2015-02-04T05:08:57+03:00
Комсомольская правда
482

Куда нам девать четыре миллиона безработных мигрантов

На стройках в России, похоже, начинаются массовые увольнения гастарбайтеров. Экономисты-пессимисты предсказывают, что к весне до 4 миллионов трудовых мигрантов у нас останутся без работы. В редакции «Комсомольской правды» политологи, общественные деятели и экономисты попытались решить сообща: что с этим делать?

Настоящий шквал читательских обращений накрыл редакцию после материала «Кончилась в Москве работа, а домой нам неохота», который «Комсомолка» опубликовала 17 ноября. С помощью экспертов мы пытались разобраться: чем займутся трудовые мигранты, оставшись в России без работы? Картина получилась безрадостная - назад они не хотят (на их родине с работой еще хуже), а здесь, оставшись без денег, потихоньку пополняют криминальные ряды. Практически сразу после публикации в редакцию позвонил председатель Исламского комитета России Гейдар ДЖЕМАЛЬ, который предложил нам вместе еще раз подумать над этим вопросом. Помимо него, в гости к нам пришли председатель президиума Института проблем глобализации Михаил ДЕЛЯГИН, член Общественной палаты, ведущий программы «Судите сами» на Первом канале Максим ШЕВЧЕНКО и экс-министр экономики Таджикистана (именно из этой страны к нам едет больше всего гастарбайтеров) Давлат УСМОН.

Безработные гастарбайтеры в безработной стране

Гейдар ДЖЕМАЛЬ:

- Тема трудовых мигрантов во время кризиса становится одной из наиболее эксплуатируемых. Причем эксплуатируемой не всегда добросовестно. Мигранты рисуются как некая толпа варваров, которая, лишенная рабочих мест и заработка, превратится в деструктивную орду, которая будет грабить, насиловать и убивать. Встает вопрос о том, что мигранты могут быть выброшены со своих трудовых мест, лишены зарплаты и насильственно выдворены из России. Эта идея нанесет колоссальный ущерб интересам России. Во-первых, это приведет к коллапсу целых отраслей экономики. Во-вторых, сама идея, что мигранты отнимают у кого-то трудовые места, бредовая. Потому что они работают как раз на тех трудовых местах, которые ни один россиянин занимать не будет. В-третьих, высылка мигрантов в свои республики, скорее всего, приведет эти страны к дестабилизации, а возможно, даже и обвалу экономик. Новые режимы будут откровенно антимосковские и откровенно криминальные.

Михаил ДЕЛЯГИН:

- В России до начала кризиса было 12 миллионов мигрантов, из которых чуть больше миллиона легализованы. Из этих 12 миллионов человек 6,5 миллиона работают в строительстве. То есть в отрасли, которая подвержена наибольшему удару кризиса. Например, из моего окна видно девять кранов, из которых работает один. Из этих 6,5 миллиона человек, занятых в строительстве, примерно 1 миллион останутся на стройках, которые будут продолжаться при любых обстоятельствах. Это дороги, мосты, имиджевые проекты федерального значения. Около 1,5 миллиона найдут другую работу или уедут сами. Но примерно 4 миллиона мигрантов могут остаться на улице. При этом не стоит забывать, что государство в первую очередь отвечает за интересы граждан своей страны! А уж потом остальных... В России будет огромная проблема в поселках городского типа и в малых городах, где есть одно, два, три предприятия, которые являются градообразующими. Уже сейчас такие предприятия переходят на 3 - 4-дневную рабочую неделю...

Мигранты губят две страны: свою и чужую

Михаил ДЕЛЯГИН:

- Мигранты испортили наш рынок труда. Еще 15 лет назад дворники в Москве состояли из татар и местных подрабатывающих жителей. Сейчас приезжает огромное количество людей, согласных на любую работу буквально за миску еды. Местное население не готово работать за копейки. После этого нам начинают рассказывать, что русские работать не умеют, не хотят и спиваются.

Но на самом деле это вовсе не означает, что эта работа столько стоит. Это массированный демпинг на рынке труда!

Наконец, происходит рост преступности. Я приведу официальное заявление представителей правоохранителей по Москве. За первых три квартала, то есть до перехода кризиса в острую фазу, жилищное строительство уже начало сокращаться. Многие мигранты-строители оказались на улице. Но, поскольку заработать тогда еще можно было, общество этого не заметило. Однако это отразилось на некоторых преступных проявлениях. Рост изнасилований с января по октябрь в Москве составил 30 процентов. А доля изнасилований, совершенных мигрантами, выросла с 42 до 52 процентов.

Максим ШЕВЧЕНКО:

- Само слово «мигранты» кажется мне оскорбительным применительно к тем людям, которые согласно закону являются соотечественниками. Мне непонятна проблема, когда таджики, узбеки, казахи, украинцы, молдаване называются легальными или нелегальными мигрантами. Слово «мигранты» лишает этих людей человеческого содержания, достоинства. Россия должна давать приоритетное право для въезда этих людей, мы заинтересованы в том, чтобы люди из государств бывшего СССР приезжали в нашу страну.

