2018-10-01T10:29:07+03:00

Почему народ снова купился на рекламу финансовой пирамиды?

Почему народ снова купился на рекламу финансовой пирамиды?Почему народ снова купился на рекламу финансовой пирамиды?

Обсуждаем главные экономические новости, которые касаются каждого

Почему народ снова купился на рекламу финансовой пирамиды?

00:00
00:00

Д. Потапенко:

-Всем доброго дня. Это «По сути дела» с Дмитрием Потапенко. Начинаем разговор об экономике. Об экономике простых вещей. Обсуждаем это с экспертами. Крайне важно, чтобы эксперты могли высказать свое мнение.

Первая новость: Россия опередила Китай, Индию и Бразилию в неравенстве регионов. В чем-то же мы должны опередить всяких проклятых буржуинов. Россия входит в тройку лидеров по неравенству регионов внутри государств Европы и Центральной Азии. И это не связано с различием городских и сельских территорий. Неравенство граждан сконцентрировано внутри богатых регионов, а бедные субъекты сильно зависят от федеральных бюджетных трансферов. Так об этом думает Всемирный банк. Многие отмечают, что в советское время трудовые ресурсы и капиталы были насильственно перемещены на восток ради эксплуатации огромных природных ресурсов, а сейчас они как-то стекаются. Я могу сказать, что меня тревожит та плотность населения, которая есть. Потому что все концентрируются вокруг миллиоников, которых образовалось сейчас шестнадцать. Раньше их было тринадцать. И было тринадцать полумиллионников. Хотелось бы понять, почему же это так происходит. Почему мы опередили в неравенстве регионов. Или это вполне естественная ситуация? У меня на связи директор Института региональных проблем, кандидат политических наук Дмитрий Анатольевич Журавлев.

Д. Журавлев:

- Добрый вечер.

Д. Потапенко:

- Я ничего не понимаю формально по региональным проблемам. Может быть, Всемирный банк клевещет? Или это неравенство, которое у нас есть по регионам, это современная норма?

Д. Журавлев:

- Неравенство регионов, бесспорно, есть. Хотя Всемирный банк говорит о неравенстве людей внутри регионов и о зависимости бедных регионов от федерального бюджета. Поэтому доклад сам не об этом, а о неравенстве регионов. Там уже есть некое лукавство. Меня очень повеселило, что второе место по равенству регионов, то есть второе место с другого конца, занимает Украина. Я не думаю, что между Львовом и Днепропетровском разница меньше, чем между Орлом и Новосибирском. Поэтому здесь много лукавства. Но это не снимает саму проблему неравенства регионов, которая у нас есть. И неравенство это, на мой взгляд, связано с бюджетной ситуацией. Дело в том, что богатые у нас регионы сырьевые. А они богатые не потому, что сырье покупается, точнее, не только поэтому, а потому что налог на недра наиболее равномерно распределен между уровнями бюджетов. Треть – местному, треть – региональному, треть – федеральному. Все же остальные налоги, основные доходы налоговые попадают в федеральный бюджет, основные нагрузки налоговые, я имею в виду социальную сферу, образование, медицину, на местный и региональный. В результате регионы, у которых есть сырье, которые получают более равную долю от налогов, живут богаче. А регионы, которым не повезло и у них сырья нет, они живут беднее.

Д. Потапенко:

- Если бы у вас была волшебная палочка, что бы вы сделали и делали бы, изменили бы вы распределение бюджетов?

Д. Журавлев:

- Да, конечно. Я просто привязал бы бюджетные доходы к бюджетным расходам. Мы по большому счету сами себя обманываем. Потому что мы сначала забираем деньги на федеральный уровень, потом туда приходит губернатор и выпрашивает их обратно. Потому что все равно расходы надо вести, вы не можете обойтись без школ, без поликлиник, без дорог. И в результате просто происходит круговорот денег.

Д. Потапенко:

- Достаточно бестолковый. Сначала мы откачиваем, отсасываем от региона, а потом по каким-то странным правилам туда возвращаем.

