас порядка 40 тыс. пенсионеров, у которых прожиточный минимум ниже среднероссийского, получают соответствующие надбавки. И набираются такие суммы, что мы просто дисбаланс сделаем в бюджете, и к добру это тоже не приведет для нашей области. Конечно, надо повышать. Но все зависит от того состояния экономики, в котором находится в целом страна, регионы. Конечно, из года в год он несколько повышается. Хотелось бы, чтобы повышения были более мощными. Сегодня мне хотелось, чтобы население не только рассчитывало на этот прожиточный минимум, но чуть-чуть каждый вперед заботился о перспективах своей жизни.

Потапенко:

- Когда я слушаю наших чиновников, особенно по поводу пенсий, мне вспоминается вещь, абсолютно не связанная с экономикой. Мне вспоминается «Квартет И». Там есть такой замечательный сюжет, когда мужу надо уйти от жены к любовнице. Ребята придумывают в юмористической форме различные отмазки. Там одна из отмазок – надо немножко подождать. И у нас все время надо потерпеть.

Господа не только депутаты, я хочу вам напомнить, как вы формируете пенсию. Вообще-то вы отбираете у граждан 22% их дохода, отправляете в какой-то инвестиционный фонд под названием Пенсионный фонд, и он почему-то имеет все время колоссальную дыру. При этом почему-то представительскими автомобилями люди пользуются, есть 50 самых красивых зданий Пенсионного фонда. Когда вы говорите, что вам не хватит денег в вашем бюджете на пенсионеров, хочется сказать: ребята, это не ваши деньги в бюджете, пенсионеры свое уже отчислили, верните им просто их же. А куда вы просандалили, должна разбираться Генеральная прокуратура и следствие.

Обсудим с экономическим аналитиком, что такое прожиточный минимум и потребительская корзина. На связи экономический аналитик Эдуард Семенов. Эдуард, наши власть предержащие говорят: у нас все расчетные единицы привязаны к прожиточному минимуму. У меня сразу такое идиотское предложение. Мы просто отменяем прожиточный минимум, и если нужны доплаты или оплата чего бы то ни было, они их устанавливают просто цифрой. Зачем держать какую-то искусственную цифру прожиточного минимума, которая отличается от потребительской корзины. И вообще, что такое прожиточный минимум и потребительская корзина?

Семенов:

- У государства есть социальные обязательства. Это забота о тех людях, которые не могут обеспечить себя трудом, своей зарплатой. В том числе создается так называемая потребительская корзина. Она в первую очередь ориентирована на тех людей, которые не могут себя обеспечить зарплатой. Это дети, нетрудоспособные, пенсионеры. Потребительская корзина подразумевает перечень определенных продуктов, необходимых для того, чтобы человек мог не испытывать ни мук голода, условно говоря, не нуждаться в дополнительных продуктах питания. А прожиточный минимум это стоимостная оценка в данных действующих ценах. Естественно, что любое государство, любой чиновник старается сэкономить на своих гражданах. Потому что после выборов они все свободны от обязательств перед своими избирателями. Поэтому, как правило, потребительская корзина и прожиточный минимум – это понятия совершенно минимальные, и определяются как самая минимальная стоимость расходов из бюджета на поддержание, условно говоря, жизни, хотя бы какое-то биение жизни в людях, которые не могут себя сами обеспечить.

Потапенко:

- Исходя из того, что биение жизни, например, в тюрьмах обеспечивается существенно дешевле, можно установить и тюремный паек. Насколько я помню, при анализе потребительской корзины было несколько раз выявлено, что по содержанию полезных веществ мы не сильно отошли от времен послевоенных. Вопрос. А можно вообще отойти от этих двух понятий (прожиточный минимум и потребительская корзина)?

Семенов:

- Разумеется. Даже в законе говорится о том, что прожиточный минимум устанавливается не для всех одинаковый, а для категорий людей. Потому что есть категория людей, условно говоря, трудоспособные граждане, для пенсионеров, для детей и средний прожиточный минимум. Понятно, что дети едят гораздо меньше, чем пенсионеры, взрослые люди, поэтому у них минимум. Сейчас развитие общества, цивилизации привело к тому, что многие традиционные понятия опровергаются и воспринимаются по-другому. Например, понятие «голод» исчезло как таковое не только в развитых странах мира, но в принципе по миру. Только в некоторых странах Африки, Азии, где бывают гуманитарные катастрофы, там в принципе голод есть, люди умирают от голода, но и то очень мало. Понятие «голод» сейчас заменилось другим понятием – полноценное питание. Как раз сейчас понятие «полноценное питание» резко изменяется в зависимости от того, каких людей, в каком обществе мы хотим видим. Я сейчас работаю с молодежью, и молодежь жалуется на то, что на ту зарплату, которую они получают, они не могут приобрести ту пищу, которая им нужна. Например, интеллектуальный человек нуждается в таком питании: рыба, сыр, орехи, ягоды, фрукты. Человек, который занимается физическим трудом, нуждается больше в белковой пище, ему больше мясо нужно. Сейчас в обществе все большее и большее значение имеет создание интеллектуальной продукции, той же цифровой продукции. Поэтому люди, которые работают мозгами, сейчас становятся более ценными создателями стоимости, чем, допустим, люди, которые работают физически. Поэтому сейчас у нас должна быть ориентация на людей, которые заняты интеллектуальным трудом, для них нужен другой рацион питания, нужны другие условия труда, другие условия проживания, условия трудовой дисциплины. Это очень важная ситуация. То, что сейчас разрабатывается и рассматривается как процесс создания цифровой экономики России, говорит о том, что очень многие понятия изменяются.

Потапенко:

- Очередная новость. Алексей Кудрин высказался, как можно было бы побороться с бедностью: «Снижение бедности — действительно, бедность в стране очень большая. Президент ставит задачу снижения на 50% в РФ, мы увидели, что все возможности, даже если темпы роста экономики поднимутся до 3,5%, мы с учетом большего перераспределения на бедные семьи ресурсов, то нам удастся за 6 лет на 30% снизить бедность».

Чтобы на 50% снизить, темпы роста должны быть 3,5. Сейчас мы колеблемся в районе 1,7. Таким образом, получается, что бедность будет расти. А поскольку мы еще стареем… К 50-му году, по данным Всемирного банка, у нас останется 132 миллиона. Сейчас естественная убыль в районе 170 тыс., по-моему. И не компенсируется уже притоком мигрантов. Алексей Кудрин спрогнозировал, как будет развиваться в условиях усиления санкций. Что есть сценарий, что нам санкции будут мешать. У меня есть подозрение, что дело не совсем в санкциях. Потому что майские указы президента, конечно, штука хорошая, но еще когда их выпускали, был один простой вопрос – откуда взять деньги? На реализацию всего этого нужно 8 трлн. рублей. Пенсионная реформа. Уже сказали, что повышение на 5 лет возраста выхода на пенсию никаких результатов не даст. НДС повысят с 1-го числа, акцизы на топливо выросли, газовое топливо тоже растет (за последние 4 месяца с 18 рублей поднялось почти до 26 рублей). Поэтому какая-то странная история по поводу борьбы с бедностью и по поводу того, как нам не поддаваться санкциям.

Давайте обсудим это с коллегами, которые понимают в региональной политике и в региональной экономике существенно больше. У меня на связи профессор РАНХиГС, эксперт в области региональной экономики Сергей Васильевич Раевский. Сергей Васильевич, что в бюджетах регионов происходит, насколько они самостоятельны, насколько они в состоянии себя прокормить?

Раевский:

- Хотел бы отметить, что регионы у нас, как известно, очень разные по возможностям наполнения собственных бюджетов, исходя из сложившейся исторически структуры экономики и тех последних лет, когда развивались регионы достаточно по-разному. Известно, что наполняемость бюджетов высока в тех регионах, где структура экономики ориентирована на добычу ресурсов, прежде всего нефтегазовых, лесных и иных минеральных ресурсов. Второе. Есть регионы, которые исторически были высокоразвитыми в экономическом отношении (та же Москва, Татарстан, Свердловская область, Самарская область, Краснодарский край, Ленинградская область, Санкт-Петербург). Естественно, что бюджеты этих регионов позволяют осуществлять существенные дополнительные выплаты населению. На мой взгляд, бедность в региональном разрезе – это прежде всего вопрос дополнительной финансовой и иной поддержки населения, которое имеет доходы ниже прожиточного минимума, и особенно семьям, которые имеют 2 и более ребенка. Известно, что до 80% населения, которое находится за чертой бедности у нас в стране, это семьи, имеющие детей. Поэтому я думаю, что борьба с бедностью в этом плане заключается прежде всего в возможностях территорий осуществлять дополнительную финансовую, материальную и иные формы поддержки семьям, которые относительно молоды, имеют детей дошкольного или школьного возраста. И в этом смысле увеличение пособий этим семьям – одно из возможных направлений поддержки на территориях этой категории населения.