Давлат УСМОН:

- Рабочих рук тоже не хватает в Таджикистане. Но условия, которые возникли после распада СССР, вынудили этих людей ехать в Россию. Так начался отток рабочих рук из Таджикистана. Заработки у нас не превышают 200 - 250 долларов. Сегодня от трудящихся в России таджикских рабочих в Таджикистан поступает более 2 миллиардов долларов. Это 38 - 40 процентов ВВП страны. По официальным данным, 650 тысяч человек из республики на данный момент являются мигрантами, 93 процента из них - в России. До августа - сентября не было заметно, но в сентябре переводы от мигрантов сократились на 50 - 60 процентов. Если так и будет продолжаться, это очень сильно повлияет на экономику и на ситуацию в регионе... Я думаю, что одним из приоритетов российской экономики и российского правительства сейчас является подъем сельского хозяйства. Трудовых мигрантов-строителей нужно направить в сельское хозяйство. Тем более у многих есть большой опыт работы в этой отрасли. Это очень удобный момент. Есть еще один путь решения проблемы. В Таджикистане находятся военные базы России, и российский капитал там более защищен от риска. Если активизируются инвестиции российского капитала в таджикскую экономику, народ начнет возвращаться.

Профсоюз или депортация?

Михаил ДЕЛЯГИН:

- Первое, что нужно сделать, это хотя бы провести перепись. Нужно отменить приказ МВД, который запрещает милиции доступ на стройки. Этот приказ МВД превращает строительные площадки в экстерриториальные объекты, на которых не действуют законы не только РФ, но и никакие законы вообще. Такое ощущение, что скоро в этих элитных домах заведутся собственные привидения. Когда на стройке погибают люди, об этом очень часто никто ничего не знает.

Если бы действительно соблюдалось трудовое законодательство и люди бы получали те деньги, которые им положены, то, наверное, тогда бы часть спроса на трудовые ресурсы удовлетворялась бы за счет российской рабочей силы. Но пока это невозможно. Потому что чиновникам проще «сэкономить» на мигранте, отдавая ему 50 - 70 процентов зарплаты.

Государство должно иметь возможность переориентации и перебрасывания рабочих из мегаполисов в регионы. Кроме того, нужно отдать должное, многие рабочие бригады получили квалификацию за эти годы. Но те, кто отказывается в условиях кризиса работать в регионах, должны быть депортированы. Квоты необходимо закрыть. Потому что закон об увеличении квот еще на 3,9 миллиона человек в 2009 году - это катастрофа. И для мигрантов, и для граждан России.

Гейдар ДЖЕМАЛЬ:

- Необходимо создать комитет по антикризисным мерам, касающимся мигрантов. Необходимо создать общественный фонд для спонсирования общественно полезных, государственно необходимых работ, на которых можно было бы задействовать рабочую силу, высвобождающуюся на тех производствах, которые закрываются. Но для этого необходимо вмешательство государства на самом высоком уровне. Нужно вывести трудовые ресурсы мигрантов из-под контроля частного бизнеса, который их жестко эксплуатирует, который пользуется их бесправием. И, наконец, что очень важно, необходим ПРОФСОЮЗ мигрантов. Чтобы эти люди были структурированы юридически и организационно для защиты своих прав. Это должен быть профсоюз именно мигрантов.

Михаил ДЕЛЯГИН:

- Если мы просто вышлем всех жителей Средней Азии и Закавказья, мы получим серию войн там. Потому что огромное количество молодых мужчин, которым нечего делать и нечего есть. Здесь необходим комплексный подход. Через развитие производительных сил должно быть, не побоюсь этого слова, экономическое планирование. Не как в Советском Союзе, а как это было во Франции, как это было в Германии, в Японии в 50 - 60-х годах. Необходимо восстановление инфраструктур. Потому что иначе Средняя Азия по крайней мере из подбрюшья России быстро станет экономической частью Китая. В Киргизии, Узбекистане, Казахстане экспансия Китая очень сильна, очень заметна, очень ощутима.

Максим ШЕВЧЕНКО:

- Мне приходилось встречаться в Париже с арабами, которые там родились и получили образование. Это высокообразованные люди, это ученые, это интеллектуалы, авангард как арабской нации, так и французской. Они сознают свою идентичность, но они поднимают внутреннюю мобильность свою как людей на совершенно иной уровень. Нельзя сказать, что таджики, которые сюда приехали, навсегда потеряны для Таджикистана. Но это авангард, который практически обречен преобразить будущее таджикского народа, пройдя через некий опыт, опыт миграции, опыт, если угодно, 40 лет Моисеевых в пустыне. Архаический народ, который сидит на месте, обречен оставаться на задворках истории. Издержки, боль на этом пути неизбежны.

ПРОТЕСТ

Приезжие уже бастуют

Разведя костры на улице в Екатеринбурге, 250 гастарбайтеров-строителей ждут зарплату, которую не видели три месяца

- Нам есть нечего, за квартиру платить нечем, люди с разных концов города пешком идут - даже на проезд денег нет! - кричат 250 рабочих. Нанявшись на стройку в Екатеринбурге, они надеялись посылать семьям хотя бы по 100 долларов в месяц. Однако голодным и промерзшим работягам из стран бывшего Союза зарплату не дают уже 3 месяца.