Д. Журавлев:

- При этом в одном кавказском регионе мне сказали: нам не надо, чтобы вы нам давали, вы у нас не забирайте.

Д. Потапенко:

- По вашим оценкам, если условно оставить регионы в покое, у них не отбирать…

Д. Журавлев:

- Совсем не отбирать тоже не удастся. Потому что регионы же не будут содержать свои армии.

Д. Потапенко:

- Да, есть расходы.

Д. Журавлев:

- Федеральный бюджет необходим, это не чья-то злая шутка. Но если перераспределить уровни бюджета, потому что у нас федеральный бюджет в несколько раз больше, чем все остальные бюджеты, вместе взятые. Важно не просто количественно поделить, как Шариков предлагал. Главное, чтобы связка была между доходами и расходами. Если у вас есть расходная статья, под нее в этом бюджете, а не в бюджете другого уровня, была доходность.

Д. Потапенко:

- Я себя ставлю на место плохого губернатора, который будет искусственно завышать расходы.

Д. Журавлев:

- Здесь должен быть контроль. В действительности же проблема даже не в этом. Это можно контролировать. Спасибо Счетной палате, что она у нас работает. Проблема в другом. При более четком перераспределении налогов у нас бюджетная вертикаль начнет слабеть. И вот это налоговое различие в начале 2000-х не от злобности характера и не от желания испортить жизнь людям, а потому что мы таким способом назад перегибали палку, которую Борис Николаевич перегнул в другую сторону, сказав «Берите суверенитета столько, сколько хотите». Но все, уже эту палку в обе стороны перегнули до предела. Пора ее выпрямлять.

Д. Потапенко:

- Вы аполитично рассуждаете. Когда начнет шататься бюджетная вертикаль, ведь это будет нехорошо.

Д. Журавлев:

- Это будет очень нехорошо.

Д. Потапенко:

- Это ж демократия появится.

Д. Журавлев:

- Вражеские слова говорить не надо. Просто действительно будет не очень просто взаимодействие между федерацией и регионами вести. И бюджетная вертикаль нужна. Вопрос в масштабах. Можно так завертикалить. Хорошо отредактированная елка – это телеграфный столб. Но на телеграфном столбе нет ни листочков, ни иголочек. Пока что мы превращаем елку в телеграфный столб. Все уходит наверх, а потом назад получают те, кто хорошо просить умеет.

Д. Потапенко:

- Понял. Новость, которую я обозвал так: «Нам любые дОроги дорОги». Вы же понимаете, насколько они нам дороги. Совсем недавно у нас была такая ситуация, когда помощник президента сказал, что надо чуть-чуть раскулачить металлические компании. Потом сказали, что это не так, что никто не хотел у них отобрать так называемые сверхдоходы. А вот у государства есть некоторые большие проекты, в которые предложат бизнесу инвестировать на паритетных условиях, частно-государственное партнерство. И тут возникает проект, просто потрясающий проект. Проект трассы Джубга – Сочи. В Краснодарском крае, где сейчас завершается строительство Крымского моста, могут быть построены не только подходы к нему со стороны Краснодара, но и новая скоростная трасса вдоль Черноморского побережья. Строительство дороги от поселка Джубга до Сочи, которое Минтранс в августе оценил в рекордные для отрасли 1,6 трлн. рублей, пока обсуждается. Трасса вошла в список проектов, предложенных министерством для инвестиции бизнесу. Его рабочая версия обсуждалась на заседании комитета РСПП. Всего в списке 394 проекта общей стоимостью свыше 11,5 трлн. рублей. Проект прорабатывается больше года. существующая дорога не справляется с потоком машин, на ней регулярно случаются пробки и аварии. Сходит сель, перекрывается движение. По новой трассе можно будет добраться от Джубги до Сочи за час. Ее длина 119, 5 км, а расчетная скорость движения 120 км/ч.

