Новосибирск
Общество

Счастливое лето советского человека: где отдыхали москвичи, чем занимались в парках и какое мороженое ели

Специалист по истории повседневности рассказывает, каким в СССР был летний досуг
Вспоминаем, каким был летний отдых в СССР.

Вспоминаем, каким был летний отдых в СССР.

Фото: кадр из фильма

Как поднимали целину, договаривались в Карибский кризис, воевали в Афгане, расскажет любой школьный учебник. Но кто фиксирует жизнь простого человека: во что играли дети, как одевались модницы, сколько стоили продукты? Для этого существует раздел науки «история повседневности». «Комсомольская правда» поговорила с крупнейшим российским специалистом в этой сфере доктором исторических наук, профессором Леонидом Беловинским о том, чем москвичи занимались летом в Советском Союзе.

50-е: купались в Москве-реке, упивались газировкой и пели песни

Послевоенный период был крайне тяжелым: страна и ее жители разорены. Поэтому простой москвич, не крупный партийный советский чиновник или генерал, жил плохо.

Мороженое. У продавщиц была алюминиевая формочка-цилиндр. На дно клали вафельку, потом мороженщица из жестяных банок накладывала мороженое, а сверху клали еще вафлю. Иногда они были с именами. Из формы все это выталкивалось на ладошку покупателю. Получался сладкий сэндвич.

— Стоил 1 рубль. В детстве я всего пару раз ел это мороженое. Понимаете, какая была нищета? Притом мой отец имел хорошую должность на заводе, — вспоминает Леонид Беловинский.

1955 г. Здание Московского городского совета (Моссовета) на Советской площади. Точная дата съемки не установлена. Фото: Сергей Иванов-Аллилуев/ТАСС

1955 г. Здание Московского городского совета (Моссовета) на Советской площади. Точная дата съемки не установлена. Фото: Сергей Иванов-Аллилуев/ТАСС

Газировка. На улицах стояли тележки-сундучки. К ним присоединялся баллон с углекислым газом. Назывался сатуратор, а продавщица — сатураторщица. На стойке — два цилиндра с сиропом. В тележку встроена мойка, которая присоединялась к водопроводу в ближайшем подвале. В нее ставили стакан, вода под давлением поднималась и обмывала. Можно было взять газированную воду, с сиропом и даже двойным. Стоила копейки, поэтому мальчишки упивались.

— Сироп делался не на сахаре, а на сахарине. После войны он был в большом ходу. Его получали по карточкам: картонные коробочки на четыре голубеньких таблетки. Дома с ним пили чай. Организмом сахарин не усваивается. Не вредный, просто бесполезный. Сироп часто разбавляли. Сатураторщице нужно было немножко украсть — потому что зарплата была мизерная, — делится Беловинский.

Москва. 10 июня 1957 г. Сквер на 2-й Песчаной улице. Фото: Валентин Соболев/ТАСС

Москва. 10 июня 1957 г. Сквер на 2-й Песчаной улице. Фото: Валентин Соболев/ТАСС

В конце 50-х появились автоматы с газировкой.

Где гуляли. Самые популярные места — Парк Горького и «Сокольники». Жители окраин для прогулок предпочитали леса поблизости. В то время околотки Москвы были не застроены. Стояли бараки и худые частные домишки. Кругом много зелени. Тем более к окраинам примыкали бывшие помещичьи усадьбы вроде Кузьминок. Так что было где погулять.

Купания. Москва-река была относительно чистой. Популярное место — стрелка у фабрики «Красный Октябрь». Здесь была лодочная станция. А вот на окраинах Москвы набережных не было. Их протягивали постепенно от центра к периферии. Находиться в купальнике на виду у людей москвичи не стеснялись.

Автоматы с газированной водой - кадр из фильма "Операция "Ы" и другие приключения Шурика".

Автоматы с газированной водой - кадр из фильма "Операция "Ы" и другие приключения Шурика".

— Во всех странах, где звучали тоталитарные мотивы, культ тела мощно пропагандировался государством. Ведь культ тела — это воспитание будущего солдата. Загорелое тело, крепкое тело. Культуризм появился в конце 50-х годов, — отмечает ученый.

Во что играли. Главное развлечение — старинная игра городки. Практически в каждом парке была городошная площадка — заасфальтирована и расчерчена.

— Биты и рюхи (чурка для игры — прим.ред.) брали в аренду парке. С собой их никто не возил и, как правило, домой не покупал. Такие площадки были в парках до 90-х годов. Последнюю я помню в Химках, — говорит профессор.

