Новосибирск
Спорт

Шамиль Газизов: «Футбол для меня не игра. Это бизнес»

Генеральный директор ФК «Уфа» Шамиль Газизов о том, как удалось за 10 лет построить успешный клуб премьер-лиги.

Фото: Рустем АХУНОВ

Шамиль Газизов – главная звезда башкирского футбола. За небольшой срок функционер создал в республике, где до этого спорт №1 развивался хаотично и бесконтрольно, боеспособную команду уровня премьер-лиги с притязанием борьбы за еврокубки. При этом удалось отладить и систему подготовку молодых игроков. Но главная гордость – работа на трансферном рынке. «Уфу» неспроста называют российским «Порту» или «Аяксом», так как каждый год клубу удается провернуть несколько крупных сделок с хорошей прибылью. Такой уровень дохода соперникам по лиге только снится.

«ВСЕ ЗНАЮТ, ЧТО МЫ НЕ ОБМАНЫВАЕМ»

- Как вы создали такую модель успешности?

- Мы изначально понимали, что нам надо показывать какой-нибудь экономический эффект в пределах российской лиги, чтобы крепко встать на ноги. Пришли к выводу, что нужно грамотно продавать игроков, и поставить это на поток. Это, конечно, бьет по результату, потому что получается, что лучших игроков постоянно забирают. Но это сделало клубу авторитет в том того, что мы всегда можем заполучить игрока за меньшие деньги и за худшие условия. Мы откровенно говорим футболисту – заиграешь в «Уфе», получишь предложение, и мы сделаем все возможное, чтобы ты ушел на повышение и на более выгодные условия. Если брать любой другой вид спорта, то, чтобы привезти в Башкирию топ-игрока, ему надо платить в разы больше, чем предлагают в других местах. У нас же обратная система – мы платим меньше по сравнению с Москвой, частенько даже в разы, но люди все равно к нам едут. Мы выбрали такую стратегию и не планируем от нее отступать. Нам очень приятно, что мы поставляем игроков практически во все российские топ-клубы. Сейчас видим, что основа нынешней молодежной сборной прошла через нас. Значит не за горами, что и в основной сборной появятся футболисты, открытые в нашей системе. За счет такой поставленной работы мы имеем возможность пригласить практически любого молодого игрока. Например, мы взяли Кругового за 11 миллионов рублей, а продали через год за 150.

- Как вы ведете переговоры? Вы прямо говорите игрокам, что потом их перепродадите?

- Я не могу, так прямо сказать. Потому что если скажу, то обязан буду сделать. Мы, как правило, просто приводим примеры тех историй, которые у нас были. Футбольный мир един, и представители и агенты футболиста всегда прекрасно знают того, с кем разговаривают. Все знают, что мы не обманываем, мы держим свое слово. У нас отличная репутация на рынке. В самих контрактах моменты будущих переходов мы никогда не прописываем. Я просто даю слово, что в случае предложений мы насильно удерживать не станем.

- У вас какая-то чуйка на игроков или вам просто везет?

- Без везения в спорте не бывает. Точно так же, как в жизни. Но основное это, конечно, знакомства. Какой бы ты башкой не был, связи в футболе нужны. Безусловно, блат не все решает, но влияет на многое и помогает в переговорах.

- Бывает такое, что агенты пытаются впихнуть совсем плохих игроков?

- Очень много таких агентов, но потом мы с ними уже не работаем. Мы видим, что произошло, анализируем и дистанцируемся от таких людей. За время становления клуба мы и сами серьезно выросли. Если раньше я знал о футболе, условно, 2%, то теперь знаю где-то 12. А 88% - это потенциал для нашего роста. Это касается только самой игры, но и менеджмента, различных пиар-моментов. Футбол для меня не игра. Это бизнес.

- Нет ли обратного эффекта в такой политике? Не думают ли другие клубы, что в любой момент можно связаться с «Уфой» и забрать любого футболиста?

- Да нет. Мне кажется, весь мир так работает.

- Не боитесь, что в какой-то момент команды вообще не останется?

- Мы каждый раз ее успешно заново собираем. Мы заранее прогнозируем происходящее. Допустим, если уходит вот этот конкретный игрок, то на его смену у нас на карандаше есть несколько кандидатов. Шорт-лист у нас на каждую позицию огромный. Работают наши скауты, разговариваем с агентами – фильтр обширный. Любой наш тренер знает, что если поступить серьезное предложение, то игрока мы должны отдать, и оставить у себя не можем. Зато по любому правилу фэйр-плей мы проходим. На нас смотрят и удивляются, насколько шикарные у нас экономические показатели. Другого пути развития я не вижу. Мое мнение, клуб обязательно должен показывать и спортивные результаты, и экономический эффект. Мы уже были шестыми и попали в Европу, и я верю, что в скором времени снова там будем. Пусть не в этом году, а, может, в следующем.