Это славно, что мы хотим построить очередную трассу, что не будет пробок, что сель каким-то образом перестанет сходить. А вот насколько это экономически целесообразно? Пробки можно разрешить другим способом. Например, улучшением, расширением трассы и увеличением количества полос. Потому что скоростная трасса за 1,6 трлн. рублей, как мне кажется, цифра будет увеличена в 2-3 раза. У нас обычно всегда такая история происходит, я уж не говорю, что бывают некоторые вещи, которые, как тот же мост, который вырос чуть ли не в десять раз. Насколько в состоянии загрузить эту трассу грузопотоком? Потому что только грузопоток, а не физические лица отобьют эти деньги. И второе: насколько вообще можно отбить такие деньги? Поговорим об этом со старшим аналитиком компании «Альпари» Романом Леонидович Ткачуком.

Р. Ткачук:

- Добрый вечер.

Д. Потапенко:

- Проектов правительство набросало очень много. Есть ли хоть какая-то инвестиционная привлекательность в этой дороге? Когда это в принудительном порядке будет навязываться бизнесу, у него вариантов не будет. Понятно, что бизнес начнет это строить. А вернуть деньги вложенные каким-то образом можно?

Р. Ткачук:

- Я достаточно скептически отношусь к данному проекту. Цель благая, это проблемный участок от Джубги до Сочи. Но уж очень дорого. Данный проект в любом случае не окупится. Если смотреть в сторону подобных зарубежных проектов, то в основном это платные дороги. В нашем случае это опять же вряд ли окупится. Это либо платные дороги, либо частно-государственное партнерство, либо трассу разбивают на подучастки и ищут различных инвесторов. В любом случае это очень низкорентабельный проект. Его окупаемость может растянуться на очень долгие годы. В 2019 году общий фонд для развития инфраструктуры составляет 3,6 трлн. рублей. Получается, половину этих средств нужно в этот проект вбухать. Смета может расширяться. Вопросы к его целесообразности возникают.

Д. Потапенко:

- Я катался по нескольким платным дорогам в России. Инфраструктура, которая сопровождает путешественника, на мой взгляд, недостаточна. Если сравнивать с теми же платными дорогами, а это практически единственный механизм, чтобы окупить эти дороги хоть как-то, у нас этого придорожного сервиса нет. А с чем это связано? Согласен, что проект бестолковый и ненужный. Но почему не стараются даже существующие дороги насытить окупаемостью? Просто не нужно? Или деньги халявные?

Р. Ткачук:

- Просто россияне еще не привыкли к платным дорогам. У нас эта тема только начинает развиваться. Мы видим неплохие проекты в Москве относительно платных дорог, ряд федеральных трасс. Но нужно время, чтобы россияне привыкли к данному виду сервиса, чтобы он получал развитие. Пока достаточно медленно развивается. Что касается трассы Джубга – Сочи, там даже не рассматривается вариант платной трассы. Это потребует федеральных средств.

Д. Потапенко:

- Бывают частные народные дороги? Вот у вас волшебная палочка, мы выпускаем акции, векселя. Реализация такого проекта возможна?

Р. Ткачук:

- В принципе, возможна. В западных странах есть примеры частных дорог. За право проехать по дороге платишь компании, она обслуживает эту дорогу. Для нее это вполне окупается. Но в условиях России мне сложно представить такой сценарий. У нас привыкли по-другому жить.

Д. Потапенко:

- Трудно представить, что будут выпущены акции, люди их купят и будут получать доход от проезжающих машин.

Р. Ткачук:

- Что касается трассы Джубга – Сочи, во всяком случае этот проект более интересный, чем мост на Сахалин. Для меня это вообще что-то утопичное и непонятно зачем такое строительство вообще нужно. А в случае Джубга – Сочи, возможно, это связано с тем, что подрядчики, которые занимаются строительством Крымского моста, им сейчас уже новые проекты нужны. И вот, возможно, они лоббируют неподалеку строительство этой трассы.

Д. Потапенко:

- Посмотрим. Это не самый фееричный проект. А представьте еще проект – соединить нас с Канадой или с Аляской, чтобы дать этим проклятым пиндосам пинка под попу.

