2018-05-21T06:58:28+03:00

Новосибирский пластический хирург смог доказать свою невиновность в смерти пациентки

Валерий Пискарев рассказал, как два года бился за справедливость и в каком аду ему приходится жить с того момента, как ему предъявили ложные обвинения
Поделиться:
Комментарии: comments4
Валерий Пискарев доказал, что от смены повязки женщина умереть не могла. Фото: Валерий ПискаревВалерий Пискарев доказал, что от смены повязки женщина умереть не могла. Фото: Валерий Пискарев
Изменить размер текста:

Три года назад 5 января у пластического хирурга Валерия Пискарева был обычный рабочий день. Доктор вел пациентку из Новокузнецка - 60-летнюю Татьяну Коваленко, который за день до этого провели пластику живота. Ничто не предвещало беды, ведь и анализы были хорошие, и женщина после вмешательства чувствовала себя нормально. Однако через сутки после операции она скончалась.

- Она умерла от тромбоэмболии легочной артерии. Довольно распространенное заболевание, которое могло развиться и вне зависимости от операции. Все дело в степени выраженности тромбоэмболии, - объясняет пластический хирург Валерий Пискарев. - Я позвонил супругу пациентки и сказал ему о трагедии. Его спокойствие, продуманные слова и действия уже тогда вызвали у меня недоумение. Он сам отвез результаты вскрытия в Санкт-Петербургскую экспертизу, где получил заключение, будто бы перевязка, которая была сделана на следующий день после вмешательства, и стала причиной смерти моей пациентки. И я, и все мои коллеги были в шоке. Тромбоэмболии вен передней брюшной стенки быть не может в принципе. И следователь в итоге доказал, что заключение экспертов, которое привез муж пациентки, ложное, - по факту их деятельности было выделено отдельное дело.

Разобраться во всем новосибирскому врачу помогли эксперты Национальной медицинской палаты, к которым он обратился за помощью. Но в итоге доктору потребовалось два года, чтобы полностью снять с себя обвинения.

- В начале ноября 2015 года в пятницу вечером позвонили из Следственного комитета, сказали, чтобы я утром в понедельник приходил с адвокатом, что по факту моей деятельности возбуждено уголовное дело. Я чувствовал нелепость ситуации. Ладно был бы я виноват - все было бы понятно. Кроме того, супруг пациентки потребовал с клиники 10 миллионов рублей, - рассказывает врач. - Моя репутация была подмочена. Столько было публикаций по этому поводу в СМИ! Журналисты не стеснялись в выражениях. Пятнадцатилетняя дочка билась в истерики несколько дней. Я неоднократно вызывал себе «Скорую помощь» из-за давления. На мою семью давили с экранов телевизоров и со страниц прессы. Меня даже снимали скрытой камерой!

А затем был неожиданный звонок. С Валерием захотела поговорить дочка погибшей - Юлия Типсина. Семья хирурга удивилась. Ожидали чего угодно, но только не помощи.

- Моя жена поговорила с ней, и та рассказала, что результаты анализов муж моей пациентки писал сам от лица врача-терапевта, хотя сам он работает венерологом. И вскрылось это благодаря Юле, - вспоминает Валерий Пискарев.

Женщина приехала в Новосибирск на пластику живота

Женщина приехала в Новосибирск на пластику живота

Юлия Типсина не отрицает свое участие в этом деле.

- С мамой мы были как подружки, а папа в принципе тяжелый человек. Ссорились, конечно: мы тогда жили вместе, родители готовились к переезду в Санкт-Петербург. Мама сделала первую операцию - круговую подтяжку лица и решила подтянуть живот. В тренажерном зале и с помощью спорта ей это сделать не удавалось. Вечером 6 января отец мне сказал по телефону: «Крепись, мама умерла». Пришел с работы, но совершенно не выглядел скорбящим вдовцом. А я за две недели на 13 килограмм похудела да и приступ сердечный перенесла, - делится женщина. - Отец как доктор сначала убедил меня, что виноваты врач и клиника и что зло должно быть наказано.