Фото: Рустем АХУНОВ

«МИНИМАЛЬНАЯ ЗАРПЛАТА НАШИХ ТРЕНЕРОВ – 35 ТЫСЯЧ»

- То, что вы профессионал в перепродажах игроков, мы уже поняли. Но есть кейсы и по продаже своих воспитанников. Взять, например, того же Дивеева, который сейчас в ЦСКА. Действительно ли по нему были предложения от европейских клубов?

- Да. Были от лондонского «Арсенала» и «Монако». Они его просматривали. Но существовал вопрос в адаптации. На тот момент он еще языка не знал, ему всего 18 – пришлось бы сложно в той же Англии. Это наш первый такой воспитанник, и на его примере мы должны были показать, что все возможно – сегодня ты в «Уфе», а завтра один из лучших игроков в своем амплуа в России. Вариант с московским ЦСКА в этом плане оказался более надежным. Это хороший пример для молодежи. Вчера он ходил рядом со всеми, даже вроде особо не выделялся, а сегодня все смотрят на него по телевизору.

- Наверное, приятно, что у «Уфы» начали появляться такие доморощенные игроки.

- Конечно. Сейчас у нас большая школа – 1500 детей. Самое большое достижение для себя – на сегодняшний день только в Уфе около 15 частных футбольных школ, в котором учатся дети за деньги. Это означает, что я занимаюсь продуктом, который востребован. Я не знаю другого вида спорта, который может собрать такое количество частных школ. Нам взгляд в перспективе футбол должен сам себя кормить. Это спорт, который сможет зарабатывать. Для примера, вот моя дочка занимается художественной гимнастикой, и этот вид спорта точно себя прокормить не сможет, это не продается.

- Вы как-то взаимодействуете с этими частными школами?

- Я работаю с ним как глава федерации футбола Башкирии. Мы стараемся им помогать. По крайней мере, не мешаем, потому что все мы в настоящий момент находимся на начальной стадии развития. Потом со временем все придем к качеству. Пока же больше давим на массовость.

- Лучших детей забираете себе?

- Мы бы с удовольствием всех лучших детей собрали у себя, но у нас нет такого количества квалифицированных тренеров. В нашей школе в настоящий момент их всего 35. Они пока тоже учатся и проходят определенную методику. Многие молодые тренеры не выдерживают такой ритм. Это не такая работа, когда пришел на два-три часа. У них полноценный рабочий день, которые они проводят в школе. Плюс периодически получают лицензии, постоянно обучаются.

- Зарплата какая у тренеров вашей школы?

- У нас минимальная зарплата 35 тысяч рублей. За категории и учебу мы доплачиваем. Также у тренера есть возможность заниматься коммерческим приемом. Он набирает собственную группу, и получает процент с этого. Существенные деньги, кстати. Многие наши тренеры получают довольно достойную зарплату.

- Вы их набирали в Башкирии?

- Да, все наши местные за редким исключением. Старшего тренера мы обычно привозим, остальные свои. На самом деле мы бы хотели и специалистов из других регионов привозить, но возможностей для этого не хватает. Любому привозному ты должен снимать квартиру, ну и давать зарплату выше, чем была в его регионе. Здесь мы, к сожалению, не конкурентоспособны. Пока мы можем только одного хорошего специалиста вытягивать на позицию старшего, а за счет него учить своих. Тактика сейчас такая.

Нынешняя «Уфа» поставляет футболистов практически во все клубы премьер-лиги

Нынешняя «Уфа» поставляет футболистов практически во все клубы премьер-лиги

Фото: Рустем АХУНОВ

«МОЛОДЫМ ГОЛОВУ СНОСИТ ОЧЕНЬ БЫСТРО»

- Среди нынешних воспитанников «Уфы» есть поколение детей, которое вы могли бы выделить?

- Есть такие, но выделять никого не буду. Просто скажешь, они прочитают, и тут же мы можем получить обратный эффект. Хвалить молодых игроков очень опасно, постоянно сталкиваемся с этим. Самое сложное испытание – это медные трубы. Они как-то совершенно неправильно в такие моменты начинают оценивать ситуацию. Единицы справляются.

- Как вы регулируете процесс повышения зарплат для молодых игроков из Башкирии?

- Прибавляем зарплату совсем понемногу. Потихоньку подтаскиваем к основе. Зарплата наших воспитанников во второй команде начинается с 12-15 тысяч рублей. Система такая: молодежная команда – вторая – первая. Часто бывает, что мы начинаем с собой возить на матчи какого-то молодого пацана, а он реагирует на это совсем неадекватно. Взял его на выезд, он вернулся, а мы его уже потеряли.

- То есть поведение меняется очень быстро?