Следующая новость. У нас прошли выборы. Это такая классная штука, и получилось, что в ряде регионов у нас партия власти отошла в сторону. Ходят слухи, что как-то будут передвигаться различные губернаторы. Их называют сейчас технократами, до этого он были эффективными менеджерами. От чего же зависит, насколько будет хорошо жить регион? Все время получается, что каких-то губернаторов за ручки по 36 млн. сажают, а какие-то губернаторы умудряются, которые были президентами, выбивать для своих республик колоссальные деньги.

26 сентября в отставку в связи с переходом ну другую работу ушли губернатор Астраханской области и глава Кабардино-Балкарии. Новая серия отставок была запланирована еще до дня голосования, сказали некоторые собеседники из очень близких к администрации президента источников. Федеральные чиновники пояснили, что президенту нравится курс на обновление губернаторского корпуса. Иногда в некоторых местах нужно не кровати переставлять, а девочек менять. Может быть, этот анекдот имел в виду президент? Надеюсь, что все-таки обновление приведет не к физическому улучшению борделя, а может, бордель снесем и завод построим? Но это все перемещения. Не меняем ли мы шило на мыло? И как на самом деле поднимать регионы? Зависит ли это от фамилии губернаторов? Об этом говорим с экспертом, доцентом кафедры политической экономики экономического факультета МГУ им. Ломоносова Максимом Андреевичем Чирковым.

М. Чирков:

- Здравствуйте.

Д. Потапенко:

- Меня все время тревожит эта история. Я фантазирую. Насколько значима фамилия следующего назначенного или переизбранного губернатора? Можно управлять страной с точки зрения профессионализма, а не какой-то лояльности тем или иным тенденциям?

М. Чирков:

- Безусловно, профессионализм на такой высокой должности очень важен. Последние изменения в российской политической конъюнктуре, связанные со сменой губернаторов, он воспринимаются научным сообществом и населением этих регионов, они оценивают губернаторов именно с профессиональной точки зрения. Смотрят, чем этот человек занимался, какое у него образование, какой опыт руководства структурами и тому подобные вещи. Может быть, чуть менее важный момент – это доверие населения. Во многих регионах требуется очень серьезное реформирование и проведение, может быть, болезненных мероприятий для народа. Конечно, кредит доверия очень важен для губернатора. Но все-таки основное – профессионализм. И в этом смысле последние изменения, например, во Владимирской области, представители экономического сообщества Владимирской области обсуждают профессиональные качества. И у них это вызывает определенное беспокойство – новый губернатор, который пришел в эту область, но и в другие тоже.

Д. Потапенко:

- Светлана Юрьевна Орлова там очень давно. Мои коллеги, друзья голосовали, как выразился один из политологов, хоть за черта лысого. Это было протестное голосование. Кого бы ни выставили во второй тур, то они бы проголосовали. Мы в профессиональном предпринимательском сообществе задаемся теми же самыми вопросами. Тревожит, что будет дальше. Обещания хорошие, красивые, но сколько мы этих обещаний за последние 20-30 лет слышали, а результат-то другой. Когда вы обсуждаете все эти истории, в том числе и с точки зрения профессионализма губернаторов, если бы у вас в руках была волшебная палочка, какие бы требования вы поставили для того, чтобы человек мог управлять регионом?

М. Чирков:

- Желательно профессиональное образование соответствующее. Еще важен опыт руководства. Может быть, руководство небольшим субъектом, но именно в данной области. Чтобы человек знал фактуру, знал регион, в котором ему предстоит работать, знал особенности менталитета людей. У нас огромная страна, регион от региона очень сильно отличаются. И кругозор. Если у человека одно из приоритетных образований, все-таки кандидат на пост губернатора и уже сам губернатор должен быть профессионалом во всех областях. И в экономике, и в юридических моментах. Может быть, в специфических специальностях, характерных для конкретного региона. Допустим, это нефтяной или газодобывающий регион – это одна специфика. Если это сельскохозяйственный, то другая. Это должно быть в комплексе. И доверие этому человеку формируется в основном в профессиональной среде, на чем специализируется регион. Там важно, чтобы кредит доверия губернатору был высокий, чтобы его профессионализм не подвергался сомнению. И тогда все в этом регионе будет нормально.

