2019-09-20T05:21:15+03:00

Кто или что позволяет браконьерам из КНДР грабить Приморье

«КП-Владивосток» попыталась разобраться, почему северокорейские рыбаки добывают наши биоресурсы, грубо нарушая международное право и границы Российской Федерации
Поделиться:
Комментарии: comments8
В нашей 200-мильной особой экономической зоне и в нейтральных водах северокорейских шхун насчитывается от 3 до 5 тысяч в сезон сентября-октябряВ нашей 200-мильной особой экономической зоне и в нейтральных водах северокорейских шхун насчитывается от 3 до 5 тысяч в сезон сентября-октябряФото: Скриншот с видео
Изменить размер текста:

Нелегальный браконьерский флот Северной Кореи облюбовал бухты Приморья и исключительную экономическую зону Российской Федерации. На хлипких шхунах заморские рыбаки якобы добираются до нашего края, чтобы под сигналом «терплю бедствие» зайти в территориальные воды и развернуть незаконный промысел, несмотря на предупреждения пограничников и нормы международного морского права. Однако у каждого спектакля есть режиссеры, кто они – выясняла «КП» вместе с известным журналистом Владимиром Ощенко и командором яхт-клуба «Семь футов» Михаилом Ермаковым в эфире радио «Комсомольская правда-Приморье».

В проблеме северокорейских набегов помогали разбираться вместе с известный журналист Владимир Ощенко и командор яхт-клуба «Семь футов» Михаил Ермаков Фото: Анастасия ДОРОЖНЯК

В проблеме северокорейских набегов помогали разбираться вместе с известный журналист Владимир Ощенко и командор яхт-клуба «Семь футов» Михаил ЕрмаковФото: Анастасия ДОРОЖНЯК

Отметим, что редакция «КП» предоставила возможность высказаться всем ведомствам, которые должны следить за обстановкой на границе. Мы приглашали в качестве спикеров пограничное управление ФСБ по Приморскому краю, однако ответы нас отправили искать в Федеральной службе безопасности в Москве.

БЕДНОЕ МОРЕ

К шхунам Северной Кореи, которые занимаются браконьерством у берегов Приморья, приковано особенное внимание. Жители региона справедливо негодуют: «Нам добывать биоресурсы запрещено, а заморские рыбаки спокойно разворачивают сети и вычерпывают наши морские богатства».

Северокорейские шхуны покидают Приморье.Видео: Роман Капустян

- То, что их тысяч – это доказано. В Тихоокеанском океанологическом институте через спутники уже где-то примерно десять лет ведут такой мониторинг. Есть отечественный спутник «Ресурс-П», который позволяет видеть поверхность воды. Так вот, в нашей 200-мильной особой экономической зоне и в нейтральных водах их насчитывается от 3 до 5 тысяч как раз в сезон сентября-октября, - рассказал Владимир Ощенко, автор и ведущий программ «Морское собрание» и «Морская» на телеканале ОТВ-Прим, один из организаторов телефестиваля «Человек и море».

В такие походы северокорейские рыбаки отправляются уже лет десять, а в наши воды в районе Дальневосточного морского заповедника они заходят больше полувека. Дело в том, что рыбная промышленность в КНДР фактически является частной. В рыболовецких колхозах появились богатые китайцы, которые гонят местных рабочих в море. Рядовым рыбакам ничего не остается, как идти на нарушение международных норм и разворачивать незаконный промысел – в стране с климатом, ландшафтом и составом почвы, малопригодными для сельского хозяйства, кушать особенно нечего. А свою часть моря они уже «обчистили».

- В 2018 году по межправительственному рыболовному соглашению между РФ был разрешен заход в нашу исключительную экономическую зону 2 северокорейских плавбаз и 56 добытчиков. Но вместо 56 пришло 5 тысяч. В 2019 году, поскольку по санкциям Совбеза ООН - а Россия голосовала за и присоединилась к ним - это межправительственное соглашение не было подписано. То есть сейчас ни одно судно КНДР в нашей исключительной экономической 200-мильной зоне - я уж не говорю про территориальные воды - не может находиться. Это всегда нарушение закона и международного морского права. За исключением случая, когда рыбаки терпят бедствие, - продолжил Владимир Ощенко.

