Новосибирск
Звезды

«Марлен Хуциев был Пушкиным нашего кино». В Доме кино простились с выдающимся режиссером

Известный режиссер он скончался в 93 года, даже те, кому сейчас за 50, годились ему во внуки
Он скончался в 93 года, даже те, кому сейчас за 50, годились ему во внуки

Он скончался в 93 года, даже те, кому сейчас за 50, годились ему во внуки

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Провожать Марлена Хуциева в последний путь пришли в основном люди пожилые. С одной стороны, все понятно: он скончался в 93 года, даже те, кому сейчас за 50, годились ему во внуки. А с другой, конечно, очень обидно, что на прощании было очень мало молодых кинематографистов или хотя бы молодых киноманов, знающих и любящих историю советского кино.

Борис Щербаков

Борис Щербаков

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Увы, не пришли и многие коллеги Хуциева из старшего поколения. Так, по болезни не смог посетить прощание Георгий Данелия - еще один великий русский режиссер грузинского происхождения. Их с Хуциевым вечно путали (они похожи внешне), Данелия посвятил этому главу в своей книге воспоминаний. «Когда кто-то говорит, что (…) любит мое неторопливое, вдумчивое, глубокое кино, это значит, они меня перепутали с Хуциевым!»

Сергей Гармаш

Сергей Гармаш

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Марлена Мартыновича хотели похоронить на Новодевичьем кладбище - с такой инициативой, в частности, выступали Союз кинематографистов и Никита Михалков. Нет сомнений, что автор «Весны на Заречной улице», «Заставы Ильича» и «Июльского дождя» был достоин такой чести, но в результате некоей рассогласованности местом похорон было определено Троекуровское.

Открыл церемонию прощания Вадим Абдрашитов.

В Доме кино простились с выдающимся режиссером

В Доме кино простились с выдающимся режиссером

Фото: Михаил ФРОЛОВ

- Те, кто имел счастье общаться с Марленом Хуциевым и называть его просто - Марлен, будут помнить остроумного, очень контактного человека, любящего товарищество как таковое. Своим мальчишеством, своей подростковостью он в общении напоминал царскосельского лицеиста… И в этом человеке умещался громадный кинорежиссер. Только он мог так обильно насыщать атмосферу своих фильмов поэзией. Его масштаб как поэта позволяет сказать, что он - Пушкин отечественного кино.

Александр Панкратов-Черный в свое время окончил режиссерский факультет ВГИКа и сохранил о Марлене Хуциеве много воспоминаний. На сцене он рыдал; актера, известного по десяткам комедий, буквально душили слезы, ему трудно было произнести последние слова своей речи.

Александр Панкратов-Черный в свое время окончил режиссерский факультет ВГИКа и сохранил о Марлене Хуциеве много воспоминаний

Александр Панкратов-Черный в свое время окончил режиссерский факультет ВГИКа и сохранил о Марлене Хуциеве много воспоминаний

Фото: Михаил ФРОЛОВ

- Марлен Мартынович нам, студентам, говорил: «Кинематограф - огромный космос, и постарайтесь там найти свое место, чтобы вас видели астрономы»… Это святой в киноискусстве человек - по чистоте помыслов, по отношению к людям. Все обиды он прятал в себе, все время страдал, но ни с кем этим не делился. Жил как Христос на распятии…

Режиссер Владимир Наумов, когда-то совместно с Александром Аловым снявший «Бег», «Легенду о Тиле» и «Тегеран-43», моложе Хуциева на два года. Он прекрасно помнит его с юношеских пор, когда кинематографисты их поколения яростно спорили о картинах, которые снимали.

Местом похорон было определено Троекуровское

Местом похорон было определено Троекуровское

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Марлен был неприкасаемым. Картины других авторов ругали, его - никогда…

Помню, однажды ночью он позвонил: «Ты можешь завтра утром прийти на Лубянскую площадь?» - «А что, тебя посадили?» - «Нет, но, по-моему, скоро посадят!» Это было в 1963 году, когда Хрущев посмотрел «Заставу Ильича» и устроил огромный разнос: «Почему в этом фильме сын во сне встречается с отцом, погибшим на войне, спрашивает у него "Как жить?", а отец отвечает "Не знаю"?»

В Москве простились с выдающимся режиссером

В Москве простились с выдающимся режиссером

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Не так давно я видел его на «Мосфильме». Зашел к нему - сидит такой красивый старик, чем-то похожий на сову или на орлика. Я думаю: «Как же так получилось, что я тебя нигде не снял?..» И он говорит: «Знаешь, а ведь из нашего конгломерата режиссеров остались только двое, и я скоро уйду…» А ведь он безумно, исступленно любил жизнь. Сейчас ему можно пожелать покоя, которого у него в жизни не было. Земля ему пухом. Пусть успокоится, и мы все поочередно придем к нему.