Д. Потапенко:

- Я в 2016 году выдвигался в Госдуму по Калининграду. Важно, чтобы человек был местным?

М. Чирков:

- Анализируя деятельность губернаторов за последние годы, можно сказать, что это не столь важно. Важен другой момент. Населению региона очень важно чувствовать положительные изменения. И очень часто после губернатора-варяга губернатор местный воспринимается хорошо. И наоборот, после местного, который, может быть, уже чуть-чуть поднадоел или в отношении него сформировалось предвзятое отношение относительно его профессиональных или моральных качеств, вот смена варяга на местного и местного на варяга – это часто дает положительный эффект. А вообще есть плюсы и у тех, и у других. И мы так однозначно сказать не можем, что какой-то ставленник из Москвы или Санкт-Петербурга будет однозначно хуже или лучше местного кандидата. Больше это определяется личностью человека, профессиональными качествами и тем посылом, который он дает жителям региона, когда он туда приходит. Люди должны чувствовать, что грядут изменения. И эти изменения будут к лучшему.

Д. Потапенко:

- Насколько важно, чтобы лицо, которое является губернатором, было близко к народу? Во Владимирской области губернатор летала на вертолете. Предыдущий губернатор ездил на машине, без особой охраны. Смотрю на зарубежных политиков, они вообще стараются как-то… Борис Джонсон ездит на велосипеде. Насколько это важно?

М. Чирков:

- Про близость к народу. В Дрездене зашел в местный парламент. Я там никого не нашел. В одном офисе из семи представленных в парламенте партий был секретарь, который нехотя мне выдал визитку на немецком языке, улыбнулся и сказал «до свидания». Близость к народу – это очень субъективный момент. Понятно, что в Германии или в еще меньшей стране на вертолете нет смысла летать. Российские регионы – там перемещения зачастую связаны с необходимостью преодолевать достаточно большие расстояния. Иногда просто необходимо использоваться такие транспортные средства. И это как раз, может быть, даже близость к народу. Губернатор должен быть в одном месте с утра, а к вечеру за 500 километров от этого места. Но злоупотреблять подобными вещами губернатор не должен. Определенная бытовая скромность приближает губернатора к народу. И кредит доверия народа многократно возрастает. В последнее время высшие региональные чиновники начинают осознавать подобные вещи. Близость к населению, выход в люди – это мы видим во многих регионах.

Д. Потапенко:

- Спасибо. Следующая тема. Сколько десятилетий у нас ни создаются различные пирамиды, но всегда находятся люди, которые ее создают, но меня поражает, что находятся люди, которые в эти пирамиды играют. Казалось бы, чего только у нас ни было. И «Властилина», и МММ, таймшеры были. «Уж сколько раз твердили миру». ЦБ выявил одну из самых масштабных финансовых пирамид за последние годы — «Кэшбери». Компания не ведет реальной экономической деятельности и активно себя рекламирует. Обещание доходности до 600% привлекло десятки тысяч человек. Банк России увидел «явные признаки» классической финансовой пирамиды в группе российских и иностранных компаний. Регулятор передал информацию о группе в Генпрокуратуру и МВД. Компании группы «Кэшбери» строят свою деятельность на принципах сетевого маркетинга, обещают завышенную доходность, ведут агрессивную рекламу в СМИ. Деньги привлекаются и в рублях, и в криптовалюте. Между тем признаки реальной экономической деятельности отсутствуют, лицензии Банка России у группы компаний, которые предлагают финансовые услуги, нет.

Выявили финансовую пирамиду. А дальше вы что сделали? Что происходит? Поговорим с человеком, который разбирается в финансовых пирамидах настолько профессионально. У меня на связи финансовый омбудсмен Павел Алексеевич Медведев.

П. Медведев:

- Здравствуйте.

Д. Потапенко:

- Какая уже это пирамида на вашем веку?

