2019-10-16T23:53:40+03:00

Столичные кузнецы: делаем в основном заборы для олигархов, но можем и блоху подковать

Оказывается, жива еще древняя профессия - и не только в деревне, но и в Москве
Поделиться:
Комментарии: comments2
Иван Невротов и Егор Балашов. Оба - фанаты своего делаИван Невротов и Егор Балашов. Оба - фанаты своего делаФото: Павел КЛОКОВ
Изменить размер текста:

В давние времена кузнецов на Руси считали шаманами. Потому что жили они почти всегда на отшибе и своими огненными очагами отгоняли от местных жителей злых духов. Ну и параллельно что-нибудь ковали. Инструменты, подковы, ограды, оружие, гвозди, украшения и многое другое. Свое мастерство кузнецы передавали сыновьям вместе со всеми тайнами ремесла. И так складывались целые династии.

Со временем люди, конечно, поняли, что для того, чтобы разжечь очаг и накалить стальной прут, не надо быть колдуном. Однако эта профессия и по сей день кажется диковинной. И сегодня, может быть, даже больше, чем раньше.

ГОРЯЧИЙ МЕТАЛЛ ЗАВОРАЖИВАЕТ

Недалеко от станции метро «Кунцевская» (на улице Верейской) есть промзона с бесчисленными гаражами, складскими помещениями, ангарами. И в одном из них работают кузнецы - Иван Невротов и Егор Балашов. Оба - фанаты своего дела. Это становится понятно сразу после пяти минут разговора.

Как и сто, и двести, и триста лет назад в очаге разводят огонь. Подбрасывают в топку уголь Фото: Павел КЛОКОВ

Как и сто, и двести, и триста лет назад в очаге разводят огонь. Подбрасывают в топку угольФото: Павел КЛОКОВ

Иван по характеру больше философ. Говорит, что в кузницу пришел не сам. Судьба привела. Выковал первый нож и понял, что больше ничем другим заниматься не будет.

Егор по натуре весельчак. И любитель пошутить.

На вопрос о самом необычном, что приходилось делать, вмиг ответил:

- Ходить по перилам Крымского моста. Чтобы завоевать сердце девушки.

Хотя я имел в виду железки.

Работа у кузнецов жаркая. Как и сто, и двести, и триста лет назад в очаге разводят огонь. Подбрасывают в топку уголь. Поднимают температуру. Затем кладут стальные заготовки. Те накаляются в пекле, краснеют, доходят до кондиции. И дальше отправляются на наковальню, где по ним лупят молотом кузнецы. Металл принимает нужную форму и уже потом обрабатывается, шлифуется.

Балашов много лет работал еще и с деревом, но говорит, что горячая сталь завораживает больше. Своей энергетикой, цветом.

- Куешь и понимаешь, что этому изделию, в отличие от дерева, за тысячу лет ничего не сделается, - говорит кузнец.

Основной заработок дают кованые заборы, которые жутко дорогие Фото: Павел КЛОКОВ

Основной заработок дают кованые заборы, которые жутко дорогиеФото: Павел КЛОКОВ

МЫ ХОТИМ ВСЕМ СТАНКАМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ДАТЬ ИМЕНА

И все-таки многое в кузнице выдает 21 век. И это не только звонки смартфона, оставленного на подоконнике. Но и, например, механический молот, который сам бьет по заготовке. На Руси, конечно, таких не было. К тому же вместо угля в горне можно использовать газ (коммуникация подключена).

Чем же занимаются современные столичные кузнецы?

В принципе, почти тем же самым, что и раньше. Основной заработок дают кованые заборы, которые жутко дорогие. Скажем, у клиента есть выбор, заказать вокруг своего дома ограждение, либо купить двушку в Северном Бутове. Счет идет на миллионы (в зависимости от качества стали и сложности узоров). Разумеется, заказчики - люди не бедные. Дельцы, бизнесмены, звезды эстрады.

Также просят выковать ворота, козырьки, мангалы. Реже заказывают художественную ковку.

Оказывается, жива еще древняя профессия - и не только в деревне, но и в Москве Фото: Павел КЛОКОВ

Оказывается, жива еще древняя профессия - и не только в деревне, но и в МосквеФото: Павел КЛОКОВ

- Когда я работал в Калининграде, меня попросили выковать рыбака, - рассказывает Иван Невротов. - Целого. В полный рост. В накидке с капюшоном. И с удочкой. Это уже чистое творчество. Иногда бывает, что и сам что-нибудь придумаешь. Когда работы нет. Я как-то выковал старый ботинок. И у него сразу нашелся покупатель. Цена - 15 тысяч рублей. Ну а что, как подкова, на счастье. К восьмому марта выковывал розы. Вот, для дочки Егора браслет сделал из дамасской стали. Да можно все, что угодно.