Сигнал «терплю бедствие» - единственный быстрый и легальный пропуск для шхун КНДР в территориальные воды Приморья. Если существует угроза жизни моряков, то на время тайфунов и ураганов иностранцам разрешают укрыться в бухтах региона. При этом стоять суда должны на якоре, а сход на землю категорически запрещен. Но в Приморье иная картина.

- Находясь в бухте даже во время шторма, они (браконьеры – прим .ред.) продолжали заниматься промыслом. Мало того, они выходили на берег. Наверняка найдутся люди, которые скажут: «Ну как, им же тяжело, им надо хоть сварить еду на берегу!», но это бред. Это нарушение границы. На этих шхунах может находиться кто угодно и с какими угодно целями, - считает Михаил Ермаков, командор яхт-клуба «Семь футов».

Пару раз северокорейцы затаскивали приморские яхты к себе и ничем это хорошим, кроме битья бамбуковыми палками по пяткам, это не заканчивалось Фото: Анастасия ДОРОЖНЯК

Пару раз северокорейцы затаскивали приморские яхты к себе и ничем это хорошим, кроме битья бамбуковыми палками по пяткам, это не заканчивалосьФото: Анастасия ДОРОЖНЯК

ОДНОРАЗОВЫЕ ШХУНЫ, ОДНОРАЗОВЫЕ ЛЮДИ

Основной наплыв заморских судов был отмечен в бухте Ольга Приморского края, десятки из них разбились под натиском стихии. Деревянные шхуны держатся на честном слове и при всем желании вряд ли смогли бы добраться до приморских берегов.

- Их выводит караваном флот типа МРС и БМРТ. Это железные корабли, их видно со всех радиолокационных средств, в том числе, и погранслужбы. Они не пересекают ни исключительную экономическую зону, ни тем более территориальных вод. Эти суда-матки и есть тот образующий рой, который доставляет деревянные, уже невидимые для радиолокации, шхуны и они уже отправляются в свой промысел. Например, возле мыса Поворотный их целая флотилия, - добавил Владимир Ощенко.

Построить такую одноразовую шхуну стоит от 800 до 1,3 тысячи долларов. Половина судов лишены навигации, а в некоторых случаях и средств связи. В любой момент на пути может «вырасти» скала или налететь шторм, который шхуна не выдержит. Кроме того, рыбакам приходится жить в опасных условиях без запасов воды и еды – этим хозяева не заморачиваются. Что поймали браконьеры, то и съели. Поэтому смерть северокорейцев на таких судах – явление не новое.

КОСМИЧЕСКИЙ УЩЕРБ

Биоресурсы заморские браконьеры добывают с помощью дрифтерных сетей, которые с 2016 года законодательно запрещены в РФ для использования как российскими, так и иностранными рыбаками в любых водах. Решение было принято после того, как на Камчатке в таких сетях запутывались краснокнижные морские млекопитающие. Японские рыбаки закон по большей части исполняют, чего не скажешь о северокорейских. Причем дрифтерными сетями браконьеры из КНДР ловят все – от креветок до ларг.

Дрифтерные сети – одноразовые и распутывать их после использования никто не будет. Тем более везти на берег для утилизации. Делаются эти сети из полиэстерола, который разлагается в течение 200 лет. Если у экипажа на шхуне все хорошо, то запрещенные орудия лова топят с помощью камней, если плохо – просто бросают в море.

Ущерб от многолетнего расхищения российского морского богатства подсчитать сейчас сложно. Но эксперты «КП» уверены – он исчисляется сотнями миллиардов долларов. Причем ущерб наносится не столько биоресурсам (например, тихоокеанского кальмара можно выловить 700 тысяч тонн, а российские рыбаки добывают всего две тысячи тонн), сколько эндемичным видам, птицам, которые запутываются в дрифтерных сетях, и экологии.

Ущерб от многолетнего расхищения российского морского богатства, как уверены эксперты «КП», исчисляется сотнями миллиардов долларов Фото: Анастасия ДОРОЖНЯК

Ущерб от многолетнего расхищения российского морского богатства, как уверены эксперты «КП», исчисляется сотнями миллиардов долларовФото: Анастасия ДОРОЖНЯК

БРАНДСПОЙТЫ НА ВООРУЖЕНИЕ?