Потапенко:

- Но это такая логика распределительная. А можно поставить экономику на другие рельсы, чтобы гражданин не сидел на игле пособий и всего остального? Можно изменить экономику, в том числе и региональную, таким образом, чтобы граждане могли сами зарабатывать и двое-трое детей были не приговором, или это невозможно в принципе?

Раевский:

- Любая позиция, связанная с поддержкой населения и с более высоким уровнем заработной платы, основана на определенной целенаправленной политике органов власти территорий. И начинать, я думаю, надо с тех форм регулирования региональных отношений, которые связаны с привлечением инвесторов, бизнеса и созданием нормальных условий, которые способствовали бы тому, что те, кто имеет определенные финансовые ресурсы, вкладывали бы на этой территории. Отсюда пойду и более высокие темпы экономического роста. Как пример я бы мог привести такую территорию, как Воронежская область. Я помню, что лет 8-9 назад инвестиционная привлекательность этой территории оценивалась не очень высоко. Но с приходом в качестве руководителя территории министра сельского хозяйства Алексея Гордеева правительство территории предприняло большие усилия по созданию определенной рекламной деятельности с точки зрения условий для вложения средств на территории. Это продолжалось года два-три. После этого, когда экономическое развитие и инвестиционные вложения стали увеличиваться, постепенно по темпам роста валового регионального продукта область стала подтягиваться в верхнюю позицию. Поэтому если говорить о механизмах повышения уровня доходов населения, то волшебных вещей в экономике не бывает. Я помню еще такой постулат, который гласит, что право не может быть выше, чем экономические возможности, его обуславливающие. Я хочу иметь право, например, на пользование вблизи своего дома бассейном или фитнес-центром, или возможность отдохнуть в каких-то местах отдыха на своей территории, но эти объекты из ничего не возникнут. Они возникнут тогда, когда территория, произведя определенный продукт, в том числе прибавочный, сформирует из этого региональный бюджет развития. Подобного рода экономические новации позволят наполнить региональную казну, и не только казну. Естественно, любой новый вид экономической деятельности будет способствовать росту доходов населения. Понятно, что региональные власти, регулируя деятельность инвесторов или бизнеса, который пришел в ответ на создавшиеся условия, в том числе следит за возможностями уровня доходов, заработной платы на данных территориях.

Начинать надо именно с организационных условий развития экономики на данной территории. А опыт ряда регионов, которые я привел, показывает, что мгновенно этого не будет, прошло 7-8 лет, пока территория поднялась, доходы населения выросли, заработная плата возросла, и возможности социальной сферы в том числе стали более высокими.

Потапенко:

- Если говорить по цифрам. Конечно, все майские указы исполнены не будут по причине того, что отсутствуют деньги, исходя из посыла Алексея Кудрина. Исходя из дефицита Пенсионного фонда, что же они будут придумывать? Потому что дефицит бюджета Пенсионного фонда в 18-м году увеличится в 2,4 раза.

Вот Влад Соболев пишет: «Проблема не в том, что много нуждающихся, а в том, что богатые не могут нажраться. Почему президент с правительством освободили друзей от налогов, а народ от пенсий?»

Еще одна новость – об оскандалившихся футболистах Кокорине и Мамаеве. Александр Кокорин обходится своему клубу в 3,3 млн. евро в год, Павел Мамаев оценивается в 2,4 млн. евро в год. Скажем так, он не столько клубу обходится, сколько болельщикам. Потому что оплачивают-то всё в конечном счете болельщики. Деньги из ниоткуда не приходят и в никуда не исчезают. Что касается наказания. То, что их до суда содержат под стражей, не уверен, что это сильно справедливо, но у нас такая практика, на мой взгляд, пагубная, когда судья и прокуратура, понимая, что, скорее всего, будет реальный срок, они стараются сразу закрыть, то есть посадить в СИЗО, ИВС и держать там человека. На мой взгляд, это категорически неверно.

