2016-08-24T02:19:12+03:00

В Омске есть профессиональные ватокаты, долбежники и холявщики

"КП" собрала список самых необычных рабочих специальностей
Поделиться:
Комментарии: comments1
Разводчик холяв отвечает за обжиг заготовок в печи. Фото: личный архивРазводчик холяв отвечает за обжиг заготовок в печи. Фото: личный архив
Изменить размер текста:

Холявщики-партнеры

Григория Кирюшина на необычную работу в мастерскую нанял друг Максим Орлов. Разводка холяв (заготовок стеклянных изделий) – дело кропотливое, требующее особой сноровки и мастерства. Вообще, мужчины трудятся на нефтезаводе – делают колбы для лаборатории. А в свободное время для души – ажурные шедевры.

– Максим у нас по художественной части, – рассказывает Григорий, – а я по технической. Моя задача – отправить холявы в печь. Для каждого изделия нужна своя температура. Стекло – материал капризный. Чуть перегреешь или резко охладишь – лопнет. Тогда вся работа насмарку. А еще приходится самим постоянно изобретать новые инструменты. Работа почти ювелирная, поэтому обычные лопаточки, пинцеты и зажимы нам не подходят.

Перед 8 Марта у омских стеклодувов цейтнот – в основном заказывают стеклянные цветы. А недавно создали настоящий шедевр: паровозик – в нем в точности воспроизведены все детали. Пока мастера берутся только за небольшие заказы. Для массивных произведений нужна мощная печь, работающая круглые сутки. Покупать ее нерентабельно.

Мастер долбежки

Леонид Саля в Омском НИИ технологии изготовления двигателей – человек уважаемый. Долбежником работает уже 20 лет.

Профессионального долбюежника в Омске найти не так-то просто. Фото: личный архив

Профессионального долбюежника в Омске найти не так-то просто. Фото: личный архив

Суть необычной профессии в вырезании отверстий в металле – шпоночных пахов и шлиц. Если при массовом производстве они проходят через специальную линию – растяжку, то при штучном производстве используется долбежный станок. Незамысловатая, казалось бы, технологическая операция, Мастер закрепляет нужную деталь и специальным долбяком проделывает нужное отверстие. Но вот сделать все точно по правилам могут единицы.

– Сейчас это очень редкая профессия, – объяснили на производстве. – Найти ее представителя почти невозможно. Но нам повезло – работает профессионал высочайшего класса.

Праздничный ватокат

Валентин Тюменцев с детства хотел быть властителем машинки по изготовлению клубов сладкого лакомства. Мечта владельца агентства по организации праздников сбылась.

Наверняка, стать ватокатом хоть раз мечтал каждой. Фото: личный архив

Наверняка, стать ватокатом хоть раз мечтал каждой. Фото: личный архив

– Я и швец, и жнец, и в дуду игрец, – рассказывает Валентин. – На детские утренники и даже на свадьбы все чаще стали заказывать сахарную вату. При этом хотят в тон общего оформления праздника – зеленую, розовую, кремовую. А иногда гости просят скатать им «кондитерские» усы или бороды. Даже взрослых это жутко веселит. Так что без работы точно не останусь!

Кумысодел стал еще и шубатоделом

Каирбек Айтенов из села Нагибино о кризисе и не слышал. Его продукцию, изготовленную по старинным национальным технологиям, раскупают моментально. Еще бы: кобылье молоко по составу на 95% совпадает с женским. Оно намного слаще коровьего, при этом нежирное.

Каирбек Айтенов восстанавливает давно забытые традиции. Фото: личный архив

Каирбек Айтенов восстанавливает давно забытые традиции. Фото: личный архив

Впрочем, в 2007 году фермер, приобретая первых лошадей, и не думал о большом производстве. Но тут серьезно заболел отец. В Омске старый рецепт позабыли. Секреты мастерства пришлось собирать по всей Башкирии. Сначала Каирбек учился. То закваска «летела», то котел для приготовления кумыса не могли найти. Пришлось самому чертить эскиз и заказывать емкость в Омском НИИ – нигде в стране не выпускали подходящих.

– Лошадь нужно доить каждые два часа, – делится Айтенов. – У этих животных вымя маленькое, поэтому зараз они дают совсем немного молока. В сутки получается как от козы, а содержание кобылицы обходится в 10 раз дороже. Поэтому и себестоимость продукта – около 100 рублей литр. Мы пытались зайти в крупные торговые сети, но безуспешно. Ведь на полках продается дешевый кумысный напиток. В настоящем должно быть 70% кобыльего молока и 30% закваски. А в том, что в магазинах, – 70% сыворотки!

Сейчас у предпринимателя табун из 300 кобылиц. Почти вся продукция расходится по омским садикам и больницам. А недавно Каирбек решил стать еще и шубатоделом – начал изготавливать «ряженку» из верблюжьего молока.

Из океанологов в валяльщики

Владимир Пацула переквалифицировался в лихие 90-е. Правда, валить никого не пришлось. Омич занялся производством валенок. Сделанные вручную, они служат в разы дольше фабричных, да и выглядят куда наряднее.

Евнений Белоусов работает айболитом для деревьев уже 10 лет. Фото: личный архив

Евнений Белоусов работает айболитом для деревьев уже 10 лет. Фото: личный архив

К вопросу создания пимов Пацула подошел нетривиально. Он придумывает модели на любой вкус, а его друг – художник-авангардист Алексей Козлов – расписывает обувку всеми цветами радуги. Позже к ним добавились валяные шляпки и даже сумки. Сейчас хэнд-мейд из Омска поставили на поток. За такой красотой ценители даже из других городов приезжают.

Лесопатолог спасает деревья от гриппа

У Евгения Белоусова необычные пациенты. Но болеют они почти как люди. Даже гриппом.

Часам тоже нужен доктор, который проверит зубы. Фото: личный архив

Часам тоже нужен доктор, который проверит зубы. Фото: личный архив

– Березы часто подхватывают водянку, – рассказывает специалист. – Это такой вирус, который распространяется по «сосудам» ствола. Даже «сопли» бывают – коричневый сок стекает через кору. Впрочем, такая болезнь несмертельна, и при должном уходе мои подопечные быстро поправляются.

Зубополировщик – не стоматолог

Константин Сорокин о секундах свысока уж точно не думает. И к стоматологии не имеет никакого отношения. Зубополировщик – это часовой мастер. Суть его работы в том, что сломавшийся механизм надо разобрать, а потом рассмотреть, почистить и отполировать все зубчики каждого колесика системы – отсюда и название профессии.

– Вообще-то по первому образованию я редактор, по второму – экономист, но душа всегда лежала к этим удивительным вещам, – рассказывает Константин. – Особенно люблю работать с антикварными часами. Сейчас тенденция к унификации – все бездушное. А 100 лет назад каждый мастер придумывал свои механизмы – очень точные и красивые.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также