Ситуацию на границе должно контролировать пограничное управление ФСБ. В социальных сетях распространялось видео, на котором, предположительно, сотрудники ведомства с берега в бухте Ольга обстреляли северокрейскую шхуну из ракетниц. Официального комментария от пограничников на этот счет пока нет.

Рыбаков, которые потерпели крушение, за бюджетные средства должны отправить на родину через станцию Хасан. Предварительно браконьеров осматривают медики на предмет болезней.

Известно, что приморские пограничники обратились к коллегам с Сахалина, чтобы усилить контроль за нелегальным северокорейским флотом. Шхун много, вероятно, силовиков на всех не хватает.

- Море имеет много берегов и те же самые шхуны КНДР, правда не в таком количестве, заходят и в японские территориальные воды. Японская береговая охрана поступает следующим образом: они встречают якобы заблудившуюся шхуну на границе своих территориальных вод и включают брандспойты. Они просто-напросто выдавливают браконьеров, не допуская военного конфликта. Случаев, чтобы северокрейцы выбегали на японские берега, зафиксировано не было, - рассказал Владимир Ощенко.

БЬЮТ ПАЛКАМИ, СТАВЯТ К СТЕНЕ

Воровать биоресурсы Приморья – не все, чем промышляют северокорейцы. Для них ничего не стоит утащить к себе в уголок судно установила вопреки всем действующим нормам.

- КНДР парусом не занимается, мы идем мимо. Пару раз северокорейцы затаскивали наши яхты к себе и ничем это хорошим, кроме битья бамбуковыми палками по пяткам, это не заканчивалось, поэтому мы рекомендовали ближе 80 миль от берега КНДР не ходить. Зачастую приходилось делать крюк 100 и 120 миль. Но постепенно и это перестало помогать – экспансия шла на восток, - поделился Михаил Ермаков.

Причем в подавляющем большинстве случаев сопротивление бесполезно. Даже вооруженное – суда-матки вооружены пулеметами. Диалог тоже вряд ли поможет – все предъявляемые доказательства, как, например, данные GPS, будут проигнорированы.

Известно, что приморские пограничники обратились к коллегам с Сахалина, чтобы усилить контроль за нелегальным северокорейским флотом Фото: Анастасия ДОРОЖНЯК

Известно, что приморские пограничники обратились к коллегам с Сахалина, чтобы усилить контроль за нелегальным северокорейским флотомФото: Анастасия ДОРОЖНЯК

- В свое время я задавал вопрос пограничникам: могу ли я с собой в море брать охотничий карабин и хранить по всем правилам. На меня пограничник-майор посмотрел и сказал: «Ты понимаешь, что ты достанешь свое ружье, а он в ответ расчехлит пулемет и как даст тебе 50 сантиметров ниже ватерлинии. И как в песне у Высоцкого.

Быть избитым палками по пяткам – меньшее из зол. Попробуешь укрыться от непогоды и вполне можешь оказаться лицом у стены, а позади тебя взвод автоматчиков начнет передергивать затворы.

МИД НЕ ЗНАЛ

- Я в прошлом году был в Пхеньяне Александром Мацегора. Он каждый раз, как только появляются факты о вторжении северокорейских рыбаков в наши территориальные воды в нашу пограничную зону, заповедную зону, предъявляет ноту МИДу.

С КНДР, добавляют спикеры, разговаривать сложно, тем более в условиях принятых санкций и с учетом того, что Россия к ним присоединилась. Не исключено, что именно это является причиной такого отношения со стороны КНДР. Свой отпечаток накладывает и продовольственно-экономическая проблема внутри Северной Кореи.

- В первую очередь нужно работать на уровне прАва и более жестко ставить вопрос наверху на уровне Министерств иностранных дел РФ и Северной Кореи, а также президента КНДР. Во-вторых, нашим пограничникам надо дать правА. От брандспойта эффект будет небольшой, но расстреливать людей, которые пришли рыбу ловить, сложновато, - резюмировал Михаил Ермаков.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также