Но тут интересны финансовые показатели. Говорят, что в случае дисциплинарного нарушения с Мамаева по контракту должны взять 30 млн. евро. Возможно ли такое? Я, честно говоря, не специалист в контрактах, и меня всегда сильно смущает высокая стоимость футболистов, потому что как экономисту мне это непонятно. Я всегда исхожу из некоего инвестиционного проекта. Вот представим, что у нас есть некие футболисты. За что им платить? Но исходя из того, что эта отрасль зарабатывает в первую очередь на рекламе, то есть впрямую футбол ничего не зарабатывает, а зарабатывает тем, что мы с вами ходим и потребляем… Меня как рекламодателя очень интересовала бы конверсия. Вот ты покупаешь футболиста, футбольный клуб или рекламу этого футбольного клуба. Насколько это доходно? Меня терзают смутные сомнения, как говорится. Но у меня есть человек, который в этом понимает существенно больше. Это футбольный агент Дмитрий Дмитриевич Селюк.

Дмитрий Дмитриевич, действительно ли вся эта история с 30 миллионами евро в качестве штрафа за административное правонарушение имеет место быть? И насколько это вообще распространенная практика в сфере футбола?

Селюк:

- Это больше слух. Хотя в принципе некоторые российские клубы, а точнее, некоторые российские юристы, которые хотят понравиться своему работодателю, соответственно, попросить у него как можно больше денег за свою работу, они начинают придумывать и вписывать в контракты всякую галиматью. Поэтому немудрено, что могло быть написано в контракте, что при разрыве контракта с Мамаевым, допустим, он обязан заплатить 30 миллионов. Но это полностью галиматья. Даже если это прописано в контракте, никто не сможет его заставить выплатить эти деньги.

Приведу пример. Был такой футболист Леонардо в «Анжи». Он в Бразилии в отпуске сбил женщину. В связи с тем, что он не мог прибыть в клуб в определенный день, они расторгли контракт. В контракте было написано, что если они расторгнут, то 15 миллионов и т.д. Когда он стал переходить в другой клуб, они обратились в ФИФА, соответственно, проиграли и ничего не получили, потому что это все нелегально.

Потапенко:

- У меня такое ощущение, что эти трансферные стоимости хоть футболистов, хоть игроков NBA – это мне напоминает биржу De Beers. Эта биржа искусственно ограничивает производство бриллиантов, чтобы все время повышать стоимость. Я исхожу из какой-то практики. Вот мы с вами продали 10 тыс. билетов, люди получили удовольствие. Все понятно – заплатил 1000 руб. за игру, получил удовольствие. Плюс мы получили какую-то рекламу. А когда возникают эти цифры, это не банальная какая-нибудь спекуляция, манипуляция?

Селюк:

- Я с вами полностью согласен. Более того, я об этом говорил, говорю и, надеюсь, буду говорить. Может быть, в конечном итоге в РФС об этом услышат. Этому способствует лимит на легионеров. Вы правильно говорите, происходит ограничение футболистов. Легионеры не могут играть более чем 6 человек в команде.

Потапенко:

- Это такое искусственное ограничение конкуренции?

Селюк:

- Да. Это специально сделана ситуация, которая, кстати, раздувает цены, как на футболистов, так и на их зарплаты. И когда я об этом каждый раз говорю и указываю на эти вещи, что на сегодняшний день экономическое состояние многих клубов не совсем процветающее и т.д., говорю: отмените лимит на легионеров, таким образом, вы снизите и бюджетную ведомость клуба, и траты, и т.д. Но кому-то, по всей вероятности, это интересно.

Потапенко:

- Это всем выгодно, я так понимаю.

Селюк:

- Что значит выгодно? Выгодно, возможно, и не всем. Потому что, допустим, платить за Смолова 9 или 15 миллионов не совсем выгодно. Для кого выгодно? На внутреннем рынке повышается цена футболистов, повышается их заработная плата. Например, когда мы говорим о том, что некоторые российские футболисты получают по 3-4-5 миллионов евро заработную плату, то мы начинаем смотреть, что если бы он играл в Европе, тот же Кокорин с зарплатой 3,5 миллиона, он должен в Европе получать 7, чтобы получить те же деньги. Я говорю к тому, что 7 миллионов в Европе сегодня не получают гораздо большие звезды, чем Кокорин, Мамаев и еще многие футболисты, которые просто сидят на лавке. Кокорин еще играет, а сколько футболистов, которые просто сидят на лавочке, у них зарплаты миллионные…

Потапенко:

- Дмитрий Дмитриевич, давайте это обсудим. Я целую программу с вами сделаю. Спасибо.

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 383-289-99-33
+7-923-145-11-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