Новосибирск
Общество

Таймураз Мамсуров, экс-глава Северной Осетии: Когда мы с Владимиром Путиным в Беслане проезжали мимо Мемориального кладбища, он попросил остановиться. Вышел из машины и стал молиться...

Интервью-исповедь бывшего руководителя республики, который возглавлял ее в дни ужасного теракта
3 сентября - День памяти жертв трагедии в Беслане

3 сентября - День памяти жертв трагедии в Беслане

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Последние дни страна вспоминает ужасные события 2004 года. Несколько дней в заложниках у террористов находились 1128 человек. Большинство из них - ученики школы №1 Беслана. В 15 годовщину теракта обозреватель "КП" Александр Гамов позвонил экс-главе Северной Осетии Таймуразу Мамсурову. В те дни он находился возле школы, в плениках были его дети.

- Таймураз Дзамбекович, простите меня, ради Бога, что я так поздно. (Звонил по телефону уже после 11-ти вечера.) Это Саша Гамов из «Комсомольской правды». Я просто в отпуске, с трудом нашел ваш телефон. Он у меня в другой книжке. Скажите, вот 3-го сентября - такие печальные события. Вспоминаем жертв Беслана. Вы - где? Там, у себя на родине сейчас? В Беслане...

- Да, Саша, конечно. Каждый год здесь бываю с детьми.

- Именно в эти печальные дни?

- Да, я дома у себя здесь.

- 15 лет прошло. Я помню, вы же тогда республику возглавляли, как вы переживали все это. Тогда... И - сейчас, через 15 лет. Я просто был на этом Мемориальном кладбище. Очень тяжело все это видеть. Могилы, могилы детей... Мы со Степашиным там были. Сейчас какой у вас распорядок, какие мысли, какие чувства? Заживает со временем у вас в душе или - никак?

- Нет, Александр, ничего не заживает. И через 15 лет...

Одна сегодня «яблочница» по НТВ брякнула, что «это юбилей». А меня бесит, что для кого-то - «юбилей». Для меня и 13 лет, и 16, если буду жить, - это все одно и то же, до последнего вздоха буду все помнить и чувствовать, до конца жизни.

Поэтому - считать эти годы бесполезно. Ничего не заживает, ничего не зарастает. Растут дети чужие, и смотришь - и все больше понимаешь, что жить надо только для них. Причем - для всех детей – и чужих, и своих, и далеких, и близких.

А так ничего не заживает. И вот этот всплеск внимания к Беслану, я не знаю…

Таймураз Мамсуров, экс-глава Северной Осетии

Таймураз Мамсуров, экс-глава Северной Осетии

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

- Я помню Черномырдина, который мой любимый герой, - он не боялся в Буденновск ездить. Я знаю, что вы тоже не боитесь абсолютно встречаться с родителями, с родственниками тех, кто тогда погиб.

- А что, я живу среди них. Чего мне тут, кого бояться? Я и сегодня был с ними. И завтра буду с ними. Я среди них живу.

Я на улице в Беслане сейчас выйду тут. Про каждый двор, могу тебе сказать, - отсюда вынесли гробы, здесь были раненые. Чего тут бояться? Я живу в Беслане и среди них, этих людей, которые пережили такое горе.

- О чем вы разговариваете с этими людьми?

- О жизни. Неужели кому-то кажется, что мы только об этой страшной трагедии разговариваем?

В результате теракта погибли и позднее скончались от ранений 334 человека, в том числе - 186 детей

В результате теракта погибли и позднее скончались от ранений 334 человека, в том числе - 186 детей

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Только сегодня прошла информация, что вышел фильм, и Дудь с вами делал интервью.

- Ну да, он со мной, со всеми делал. И попросил меня, я согласился. Больше ни с кем не стал.

Потому что другие звонили многие. Сказал, что я не могу одно и то же говорить всем подряд. Это не роль, которую я играю. Один человек спросил – я ответил. Больше ни с кем не собираюсь обсуждать.

- Для «Комсомолки» только - вот сейчас.

- Да! А если и дальше тиражировать... Саша, это уже будет девальвация. Я же ничего нового не скажу.

Я же никогда не уклонялся от всех. И «Комсомолка» тоже моя любимая газета, я ее выписываю.

Но одно и то же я не могу говорить. Это, действительно, девальвация. Чувствую себя каким-то говорящим ненормальным человеком.

Я Дудя не знал, никогда его не видел. Он как-то попросил встретиться. Я встретился. Не знаю, я и сейчас не знаю, кто он такой.

