Новосибирск
Звезды

Концертный директор Юрия Башмета: "За три месяца пандемии наши молодые солисты остались без денег"

Директор "Русского концертного агенства" Дмитрий Гринченко о том, чем обернулась пандемия для музыкантов, почему онлайн-концерты - не выход, и что произойдет, если концертные залы не откроют к сентябрю
Директор "Русского концертного агенства" Дмитрий Гринченко. Фото: Алексей Молчановский

Директор "Русского концертного агенства" Дмитрий Гринченко. Фото: Алексей Молчановский

24 июня в стране прошел первый за три месяца самоизоляции большой концерт. Звездный десант выступил на Мамаевом кургане в Волгограде. В празднике приняли участие ведущие музыканты: Юрий Башмет с юношеским оркестром, Денис Мацуев, Ильдар Абдразаков, Хибла Герзмава и многие другие.

За время пандемии музыканты нередко (и иногда в странных формулировках) говорили о своих проблемах из-за коронавируса. Означает ли нынешний концерт, что беды миновали? Какой будет послепандемийная музыкальная повестка?

Об этом корреспондент "КП" поговорила с Дмитрием Гринченко, концертным директором Юрия Башмета, директором "Русского концертного агенства".

- Дмитрий, поздравляю с окончанием тяжелых времен. Отмененный из-за коронавируса концерт в Волгограде на Мамаевом кургане все-таки состоялся. Признайтесь, вы ожидали, что это случится?

- До того, как все произошло, конечно, у нас были разные внутренние оценки, состоится ли концерт: от максимально позитивного до негативного сценариев. То, что все, наконец, произошло - это само по себе чудо. Все-таки мы год готовили мероприятие, для нас это очень личная история. И, к счастью, все прошло на ура: одну только трансляцию на телеканале "Россия" посмотрели более 10 миллионов человек. И, кстати, благодаря мерам безопасности, ни одного инфицированного после концерта нет.

- Что вы предполагали при максимально негативном прогнозе?

- Было опасение, что концертная жизнь не возобновится, пока всех не вакцинируют. Но в этом случае далеко не все коллективы и театры сохранились бы. Тут дело не только в зарплате. Оркестры и «Новая Россия» и «Солисты Москвы» - получатели грантов президента, поэтому заработные платы музыкантов не изменились. Но, например, возникает проблема аренды помещений, где размещается оркестр «Новая Россия». Обычно аренда выплачивалось из тех денег, которые оркестр зарабатывает, выступая с концертами, но сейчас, когда доходов нет - арендодатели не сразу пошли нам навстречу. Если ситуация затянется – могут возникнуть и другие проблемы, например, каким образом сохранить вспомогательные службы.

Нельзя забывать и о вложениях в новые постановки: еще до пандемии театры потратились на заказ декораций. Большие потери несут и музыкальные коллективы, и организаторы гастролей. Я даже не говорю про частные продюсерские компании: нас так мало, что все вообще забыли, что мы есть в академическом искусстве.

- Во время пандемии музыканты открыто выступали с заявлениями о том, что им надо помогать и учитывать их интересы. А наши поп-звезды, вроде Наташи Королевой и Сергея Глушко дошли до того, что позавидовали пенсионерам. Кажется, что этот шум не привел ни к чему, кроме возмущения и отвлек от проблем в сфере академической музыки.

- Я согласен. Но, по моему мнению, музыканты и все, кто занимаются профессиональным искусством - пострадали больше всех. Ни один концертный зал, ни один музей, ни театр - не работали, жизнь остановилась. Музыканты не имели возможности ни репетировать, ни выступать с концертами. В какой-то момент тема о том, что академическое искусство пострадало - стала уходить на второй и третий план. В последний месяц проходили совещания на любые темы, но вопрос о том, что культура одна из наиболее пострадавших отраслей - то и дело уходила с актуальной повестки дня.

- Как вы думаете, кому из музыкантов пришлось тяжелее всего?

- Молодым солистам, для которых основным доходом были выступления. Многие из них уже потеряли все свои сбережения и накопления, которые у них были. Если у музыкантов, которые работают в оркестре, сохранилась заработная плата, то солисты последние 3 месяца не получали ничего. Никого не хочу называть по именам, но очень известные музыканты оказались в ситуации, когда опереться не на что.

Юрий Башмет. Фото: Кирилл Брага

Юрий Башмет. Фото: Кирилл Брага

- За рубежом эта проблема была как-то решена?

- В той же Германии, во Франции на государственном уровне были созданы фонды поддержки солистов и независимых музыкантов, пострадавших в связи с невозможностью играть концерты. Может быть, в нашей стране не нужно было бы оказывать помощь централизованно, но каждый мог бы помогать самостоятельно. Конечно ситуация, которую мы сейчас все проживаем, она очень необычная. За последние 100 лет ничего подобного не было. Поэтому никаких однозначных рецептов выхода из всей ситуации пока нет. Но главное, не останавливаться и искать эти правильные ходы.