- Практически моментально. Мы пытаемся вправить мозги, но обратно такие ребята уже не возвращаются. Мало людей выдерживают процесс, когда взяли в основу, а потом возвращают обратно во вторую команду. После этого большинство затухают.

- Кто главный актив в команде на сегодняшний день?

- На настоящий момент это румынский защитник Неделчару. По поводу него у нас есть несколько предложений.

- Они ведь были и летом, почему не продали?

- Покупатели хотели растянуть оплату на два года. Нас это не устраивает. Нам лучше меньше, но сейчас. Плюс там основные выплаты приходились на последнюю декаду второго года. Мы живем совсем в другой реальности, чем европейские клубы. И такое нам категорически не подходило.

- То, что Фомин попал в сборную России, повысило на него спрос?

- С Фоминым нам бы хотелось еще поработать. Но если он сам захочет, то конечно будем отпускать. У нас, например, со Стоцким была история, что мы пытались его удержать. Мы не могли договориться с «Краснодаром» по сумме трансфера. Мы с ним поговорили, просили потерпеть, что якобы уйдешь через полгода. В этот срок его показатели медленно пошли вниз. Парень себя чувствовал уже в другой команде и для себя все решил. Его жена уже даже посчитала новую зарплату, все распределила, а тут такой облом.

У клуба за все время не было ни одного скандала, связанного с футболистами

У клуба за все время не было ни одного скандала, связанного с футболистами

Фото: Рустем АХУНОВ

«ФРИМПОНГ ОТДАВАЛ ТАКСИСТУ ПО ПЯТЬ ТЫСЯЧ»

- Почему не получается с нападающими в клубе?

- Я бы не сказал, что не получается. Допустим, Слай. Разве он мало забивал?

- Ну все-таки он не классический нападающий, да и кроме него выделить некого.

- Весь мир ищет наконечника атаки, бомбардира. Но я сторонник того, что нападающий не всегда прямо обязан забивать. Если он на себе концентрирует внимание защитников, и за счет этого дает раскрыться другим, то это хороший игрок. Например, когда приходил Фатаи, мы были около зоны вылета, а закончили в итоге седьмыми. Есть в этом его заслуга? Безусловно. К тому же засчет него выросли все остальные. Если нынешние Вомбергар и Бизяк начнут стабильно забивать, то взлетят в цене. Мы вот долго ждали игры от Кротова, и сейчас он хорош. Нападающие по стоимости всегда самые дорогие. Какую-то звезду мы сюда привезти не можем, потому что у нас есть определенный диапазон денег, которые мы готовы потратить. На более ли менее раскрученного форварда нужно где-то от семи миллионов евро. Мы такого себе позволить не можем и этот сегмент рынка вообще не смотрим. Такие клубы как «Спартак» и «Динамо» совсем по-другому строят свою трансферную работу и просматривают другого рода игроков, потому что могут себе позволить купить и за 14, и даже за 20 миллионов.

- Иностранцам в «Уфе» тяжело?

- Ну не легко точно, очень непросто приходится с адаптацией. У нас же в команде нет переводчиков. Мы ведем очень агрессивную политику в плане того, что, если иностранный игрок приезжает сюда, то должен сам в бытовом плане всему научиться. Им поначалу тяжело всегда. В Уфе же в магазинах или в такси английский язык практически никто не знает. У нас Фримпонг по пять тысяч рублей в такси оставлял, когда из аэропорта в город приезжал. Он просто не понимал, сколько денег нужно отдать. Показывал самую большую свою купюру и спрашивал: «Хватит?». Те, естественно, кивали в ответ. Иностранца в Башкирию вообще очень сложно затащить. Это хорошо, что у нас выстроены хорошие отношения с игроками, и они уходят от нас с хорошим настроением и всегда отзываются только положительно. Это нам помогает, когда иностранцы перед подписанием контракта начинают советоваться с другими футболистами.

- У вас, насколько знаю, бывали переговоры и с известными игроками.

- Были. Хотели как-то привлечь звезду. Даже переговоры начинали, а потом спрашиваем мнение тренерского штаба, а они говорят: «Зачем? Что мы потом делать будем?».

- Почему?

- Потому что мы можем привлечь только такую звезду, которая находится на закате. Этот футболист повидал все, заработал денег, привык к определенным условиям, которых у нас нет. Тем более у нас в клубе уже сложилась определенная философия. Как-то даже вели переговоры с Дзюбой, в тот период, когда у него что-то не пошло в «Зените». С ним мы всерьез разговаривали, но в тот момент он выбрал тульский «Арсенал». Для нас это был бы топ-трансфер, просто не сложилось. Тула ближе к Москве, условия предложили лучше, да и газон там натуральный.

- Так, подождите. Получается искусственный газон на «Нефтянике» тоже мешает в переговорах?