15 лет назад, 1 сентября 2004-го, террористы захватили школу № 1 в Беслане

15 лет назад, 1 сентября 2004-го, террористы захватили школу № 1 в Беслане

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Он не будет гадости там…

- Я не пользователь, я в сетях не бываю. У меня кнопочный телефон, по которому я с тобой говорю.

- Я посмотрю, потом вам позвоню, расскажу тогда. Там, у Дудя, впервые прозвучала информация о том, что Владимир Владимирович Путин был на Мемориальном кладбище в Беслане. И Дмитрий Песков вот это подтвердил. И вы…

- Были мы. Это - в 2008 году.

Я говорю: ну зачем, если вы не знаете, что-то утверждать? Я говорю этому Дудю: Юра, если я тебе скажу, что Владимир Путин не один раз был, что тогда для вас, как это вы воспримете? Почему – сколько раз был, и так далее?

Я говорю: был, да, со мной, после тяжелейшего посещения этого пункта, где мы из Южной Осетии принимали раненых женщин и детей. Он лично с ними пообщался, чтобы от них услышать, что реально там происходит.

Потом, по дороге в аэропорт, мы проезжали мимо этого нашего кладбища. Владимир Владимирович спросил меня: это же вот Мемориальное кладбище? Я говорю: да. Он попросил остановиться. Мы вышли. Владимир Путин подошел к этому мемориалу, перекрестился, что-то говорил. Наверное, молился.

Я отошел в сторону. Потому что в такой ситуации нельзя мешать человеку.

Потом я ему сказал, что по осетинским обычаям, после заката солнца - к могилам не подходят. Нельзя. Это наш обычай, его нарушать не будем. Он постоял, помолился, покрестился. Мы сели и поехали в аэропорт. И он улетел.

Беслан. Сентябрь 2004 год

Беслан. Сентябрь 2004 год

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Вот что из этого делать сенсацию? Но вот был. Что изменилось? Что это дает? Я не знаю, почему надо считать, сколько раз был, сколько раз не был.

- Согласен. Завершающий вопрос. Мне тоже тяжело об этом интервью с вами делать. На ваш взгляд, за эти 15 лет мы все уроки извлекли из этой трагедии?

- Нет. Читайте Тору, Библию, Коран, сколько тысяч лет нам говорят: живите правильно. И даже пишут, чего нельзя, что запрещено, какие уроки извлекать.

Мы - человеки. Со всеми своими уродствами, предательствами и подвигами. Поэтому - какие уроки? Очередной урок.

Что, - после Беслана? По всему Земному шару, посмотрите, сколько школ захватили в разных странах, сколько убили детей, стреляли...

Уроки эти продолжаются. Кому это все нужно?

Весь урок.

Последние дни страна вспоминает ужасные события 2004 года

Последние дни страна вспоминает ужасные события 2004 года

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- А правоохранительные органы? Раньше же не было Закона о противодействии терроризму. Сейчас появился закон, ясно, кто командует, кто руководитель спецоперации, кто ему подчиняется.

- Эти документы приняты. Они, конечно, с учетом того, что происходило в нашей стране, и в Волгодонске, и в Буденновске, и «Норд-Осте», и Беслане, - это та сфера, в которой я, инженер-строитель, не могу сидеть и с умным видом указывать, кому что делать.

Но законы приняты. Мы верим, что они написаны кровью, как все воинские уставы. И опять - надо верить, что подобное не может и не должно произойти.

- Спасибо. И ещё раз, ради Бога, меня извините - в такую позднюю пору, такой разговор...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Владимир Веленгурин, фотокор «КП» о трагедии Беслана: Труднее всего было снимать детей, мертвых детей. Это - настоящий ужас

3 сентября - День памяти жертв трагедии в Беслане. Мы вспоминаем погибших вместе с фотокорреспондентом "Комсомолки", который поминутно фиксировал то, что происходило у захваченной террористами школы [фото]

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

«Жуткая жертва Беслана поставила крест на бандитском подполье Северного Кавказа»

Трагедия глазами журналистов 15 лет спустя. Ирада Зейналова, Андрей Колесников, Дмитрий Соколов-Митрич, Евгений Поддубный, Дмитрий Стешин, Александр Коц, Ульяна Скойбеда в спецпроекте «Трагедия Беслана» (подробнее)

Олег Кашин: Забывать Беслан - это предавать самих себя

Олег Кашин и Роман Голованов обсуждают, что должно сделать государство, чтобы такое никогда не повторилось (подробнее)