- Как вы это себе представляете?

- Помогать солистам могли бы и крупные организации, и представители бизнеса. Необязательно всем, но можно было бы делать это точечно. Мы, например, решили что у нас есть около 2,5 миллиона рублей для помощи пятидесяти солистам. Но как их выбрать: заявки подали 160 человек. Жалко отказывать кому-то, но приходится выбирать даже в этой ситуации. К счастью, помощники нашлись. Представители частного бизнеса сказали, что тоже хотят поддержать музыкантов. Это нас очень порадовало: помощь сплачивает людей: важно что мы вместе переживаем кризис, как когда-то вместе переживали концерты. Кстати, и Минкульт эту нашу инициативу поддержал.

- Мне тут вспомнился случай с композитором Владимиром Мартыновым. Когда в 1974 году Земле грозило столкновение с кометой Когоутека, Мартынов написал охранное произведение. Причем, сразу после исполнения комета изменила траекторию и пролетела мимо. Может быть, ваши молодые композиторы написали бы что-то, отпугивающее коронавирус?

- Над этим можно подумать! Мы как раз планируем заказать пяти композиторам музыкальные произведения. Композиторы ведь тоже оказались в непростой ситуации. Когда залы откроются и все заработает, музыкальная повестка изменится. Для исполнения будет выбираться чаще всего «классическая попса», понятные и знакомые произведения. А мы уверены, что нужен баланс, чтобы наряду с хорошо знакомыми произведениями, обязательно исполнялась и музыка только что созданная.

Фото: Кирилл Брага

Фото: Кирилл Брага

- В январе этого года случилось странное событие. Юрий Абрамович давал концерт в честь своего дня рождения, он играл реквием «Стикс» Гии Канчели и играл так, что у многих возникло ощущение надвигающейся беды.

- Не поверите, мы только недавно обсуждали эту историю. После исполнения «Стикса» Юрию Абрамовичу пришел множество эсэмэс, люди почувствовали что-то, интересовались, все ли у Юрия Абрамовича хорошо со здоровьем. Сегодня кажется, что такое исполнение могло быть предчувствием произошедших весной событий.

- А что со здоровьем у Башмета?

- Он очень устал находиться на даче, переживает, что не может играть концерты, но старается сохранять бодрость духа. Ну собственно говоря, первый большой концерт, который как раз прошел на Мамаевом Кургане, он и готовил и дирижировал. Так что теперь уже явно и концертная жизнь шаг за шагом будем возобновляться.

- Кто-то из музыкантов заболел?

- Еще в самом начале эпидемии заболел один музыкант в большом оркестре. Он встречал из Италии близкого друга и заразился от него. Но все обошлось, он поправился и вернулся в строй.

- Во время карантина вы давали концерты в онлайне. Что думаете по поводу того, чтобы сохранить этот формат после окончания пандемии?

- Категорически нет. Чем дольше длилась самоизоляция, тем очевиднее становилось, что это не вариант. В определенный момент присутствие академического искусства в интернете стало слишком большим, так, что зритель не смог его потреблять. Та же Берлинская филармонии на цифровом концертном зале поначалу зарабатывала больше, чем на продаже билетов, но потом все закончилось. Так, что, кажется, все поняли, что забота о здоровье - это хорошо, но концертные залы открывать нужно. И сейчас конечно самый актуальный вопрос как их открывать, какие будут правила. Все это нужно сейчас обсуждать. Мы, например, уверены, что та же шахматная рассадка, о которой сейчас так много говорят, совершенно не является разумным и правильным выходом из всей ситуации. Все равно в залах остается контроль билетов, фойе, гардеробы, буфеты, наконец туалеты. Далеко не везде можно соблюсти дистанцирование и проконтролировать его. Поэтому я думаю, что нужно искать и иные варианты соблюдения безопасности здоровья как зрителей, так и артистов на сцене.

Фото: Олег Димитров

Фото: Олег Димитров

- А как вы готовились к предстоящему концерту? Неужели не по зуму? Многие театры в условиях изоляции репетировали онлайн.

- Мы пробовали репетировать по зуму, но полноценных репетиций не получилось. Происходит задержка звука, возврат звука музыканту. Поэтому старались следить и напоминать, чтобы люди дома занимались сольными и оркестровыми партиями. К счастью, от сидения дома все и так устали, что занимались с радостью.

- Было ли проблемой сыграться после длительного перерыва?

- Нет, но пришлось провести больше репетиций, чем обычно. Для нас первое выступление после всего этого - огромная радость.