- Да, многие из-за этого отказываются. Недавно вот вели переговоры с молодым иностранцем. Мы считаем, что этот будет суперзвезда, очень талантливый парень. Но ему по медицинским показателям не рекомендовано играть на искусственной поляне. Он вместе со своими представителями и агентами решил попросту не рисковать.

- Почему тогда не замените газон и не постелите естественный?

- А где мы будем потом тренироваться? Где наши дети будут играть? В октябре-ноябре на естественном газоне можно провести одну игру, а потом трава неделями восстанавливается. Сама по себе синтетика – это ведь неплохо, это будущее. Даже в Нидерландах пять клубов высшей лиги играют на искусственном газоне. Поверьте, в скором будущем такие поляны станут очень популярными. Еще немного, и по качеству они не будут уступать естественным.

- Но это не отменяет того факта, что наш газон по осени выглядел чудовищно.

- Прошло четыре с половиной года, как мы его постелили. Мы думали, что его хватит на семь лет. Оказалось, что в наших условиях с нашей эксплуатацией этот срок сократился до пяти лет. Оно само по себе неплохое и сейчас, просто теряет свой вид. Так что все, следующим летом мы будем его менять.

Фото: Рустем АХУНОВ

«ТЕПЕРЬ МЫ ФИОЛЕТОВЫЙ КЛУБ»

- Как с новым стадионом обстоят дела? Конкретика какая-нибудь есть?

- До 2024 года стадион должен быть построен. Он будет крытым, вместимостью до 20 тысяч. Я уверен, это будет огромный прорыв.

- Уверены, что такой вместимости хватит?

- Этого достаточно. Когда начинали развиваться, мы сразу понимали, что в республике, где исторически насажен хоккей, переманивать болельщиков будет сложно. Поэтому решили публику выращивать, основной упор сразу был сделан на детей. На сегодняшний наш стадион по большей части заполняется детьми с родителями. Мы кстати из-за этого очень сильно страдаем, когда матчи приходятся на плохую погоду. Никто из взрослых не хочет, чтобы их чада заболели, и не отпускают на стадион. Но это сейчас так, а лет через эти детишки подрастут и будут заполнять наш стадион всегда. Тем более, если появится свой современный крытый стадион.

- Вы сами вспомнили про хоккей. Посматриваете на их опыт?

- «Зеленое дерби» в хоккее – это настоящая бомба для двух республик. Но с Татарии на матч приедет максимум несколько сот болельщиков. Когда к нам приехал «Спартак», на матч прибыло семь тысяч гостевых болельщиков. Каждый еще из них хорошенько потратился. Поэтому мое личное мнение, если регион хочет получать серьезные дивиденды, то надо развивать тот продукт, который интересен не только в республике, а во всем мире. Экономика так должна работать. При этом, естественно, любой продукт должен раскачиваться как шоу. Вот и хоккея хорошее шоу, с этим не поспоришь. Буквально в центре города находится арена, очень удобное месторасположение для всех болельщиков. При этом она современная, отвечает всем нынешним требованиям. Понимаете, там просто удобно. В наше время люди стали более инфантильны, нужны удобства. В противном случае он просто включить телевизор, ну или посмотрит нужное по гаджету. Вот у нашего клуба с этим проблемы.

- Зато у вас свой стиль и лицо.

- Кстати, мы приняли решение, что меняем цвет. Мы долго находились в красной теме, а это больше ассоциируется со «Спартаком» и «Локомотивом». Мы же должны были найти свое уникальное лицо. Нам понравился фиолетовый цвет - выбрали его. Переходить будем мягко. В этом сезоне уже играем в таком цвете. Потихоньку он станет основным. Нам нужен цвет, который будет ассоциироваться только с нами. Фанатам мы уже сказали, они к этому готовы.

- Мы сейчас не можем даже представить футбольный клуб без вас. Был ли какой-нибудь момент, когда вы могли уйти?

- «Уфа» проживет и без меня. Теперь это бренд. Все сделано, и это поедет в независимости от того, есть ли я на должности или нет. Я, конечно, хочу руководить долго, но в нашей жизни произойти может все, что угодно. Со временем и у меня могут возникнуть какие-то другие интересы.

- Напоследок немного провокационный вопрос. А вы не завидуете «Краснодару»? Довольно близкие идеи, но у них бюджет и возможности совершенно иного уровня.

- Нет, совершенно. У нас разные пути, разные истории. Я считаю, что мы круче. Мы в работе намного эффективнее. Смысла на них смотреть вообще нет. Мы живем на своей территории и работаем согласно своим возможностям. Еще посмотрим, кто раньше чемпионом станет. Поэтому пусть сами нам завидуют. Мы зарабатываем больше всех, это подтверждают все статистические выкладки. Плюс у нас все впереди. Для полного становления клуба нужно 20 лет. Надеюсь, к этому моменту уже появится новый стадион, и это будет совсем другая история.