Вдобавок закончилась работа - нет стройматериалов. Работяги забили последний гвоздь, сели на плиты, разожгли костры и написали заявление в милицию.

- Если уйдем домой, завтра нас сюда не пустят, - тяжело вздыхает руководитель бастующей бригады Авасбек МУХАЕВ. - Да идти-то некуда. Из-за долгов многих выгнали со съемных квартир. Сидим здесь, греемся у костров. Только вот курить очень хочется. Невыносимо просто!

- У меня нет денег, - разводит руками директор строительной компании «Альфа-Строй» Виктор САГАЙДАК. - Решать проблему должны инвестор и заказчик. Сердце кровью обливается при виде голодных работяг. Сколько могу, даю им на еду из своего кармана. По три - пять тысяч в день. Получается по 10 - 20 рублей на брата...

Районная прокуратура обязала ООО «СКА» к 3 декабря рассчитаться с рабочими. Заказчик должен им 11 млн. рублей.

- Кризис тут ни при чем, - уверен председатель таджикской диаспоры в Екатеринбурге Фарух МИРЗОЕВ. - Он начался только в октябре, а зарплату ребята не видели с августа. У компаний-застройщиков, несомненно, есть деньги, они просто хотят подстраховаться и сэкономить.

- С начала кризиса уже семь с половиной тысяч людей в нашем регионе остались без работы, - рассказал руководитель ГУВД Свердловской области генерал-майор Михаил НИКИТИН. - Мы проводим проверку. Если выяснится, что деньги у заказчика есть, но он просто крутит ими, заведем уголовное дело.

Игорь ЧУКРЕЕВ («КП» - Екатеринбург»)

ОПРОС KP.RU

В любой дискуссии о миграции всплывает устойчивая словоформа «непрестижная работа». Якобы существует круг профессий, куда коренные жители не идут ни за какие коврижки. Например, дворники. В среднем уборка одного участка стоит 8 тысяч рублей в месяц. Один дворник обычно обслуживает три участка, итого - 24 тысячи рублей. В связи с этим мы и обратились к читателям сайта kp.ru с вопросом:

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Мигранты вывезут Россию из кризиса по новым автобанам?

В последние годы в России довольно благодушно смотрели на массовую трудовую миграцию и видели в ней исключительно положительные стороны. Даже лозунг такой появился: «Миграция - двигатель экономики». Но вот как работал этот двигатель, никто толком не интересовался, пока не начался мировой кризис. Оказалось, что на рынке труда болтается социально незащищенная, дезорганизованная масса народа, за которую толком никто не отвечает. Как всегда, проблема провалилась в прореху между федеральными ведомствами и местными властями. Есть очень интересные вопросы, касающиеся гастарбайтеров, но задать их некому. Например: сколько гастарбайтеров оказалось на улице из-за сокращения строительства? Сколько уехало? Сколько приедет? Знают ли в странах-донорах, что у российского рынка труда, мягко говоря, изменились запросы? Нет ни внятного учета, ни внятной статистики, и, самое главное, традиционно не на кого возложить ответственность. Если в сытые, благополучные годы гастарбайтеры были для наших бизнесменов недорогой и нетребовательной рабсилой, то во время финансовых неурядиц просто смешно ждать от предпринимателей по отношению к бесправным мигрантам так называемой социальной ответственности. Эту ответственность бизнес с купеческим размахом переложил на плечи общества. У нас нет договоров о реадмиссии* со среднеазиатскими странами СНГ, поэтому оплачивать депортацию оставшихся без работы мигрантов придется государству и налогоплательщикам. Можно представить, во сколько это обойдется... Но есть другой выход. Как обычно, инициатива пришла снизу: организовать гастарбайтеров в... профсоюз.

Такой профсоюз, если он заработает, будет единственным инструментом, который поможет решить сразу несколько проблем. Во-первых, в другой тональности будут идти разговоры с нечистоплотными работодателями. Во-вторых, снизится вероятность ухода гастарбайтеров в криминал и, кроме ФМС, появится еще один контролирующий миграцию орган, пусть и общественный. Но самое главное, огромную трудовую армию, оставшуюся без работы, можно будет направить в «горячие экономические точки» - сельское хозяйство и дорожное строительство. А если государство сообразит взять на себя финансирование этих проектов, результаты могут удивить всех: как было не раз в истории XX века, именно по новым дорогам и автобанам экономики самых разных стран выходили из кризисов прочь.

* Реадмиссия - согласие государства на прием обратно на свою территорию своих граждан, которые подлежат депортации из другого государства.

Дмитрий СТЕШИН

Кризис и гастарбайтеры: что делать?. Экономисты-пессимисты предсказывают, что к весне до 4 миллионов трудовых мигрантов у нас останутся без работы. Политологи, общественные деятели и экономисты попытались решить сообща: что с этим делать?

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24