П. Медведев:

- Я боюсь, что вас сейчас испугаю своим высказыванием. Мне абсолютно не важно, так же как и гражданам ограбленным, совершенно не важно, попали они в пирамиду или не в пирамиду. И вообще, что такое пирамида. Мне кажется, что у Центробанка такой идефикс, ему хочется поймать побольше пирамид. Строго говоря, «Кэшбери» не была классической пирамидой. У них были разные способы обмана. В частности, не пирамидальные. Тем людям, которые народные IPO купили, им важно понять, они были пирамидой или нет? Граждане, которые покупают ОФЗ, они стараются понять, пирамида это или нет? Я уверен, что по ОФЗ обещанный процент будет выплачен. Если не хватит денег для того, чтобы эти проценты в левый карман гражданину положить, у гражданина из правого кармана возьмут побольше НДС. И это будет пирамидой или нет?

Д. Потапенко:

-Вот прямо вы рубите…

П. Медведев:

- При разговорах о пирамидах те люди, которые любят народ и стараются его просветить финансово, совершают грубую логическую ошибку. Гражданам надо объяснять не то, куда опасно ходить, потому что ограбят. Потому что этих опасных мест уже миллион. А после того, как про миллион уже существующих опасных мест людям объяснят, тут же создадут миллион первое опасное место. И про него надо будет объяснять уже после того, как там людей ограбят. Логически правильно людям говорить, куда безопасно идти. К сожалению, в России большинство граждан не окончили финансовую академию. Большинству граждан можно только простые вещи объяснить. Простая вещь состоит в том, что гражданину можно идти со своими деньгами только в банк. Потому что деньги в банке защищены системой страхования, которая 15 лет работает как часы. При этом надо быть очень аккуратным и ни одному банку не доверять в сумме денег, которые после добавления когда-нибудь превысили бы 1400 тысяч.

Д. Потапенко:

- Не пугать, а обучать.

П. Медведев:

- Обучать положительным вещам, а не отрицательным, про которые и учителям непонятно до конца.

Д. Потапенко:

- Если вернуться к банкам, все ли йогурты одинаково полезны? 1,4 млн. в любой банк, который подключен к программе страхования, можно вложить?

П. Медведев:

- Если банк легально принимает деньги физических лиц, он обязательно должен быть в системе страхования. Чтобы не обманула вывеска. Однажды в моей практике был такой ужасный случай, когда мошенники повесили на доме вывеску банка, собрали деньги и убежали. Чтобы так не попасться, можно заглянуть на сайт либо Центробанка, либо Агентства по страхованию вкладов. Там найти адреса филиалов банка. Если в списке АСВ банк присутствует, то он точно находится в системе страхования. Убедившись, что вывеска вас не обманывает, вы можете туда нести деньги. И я советую нести деньги туда, где вам выгоднее. Не верьте людям, которые говорят, что вы мошенники, нашли банк, который побольше процентов дает, отнесли туда деньги. Вы не мошенники. Вы заключаете договор, вы знаете, что есть система страхования вкладов. Вы опираетесь на редкий закон, который хорошо работает.

Д. Потапенко:

- В ряде банков были такие забалансовые вклады. По формальным признакам как бы гражданин получал некую бумажку, а деньги шли в сейф.

П. Медведев:

- Вы правы, было. Забалансовые вклады бывают двух типов. Один тип – это те вклады, которые обнаруживаются, когда банк жив. А второй тип – те забалансовые, которые обнаруживаются только когда банк умер. Если банк жив, к счастью, случаев забалансовых вкладов последние лет шесть нет ни одного. Центробанк, надо отдать ему должное, научился пальчиком грозить или проверять, но забалансовые вклады в живых банках не обнаружены. До самого последнего времени обнаруживались забалансовые вклады в мертвых банках. Умер банк, человек идет получать по закону о страхованию вкладов деньги, а ему говорят: нет, извините, вас нет в списке. Надо отдать должное АСВ, которое придумало простую процедуру, которая не требует от гражданина идти в суд. Деньги, даже если вклад оказывается забалансовым, если только человек не потерял договор и приходный ордер, если он их предъявляет, ему выплачивают деньги.

Д. Потапенко:

- Спасибо. Не теряйте никогда бумажки!

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 383-289-99-33
+7-923-145-11-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