- А блоху можете подковать? - поинтересовался я.

- Запросто, - нашелся улыбчивый Балашов. - Только если у нее размер соответствующий. Не меньше футбольного мяча.

Наверное, банально так говорить, но в мастерской царит какая-то особая атмосфера. На столах лежат металлические и деревянные заготовки. «Стружкой пахнет и свежей доской».

Чтобы быстрее понимать друг друга, кузнецы дали станкам человеческие имена. Например, точильный аппарат - это Гена. Потому что зеленый. Ленточный шлифовальный гриндер - это Гриша. И так далее.

Механический молот, который сам бьет по заготовке Фото: Павел КЛОКОВ

Механический молот, который сам бьет по заготовкеФото: Павел КЛОКОВ

ИНСТРУМЕНТЫ СЕБЕ СДЕЛАЛИ САМИ

Еще одно дело, которым занимаются Иван Невротов и Егор Балашов, это ковка инструментов. И в первую очередь, стамесок, молотков, клещей.

- Я научился это делать еще в советское время, когда в продаже вообще никаких инструментов не было, - рассказывает Егор. - А если были, то плохого качества. И вот мы сами себя вооружали. Находили хорошую сталь и ковали. Что касается стамесок, то это предмет моей личной гордости. Говорю вам с полной ответственностью, что они у нас лучшие в мире. Вольфрамовая сталь, которую очень сложно обрабатывать. Если перегреешь, металл может испортиться. Ручная работа. Плюс мы работаем над эстетикой. Наши инструменты красивые и удобные. В последний раз стамески такого уровня делали в Англии лет 150 назад.

Работа Ивана Невротова Фото: Личный архив

Работа Ивана НевротоваФото: Личный архив

Причем их ковкой Балашов занимается, можно сказать, для души. Одна такая стоит четыре тысячи рублей, а на изготовление уходит дня три-четыре. Не обогатишься.

Тем временем мы вернулись к горну. Концы нескольких заготовок раскраснелись как на морозе. Хотя температура в очаге больше тысячи градусов. При работе с дамасской сталью доходит до 1370-ти! К печке подойти страшно. Настолько жарко.

Работа Ивана Невротова Фото: Личный архив

Работа Ивана НевротоваФото: Личный архив

Иван берет стальную штуковину (будущий элемент забора для очередного богатенького Буратино) и начинает «заворачивать яблочко». Это значит - загибать в кружок. Ох и лихо же у него получается. Молотом бьет не хуже станка. На лице ни один мускул не дергается.

Я попробовал сделать то же самое и честно признаюсь. С непривычки можно одуреть.

- Месяца два-три поработаете и станете заправским кузнецом, - подмигнули мне мастера.

Я обещал подумать.

ГДЕ МОЖНО НАУЧИТЬСЯ КУЗНЕЧНОМУ РЕМЕСЛУ

- Курсы в «Первой кузне» - ул. Большая Новодмитровская, 36 (ст. м. «Дмитровская». Есть разные программы. Одна из них - «Базовые техники ковки». Курс длится две недели. Стоимость - 17500 рублей. Есть разовые мастер-классы. Как групповые, так и индивидуальные. На занятии стажеры сразу приступают к практике. И могут выковать ложку для обуви, вилку, какое-нибудь украшение. Телефон: 8 (495) 120-12-16.

- «Русская академия ремесел» - ул. Нижняя Сыромятническая, 11 (ст. м. «Курская»). Есть группы рабочего и выходного дня, и даже заочное обучение. 144 часа курсов обойдутся в 55 тысяч рублей, заочка - 30 тысяч рублей. В практику входит: гибка, протяжка, осадка, торсировка, разгонка, рубка, прошивка, нанесение фактуры на поверхность металла и так далее. Телефон: 8 (499) 343-97-21.

- Мастерская «Нинтера» - ул. 2-я Кабельная, 2 строение 3 (ст. м. «Авиамоторная»). Стоимость - 5 тысяч рублей за трехчасовое занятие. На нем ученикам объясняют, как сковать изделия. Помимо теории, мастре демонстрирует этот процесс на практике. Телефон: 8 (903) 715-71-65.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также