Странное детское развлечение, которое появилось до революции и ушло в конце 50-х. Везде его называли по-разному. Беловинский говорит, что в их компании ходило слово «провилка». Брали обод от небольшой бочки. Толстую проволоку сгибали крючком. Обод толкали вперед, а позади бежал ребенок и проволокой подталкивал колесо.

Хоровое пение. Главное развлечение на посиделках. Но с появлением все большего числа механических средств воспроизведения музыки культура стала исчезать.

Героиня "Приключений Шурика" Лидочка с пломбиром в руках. Фото - кадр из фильма "Операция "Ы" и другие приключения Шурика".

Героиня "Приключений Шурика" Лидочка с пломбиром в руках. Фото - кадр из фильма "Операция "Ы" и другие приключения Шурика".

60-е: кафе, дачные заготовки и самодельные самокаты

Дачи. В окрестностях Москвы было большое количество дачных поселков. Туда выезжали не только для отдыха, но и для пополнения продовольственных запасов.

— Снабжение на всем протяжении советской власти было неважным. Дача позволяла запасти овощи на семью и делать заготовки на зиму. Правда, количество сортов было сильно ограничено.

Формой летнего развлечения Беловинский называет дачные заготовки. Людям был интересен не только процесс, но и коллекционирование рецептов разносолов.

Домашние заготовки на даче. Кадр из фильма "Москва слезам не верит".

Домашние заготовки на даче. Кадр из фильма "Москва слезам не верит".

Сами поселки были скромными — никаких оград и охраны. Но были и солидные владения. После войны по приказу Сталина генералитету нарезали по гектару земли — 100 соток! Но со временем наследники участки делили на части.

— Хорошие дачи были у ученых. Им давали участки в одном поселке. Поэтому здесь жили люди одного круга. Это создавало атмосферу отдыха: ходили в гости, им было о чем поговорить.

Книги и журналы. После войны издавали мало, но уже в 50-х годах тиражи пошли вверх — в три раза, по сравнению с прошлым десятилетием. Количество наименований стало догонять тиражи. Популярны были журналы «Огонек», «Крестьянка», «Молодой колхозник».

Соки и газированные воды. Фото: Соболев Валентин/Фотохроника ТАСС

Соки и газированные воды. Фото: Соболев Валентин/Фотохроника ТАСС

— На мой взгляд, они были интереснее нынешних. Они не были яркими. Зато более содержательными, солидными. В них не делали врезки крупным шрифтом. Много текста. Печатали художественные произведения. Помню, я собирал вырезки. Четыре полосы репродукций картин Дрезденской галереи и к ним текст на четыре полосы! — говорит Леонид Беловинский.

Велосипеды и самокаты. После войны велосипед был редкостью. Беловинский вспоминает детство в эвакуации на Урале. Шли эшелоны с военными на восток — война с Японией. Солдаты везли трофеи — велосипеды из Европы и разные запчасти.

— Мой отец, талантливый механик, скупал этот хлам и собирал целые велосипеды, а мать продавала их. Иметь подростковый велосипед «Орленок» в 50-е — большая редкость. Но уже в 60-е ситуация стала исправляться, — говорит Беловинский.

Жители Москвы с мороженым. Фото: Носов Петр/Фотохроника ТАСС

Жители Москвы с мороженым. Фото: Носов Петр/Фотохроника ТАСС

Многие пацаны и девчонки катались на взрослых велосипедах, сняв седло и намотав на раму толстую тряпку. На мужском велосипеде продевали ногу через раму и ехали боком. На дамских велосипедах (особая конструкция, чтобы не задирать платье) мальчишки катались стоя.

В ходу были самодельные самокаты. Похожи на нынешние, только сколочены из двух узких досок, обмотанных толстой проволокой и скрепленных куском жести. На концах шариковые подшипники — колеса. Они страшно грохотали по тротуарам.

Игры. Популярна была лапта — «русский бейсбол». Дети катали мячики в лунки, которые проделывали босой пяткой в земле по обочинам. Внутрь клали камешки и стекляшки. Практического смысла у этого ритуала никакого.

У входа в кафе "Космос", которое в числе прочих московских кафе проводит декаду блюд из мороженого. Фото: Пахомова Людмила/Фотохроника ТАСС

У входа в кафе "Космос", которое в числе прочих московских кафе проводит декаду блюд из мороженого. Фото: Пахомова Людмила/Фотохроника ТАСС

Хулиганы делали самопалы. Согнутая медная трубка с прорезью крепилась к деревянной колодке. Внутрь набивали серу от спичечных головок, поджигали, и раздавался звук выстрела. Всегда был риск переборщить с серой, и трубку разрывало.

Мороженое. Появились эскимо, пломбир, стаканчики. 48 копеек — самая высокая цена за большой брикет пломбира.