Но потом поведение родителя стало вызывать у Юлии все больше подозрений.

- Конфликт у нас разгорелся после того, как отец через два месяца после смерти мамы отправился отдыхать во Вьетнам с ее подругой. Я ему сказала: «Совесть имей, люди выжидают хотя бы полгода». Он собрался и ушел в неизвестном направлении. Не знаю, где жил, - признается женщина. - Потом нас пригласили на телевидение, начались разговоры про бедного вдовца, и мне по-человечески стало жалко доктора. Оставила в клинике свой номер. Сказала: «Мне не надо денег, ничего не надо, я хочу помочь. У меня есть информация, которая развалит все дело». Рассказала про анализы, которые отец написал сам. Приехал следователь - я дала показания. За все свои слова я отвечаю, понимая весь груз взятой на себя ответственности.

Семье врача два года пришлось доказывать, что от смены повязки человек умереть не может.

- У нас медицинские дела расследуют непрофессионалы. Даже адвокат, который мне помогал, с большим трудом разбирался в понятиях, системе кровообращения. Следователям очень трудно все это понять, поэтому мне приходилось проявлять большое упорство, доказывая свою невиновность: я объяснял, что по всем законам хирургии на следующий день после операции нужно делать перевязку, но из-за нее тромб не может сместиться, - говорит Валерий Пискарев.

Коллегам, которые могут оказаться в такой же ситуации, Валерий Пискарев советует не доводить дело до суда.

- Нужно все сделать на досудебном этапе. Самое главное - взять себя в руки и изо дня в день заниматься своим делом. Штудировать все приказы, учебники. В моих действиях никаких нарушений не было. В итоге это подтвердили три экспертизы. Если хирург сделал все нормально, грамотно, соблюдая все приказы и инструкции, то ему бояться нечего. Это кропотливый и долгий труд - собирать доказательтва своей правоты. Было потрачено очень много времени, нервов, сил и здоровья. Иногда дело доходило до отчаяния. Но главное - все было не зря, - доволен конечным результатом врач.

В июне 2017 года следователи прекратили дело за «отсутствием состава преступления». Единственным, кто не согласен с этим решением, остается супруг погибшей - Александр Коваленко:

- Я считаю несправедливым то, что закрыли дело. Самое главное - очень долго тянули с возбуждением, а потом начались всяческие попытки его закрыть, - утверждает мужчина. - Моя так называемая дочь - я ее зову тварью - поехала в Новосибирск и в разговоре со следователями сказала, что так как я работаю в больнице врачом, то подделал анализы и отправил заведомо больную жену на операцию. Хотя врачи-лаборанты и заведующая поликлиникой подтвердили, что анализы были хорошие и жена была здорова. У меня сейчас огромные долги. Адвокаты, знаете как, только деньги вытягивают. В итоге обратился к московскому специалисту - она сказала, что дело бесперспективное. А по гражданскому делу - клинику юридически перевели в Барнаул. И смысла тягаться нет. Только больше денег потрачу. Но есть еще высший суд, и он этого врача накажет.

Валерий Пискарев даже после снятия обвинений до сих пор ощущает себя наказанным, хотя по факту пострадал ни за что.

- Можно сказать, что моя жизнь сейчас испорчена: пациентов мало, и заработки маленькие, - отмечает Валерий Пискарев. - Пациенты сначала записываются на прием, а потом отказываются. Спрашиваешь почему, отвечают: «А вот у вас пациент умер». И вникать никто не хочет. Я думаю, вы, посмотрев хотя бы один телесюжет, тоже не пошли бы ко мне.

Пластический хирург при этом старается не унывать, продолжает работать, только теперь уже в другой клинике, и активно пытается восстановить подпорченную репутацию. Одно радует: доказал свою невиновность.

Главный врач больницы ответил, что Татьяна Коваленко перед операцией не проходила обследования, что противоречит утверждениям ее мужа. Фото: Валерий Пискарев

Главный врач больницы ответил, что Татьяна Коваленко перед операцией не проходила обследования, что противоречит утверждениям ее мужа. Фото: Валерий Пискарев

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также