Новосибирск
Политика

Депутат Бундестага: Щели урн для голосования были настолько узкими, что вряд ли можно опустить сразу несколько бюллетеней

Немецкий политик Штефан Койтер поделился с «КП» наблюдениями о конституционном референдуме в России
Депутат Бундестага Штефан Койтер.

Депутат Бундестага Штефан Койтер.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Референдум по Конституционной реформе прошёл в России в почти экстремальных условиях — коронавирус, закрытые границы, жара за 30 градусов в некоторых регионах. Из-за «ковид-блокады» в Россию смогли приехать далеко не все международные эксперты для слежения за плебисцитом. Одним из самых статусных среди них стал депутат Бундестага Штефан Койтер (от партии «Альтернатива для Германии»).

Вместе с другими зарубежными гостями он посетил 34 российских избирательных участка на территории Москвы, а также штаб наблюдения за голосованием при Общественной палате города Москвы. А потом поделился с «КП» отчётом о поездке. Приводим самое интересное.

«Мы все четверо [из группы международных экспертов, куда входил Койтер — ред.] были впечатлены прозрачностью и профессиональным уровнем организации голосования, которые превзошли все наши ожидания».

«Мы могли спонтанно и произвольно посещать те участки, какие хотели. При входе на них проверялась температура людей, велась проверка, у всех ли надеты медмаски и одноразовые перчатки. Маски и дезинфекторы при необходимости предлагались бесплатно».

«Списки голосующих везде велись надлежащим образом, каждый избиратель мог проголосовать только один раз… Прозрачные или полупрозрачные урны для голосования были закрытыми и опечатанными, они имели настолько узкие щели, что я не думаю, что туда можно было бы опустить несколько бюллетеней зараз».

Также эксперт отмечает, что не было «голосования по почте»: для многих западных стран это больная тема, ведь при таком волеизъявлении возможны фальсификации на любом этапе.

«Я много раз спрашивал голосующих, — продолжает депутат Бундестага, — не заметили ли они каких-либо недостатков в проведении голосования. Все 17 человек, опрошенных мною, отрицали это. Я спрашивал также, известно ли им о фактах отказа кому-либо в доступе на участок или попытке проголосовать. Это также отрицалось».

«27 июня я посетил штаб наблюдения за голосованием при Общественной палате города Москвы, где ознакомился с контролем данных с видеокамер на участках для голосования… Меня заверили, что все видеоданные записаны с целью хранения до тех пор, пока не будет окончательно установлен результат голосования», — подводит итог Штефан Койтер.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Русские, Бог и пенсии: что дадут принятые поправки в Конституцию

Объясняем, как поменяется жизнь россиян после 1 июля (подробности)