Кафе. В 60-е в Москве стали появляться молодежные кафе. Первым было «Синяя птица» на Малой Дмитровке. В таких можно было взять мороженое, пирожное или стакан виноградного вина.

Прокат. Спортинвентарь давали в аренду с 30-х годов. В 50-е начали открываться новые пункты, а в 60-е их стало еще больше. Стали выдавать велосипеды. Все это было нацелено на воспитание гражданина: бери общее, не имей собственного.

На пляже у Москвы-реки на Ленинских горах. Фото: Иванов Олег/Фотохроника ТАСС

На пляже у Москвы-реки на Ленинских горах. Фото: Иванов Олег/Фотохроника ТАСС

70-е: крутили хулахуп, слушали музыку и все больше замыкались в себе

Во что играли. Бешеную популярность обрели шахматы и шашки. В парках начали устраивать клубы, в которых по вечерам собирались сотни игроков. Популярной стала новая игра — бадминтон. В парках натягивали волейбольные сетки — спорт стал массовым. Девушки стали крутить хулахуп. С обручем много людей ехали в пригородных электричках и автобусах — крутили на дачах.

Москвичка Татьяна Рачковская во время игры в волейбол. Фото: Христофоров Валерий/Фотохроника ТАСС

Москвичка Татьяна Рачковская во время игры в волейбол. Фото: Христофоров Валерий/Фотохроника ТАСС

Летние читальни. В парки приходили посидеть с книгой или журналом. В местные читальни большие библиотеки передавали дубликаты книг. В доступе были газеты и журналы.

Музыка. С продуктами было сложно, зато массово распространились музыкальные приборы. В послевоенные годы патефон был единственным инструментом — дорогой, с тяжелыми эбонитовыми пластинками. В 50-х появились электропроигрыватели грампластинок.

Новые кассетные магнитофоны "Соната-211". Фото: Овчинников Александр/Фотохроника ТАСС

Новые кассетные магнитофоны "Соната-211". Фото: Овчинников Александр/Фотохроника ТАСС

— Очереди тогда стояли за ними дикие. Помню, как народ толпился в надежде купить винил «Ой, мороз, мороз». Это говорит о том, что вырос уровень благосостояния и народ смог позволить покупать такие ненужные вещи. В 60-е широко распространились катушечные магнитофоны — «Яуза», «Днепр» с приемником, радиолы. Окуджава в «Песенке о Леньке Королеве», в которой действие происходит в войну, поет «Вновь играет радиола». Это ошибка. Они появились позже, — говорит собеседник «КП».

В 70-е появились компактные кассетные магнитофоны.

Велосипеды. Их число стало неимоверным. Велосипед перестал быть диковинкой. На нем стали не просто бесцельно кататься, а именно ездить.

Шахматистка Елена Дембо во время игры в шахматы в городском парке культуры и отдыха имени Горького. Фото: Никитин Николай/Фотохроника ТАСС

Шахматистка Елена Дембо во время игры в шахматы в городском парке культуры и отдыха имени Горького. Фото: Никитин Николай/Фотохроника ТАСС

Телевизор. Стало входить в бытовую жизнь со второй половины 50-х. Тогда далеко не все семьи могли позволить себе купить телевизор. Работать телеэфир начинал по вечерам, и смотрели его до самого конца. В квартиру, где был телик, приходили соседи. В 70-80-е телевизор стал обычной вещью. Семьи покупали по два-три аппарата. С ростом числа телевизоров окончательно исчезла традиция хорового пения.

Что стало с людьми. Круг общения сузился — следствие переезда в квартиры. Именно в это время люди стали больше замыкаться в своих квадратных метрах и все меньше интересовались жизнью соседей.

Дачное строительство развивалось. Но однородные по социальному составу поселки стали исчезать. Люди умирали, наследники продавали дома или принадлежали к другому кругу.

ВОПРОС РЕБРОМ

Выпивали?

— Конечно. У взрослого человека, который жил в коммуналке или бараке, других развлечений не было. Пили водку. Самогон преследовался, да и чтобы его сделать, нужны сахар и дрожжи, а достать ингредиенты сложно. Изредка удавалось с заднего входа магазина купить дрожжи, — рассказывает профессор Беловинский.

Беловинский рассказывает, что водка была дешевой. Когда после войны стали снижать цены, то в первую очередь это затронуло алкоголь.

— Это было сделано специально. Наш бюджет всегда был «пьяный». Сталин прямо сказал, что стесняться нечего, пусть народ платит за водку. Хотя во время войны она была очень дорогой, продавали только по карточкам или на рынке.