Новосибирск
Победа

«Стрела самолета сорвалась с небес…»

В 1943 году в самом центре Новосибирска разбился истребитель Як-7Б.

Очередной экскурс в историю Новосибирска мы вновь решили сделать необычным. Если раньше мы рассказывали вам о зданиях, определившим облик столицы Сибири и ставших ее визитной карточкой, то сейчас речь пойдет о памятнике. Установлен он сравнительно недавно, и, несмотря на расположение в самом центре города, немногие знают о его существовании. Равно, как и о том, что за история скрывается за строгим обелиском с крыльями и памятной доской. А между тем, речь идет о настоящем герое, память о котором незаслуженно замалчивалась много лет.

"Об этом, товарищ, не вспомнить нельзя..."

Думаю, многие помнят песню «Огромное небо» в исполнении Эдиты Пьехи, строчку из которой вы видите в заголовке. Она была посвящена подвигу двух советских пилотов-испытателей, которые ценой собственной жизни увели от жилых кварталов падающий на город самолет. История эта реальна, она произошла в 1966 году в окрестностях Берлина, и до сих пор является примером истинного мужества. Но не все знают, что подобный случай задолго до событий в Германии произошел и в Новосибирске. Это случилось в разгар войны – летом 1943 года…

Как известно, в годы войны Новосибирск являлся одним из центров самолетостроения – на заводе имени Чкалова шло массовое производство истребителей Як. Поэтому, самолеты в небе над Новосибирском во время Великой Отечественной были совершенно обычным явлением – здесь их собирали, здесь же они и проходили первый облет перед отправкой на фронт.

- В Новосибирске, куда мы с матерью переехали после начала войны, самолетов хватало. Громадный авиационный завод им. В.П. Чкалова выпускал истребители конструкции Яковлева, и в хорошую погоду над городом гудело небо, везде носились голубые снизу, зеленые сверху Яки, даже выполняли пилотаж, - писал в своих воспоминаниях Борис Орлов, в те годы бывшей еще мальчишкой, а затем ставший известным летчиком-испытателем. - Видимо, в военное время не очень-то придерживались правила, запрещающего пилотаж над населенными пунктами. А я и мои друзья, Алька и Васька, во все глаза смотрели на самолеты, частенько забравшись на крышу нашего двухэтажного дома все поближе к небу, жалея, что нам еще долго ждать того дня, когда можно будет поступить в летчики.

Один из множества таких полетов был назначен на 10 июля 1943 года. За штурвал новенького истребителя Як-7Б в тот день сел летчик-испытатель Василий Старощук. Ничего не предвещало беды.

Прерванный полет

Самолет в умелых руках пилота послушно выполнил почти все элементы программы испытательного полета, Старощук уже готовился уходить на аэродром. Но случилось непредвиденное – у Яка внезапно отказал двигатель, и все попытки завести его результата не дали. Истребитель при этом находился над домами в центре Новосибирска, и на принятие решения у пилота были считанные секунды.

Василий Старощук понял, что увести истребитель от жилых кварталов не удастся. Но что же делать? Самолет стремительно падал, здания на Красном проспекте становились все ближе… Пилот рассчитывал только на одно – что ему повезет, и он сможет дотянуть Як до площади Ленина и посадить его там. Старощук выпустил шасси и готовился к вынужденной посадке, но не смог долететь до площади каких-то пару сотен метров. Гибель была неминуема, но перед смертью летчик совершил невозможное – истребитель упал и взорвался между домами на Красном проспекте, не зацепив ни одного из них. Он врезался в землю посередине проспекта, рядом с перекрестком с улицей Фрунзе.

- Однажды гул мотора перешел в пронзительный вой, окончившийся глухим ударом, над крышами взметнулся столб черного дыма. Самолет упал на центральной магистрали Новосибирска, Красном проспекте, недалеко от нашей улицы, - так описал момент катастрофы Борис Орлов в своих "Записках летчика-испытателя". - Через несколько минут мы уже были на месте катастрофы, смотрели на большую, еще дымившуюся яму, узнали, что летчик разбился вместе с самолетом. Через много лет мне стало известно, что это был заводской летчик-испытатель Василий Старощук. Жаль было погибшего летчика, но страх перед самолетами не появился, и этот случай не охладил моего желания быть авиатором.

Только мастерство и самоотверженность пилота оградило Новосибирск от страшных последствий – ведь врежься машина в дом, количество жертв могло бы исчисляться десятками. А так, погибший был только один – летчик-испытатель Василий Илларионович Старощук, воспитанник Новосибирского аэроклуба. Посмотрите сейчас на Красный проспект, на место падения, на аллею и расстояние от нее до домов. Тогда, наверное, вы поймете, насколько отчаянным и невероятным был последний полет героя…

Памятник спустя... 60 лет

Как ни странно, о подвиге Василия Старощука страна так ничего и не узнала. История об упавшем истребителе быстро стала городской легендой, а вот на официальном уровне ЧП старательно замалчивалось. Могила пилота тоже не сохранилась – он был похоронен на несуществующем ныне кладбище, место которого занимает теперь парк Березовая роща. Текли годы, и со временем подвиг Василия Старощука едва окончательно не превратился в миф. Но справедливость все-таки была восстановлена.

- Василий Старощук был воспитанником нашего аэроклуба, и мы долгое время добивались того, чтобы ему был установлен памятник в Новосибирске, - говорит Людмила Власенко, заведующая музеем авиации имени А.И. Покрышкина. – Сделать это было непросто по ряду соображений, даже первоначальный проект пришлось поменять. Однако в итоге нам все-таки удалось добиться своего. Памятник был установлен к 60-й годовщине подвига Василия Илларионовича, трагически оборвавшего его жизнь. На открытии его сын Владимир присутствовал… А в нашем музее достойное место среди экспонатов занимают фотографии пилота, его документы, а также подлиная реликвия - летный шлем Василия Старощука.

Таким образом, память о героическом летчике, пожертвовавшему своей жизнью ради десятков жизней горожан, была увековечена в Новосибирске только в 2003 году. Стелла с памятной табличкой и венчающей ее парой стальных крыльев стоит на аллее Красного проспекта, чуть в стороне от настоящего места падения – там теперь проходит проезжая часть.